Второе «ты» в песнях Майкла: слово «thee»

02
Майкл исполняет «Will you be there»
Встретив в некоторых песнях Майкла Джексона («Will You Be There», «Who Is It», «The Lost Children») староанглийское местоимение thee, я невольно задалась вопросом о причинах его там появления. Ведь у Майкла, по моему глубокому убеждению, ничто не бывает случайным, слишком тщательно он работает над своими творениями. Чтобы лучше понять его песни, попробуем проанализировать их с точки зрения стилистики.

Для начала несколько слов о самом местоимении. Thee (тебя, тебе) – форма родительного падежа местоимения thou (ты) в английском на сегодняшний день является устаревшей, и кроме того, сильно маркированной – в словаре имеет помету «поэт.». А поэтическая лексика является очень высокой лексикой с точки зрения стилистической принадлежности.

«Как известно, в английском языке в настоящее время для обозначения второго лица, как во множественном, так и в единственном числе используется исключительно местоимение you. Известно также, что такое положение вещей существовало далеко не всегда: на протяжении нескольких столетий для обращения к одному собеседнику параллельно употреблялись два местоимения: thou и you. Однако нельзя сказать, что они взаимозаменяемы: местоимение you является более нейтрально-вежливым, в то время как thou представляет собой стилистически маркированный знак. Маркированность эта имеет двойной характер. С одной стороны, данное местоимение употребляется по отношению к очень близкому другу, любимому человеку, наконец, Богу; с другой стороны, оно может иметь пейоративный, уничижительный смысл«. (Бухтояров С. И. «Некоторые аспекты переводов пьес Шекспира с точки зрения семиотики»).

Здесь можно провести параллель с местоимениями в русском языке, где «ты» также употребляется в общении между близкими людьми, в обращении к Богу, и в уничижительном смысле – «эй, ты, такой-сякой разэтакий» при обращении к незнакомому, например.

Кроме того, в XV веке это местоимение было использовано для различения множественного и единственного числа при переводе текста Библии с греческого и иврита. В настоящее же время в Священном Писании оно используется исключительно для обращения к Богу в знак уважения и почтения, а также как показатель интимности момента.

В песне «Will You Be There», которая может быть интерпретирована как обращение к Творцу, своеобразная песня-молитва, староанглийское местоимение используется как обращение именно к Богу.

Но в «Lost children» и в «Who is it» Майкл явно обращается не к Создателю, а к кому-то другому. Так к кому он обращается и зачем заменяет обычное английское you на устаревшее thee?

Самое простое объяснение, которое мне пришло в голову – Майкл был хорошо знаком с творчеством Шекспира, который повсеместно употребляет это местоимение.

Уильям Шекспир
Уильям Шекспир

Сходная с «Who Is It» история расставания описана Шекспиром в 89 сонете:

Say that thou didst forsake me for some fault, / Скажи, что ты покинула меня из-за какого-то проступка And I will comment upon that offence; / И я приму на себя любую вину.

Speak of my lameness, and I straight will halt, / Скажи, что все из-за моего недостатка – и я тут же начну запинаться,

Against thy reasons making no defence. / Против твоих обвинений нет защиты

Thou canst not, love, disgrace me half so ill, / Ты не сможешь, любимая, унизить меня даже наполовину того,

To set a form upon desired change, / Чтобы обосновать изменение наших отношений,

As I’ll myself disgrace: knowing thy will, / Как я сам готов унизиться, зная, что ты этого желаешь.

I will acquaintance strangle and look strange, / Я задушу память о тебе и буду выглядеть чужим,

Be absent from thy walks, and in my tongue / Не появляться там, где ты бываешь, и

Thy sweet beloved name no more shall dwell, / Твое милое, любимое мною, имя больше не будет жить у меня на устах,

Lest I, too much profane, should do it wrong / Чтобы я, такой неловкий, не смог произнести его по ошибке

And haply of our old acquaintance tell. / И случайно рассказать о нашем давнем знакомстве.

For thee against myself I’ll vow debate, / Из-за твоей вражды я прокляну сам себя,

For I must ne’er love him whom thou dost hate. / Ведь мне никак не может нравиться тот, кого ты ненавидишь.

(Перевод Марины Машкиной — nlmda)

Было бы очевидно, что песня имеет реминисцентную природу, если бы этот сюжет не был так распространен: любимая бросает лирического героя без объяснения причин, мужчина страдает и находится в отчаянии и недоумении от такого поступка своей возлюбленной. Таким образом, мы можем только предположить, что в «Who Is It» есть реминисценции на Шекспировский сонет.

А так как сюжет этот сильно распространен в поэзии, нет ничего удивительного, что можно провести параллели с другими произведениями. Например, с известной английской народной песней 16 века «Greensleeves» («Зеленые рукава»). «Зелёные рукава» — одна из знаменитых и популярных английских фольклорных песен, известна с XVI века.

Фрагменты сериала «Тюдоры» на музыкальном фоне «Greensleeves»

Мелодия, написанная анонимным композитором XVI века, стала основой для многочисленных вариаций. Кроме того, она упоминается Шекспиром, поэтому Майкл не мог о ней не знать.

С большой долей вероятности считается, что песня была написана Генрихом VIII в период ухаживания за Анной Болейн, на которой он впоследствии женился. Лирический герой сетует на то, что возлюбленная его отвергает, несмотря на то, что он готов на все ради нее. В песне очень подробно описываются все шелка и драгоценности, которые лирический герой подарил даме, сокрушаясь, что дама этого не оценила.

Нотная запись "Greensleeves"
Нотная запись «Greensleeves»

I bought thee kerchiefs for thy head,

That were wrought fine and gallantly;

I kept thee both at board and bed,

Which cost my purse well favoredly./

Я покупал тебе

Изящные и нарядные головные платки.

Я давал тебе еду и крышу над головой,

Которые немало стоили моему кошельку.

Кадр из видеоклипа "Who is it"
Кадр из видеоклипа «Who is it»

Сравним, как эти строки во многом перекликаются с «Who is it»:

I gave her money / Я тратил на нее деньги

I gave her time / Я тратил время

I gave her everything inside one heart could find. / Я отдал ей все, что только можно отыскать в человеческом сердце

I gave her passion / Я дарил ей страсть

The very soul / Всю глубину своей души

I gave her promises / Я давал ей обещания

And secrets untold / И поверял самые сокровенные секреты.

Но, конечно, песня Майкла на несколько порядков более глубокая. Здесь речь не идет о материальном, о мелочном, о земном. В этой песне показана духовная близость двух любящих людей, здесь трагедия брошенного мужчины исполнена такой глубины, что буквально разрушает его духовный мир:

I am the damned / Я – проклят

I am the dead / Я – мертвец

I am the agony inside / Я – агония

The dying head / В голове умирающего.

Это слова не просто отчаяния, это наивысшая точка безысходности, когда человек не хочет жить, не ощущает себя живым.

Итак, первое объяснение использование местоимения thee в песнях Майкла Джексона – это реминисценции из классики, возможно, из Шекспира, возможно, из английского фолка, ведь во всей средневековой английской литературе употребляется два местоимения thou и ye (you) вместо одного you.

05
Кадр из видеоклипа «Who is it»

Второе объяснение проистекает из первого, они взаимосвязаны, и первое совершенно не может существовать без второго. И именно о втором объяснении употребления этого местоимения я изначально и планировала написать статью. Оно заключается в том, что использование местоимения thee является стилистическим приемом, который обогащает и расширяет культурологический контекст этой песни и углубляет трагедию героя, которая превращается из банальной истории (от кого в жизни девушка не уходила) в настоящую драму, наполненную глубоким психологизмом, в театр одного актера, в трагедию на уровне шекспировской классики.

Так как это местоимение явно стилистически маркировано, то оно очень требовательно к общему стилю произведения, оно является частью поэтической лексики и вся стилистика произведения должна ей соответствовать, иначе можно говорить (о ужас!) о стилистической ошибке.

Ироничное употребление выражения “woe to smb” (горе тому, кто…, в словаре с пометой «шутл.») допускается в разговорном стиле, но Майклу тут не до шуток. Следовательно, тексты этих песен, кроме этого местоимения, должны содержать другую высокую лексику, иметь определенное синтаксическое построение, т.е. соответствовать высокому стилю. Постараемся доказать, что оно является дополнительным стилистическим приемом, усиливающим торжественность и пафос всего произведения.

Попробуем поискать другие особенности высокого стиля.

Who Is It / Кто он?

I gave her money / Я тратил на нее деньги

I gave her time / Я тратил время

I gave her everything / Я отдал ей все,

Inside one heart could find / Что только можно отыскать в человеческом сердце

I gave her passion / Я дарил ей страсть

My very soul / Всю глубину своей души

I gave her promises / Я давал обещания

And secrets untold / И поверял свои сокровенные тайны

And she promised me forever / И она пообещала мне наше «навсегда»

And a day we’d live as one / И день, который мы проживем как одно целое

We made our vows / Мы поклялись,

We’d live a life anew / Что начнем жизнь заново

And she promised me in secret / И она втайне пообещала мне

That she’d love me for all time / Что будет любить меня вечно

It’s a promise so untrue (c пометой книжн. во 2 знач.) / Обещание оказалось ложью

Tell me what will I do? / Что мне теперь делать?

And it doesn’t seem to matter / И это кажется неважным

And it doesn’t seem right / И это все неправильно

‘Cause the will has brought no fortune / Потому что желание не приносит удачи

Still I cry alone at night / Пока я провожу ночи в слезах

Don’t you judge of my composure / Не судите по моему спокойствию

‘Cause I’m lying to myself / Ведь я лгу сам себе

And the reason why she left me / Почему она ушла?

Did she find someone else? / Она нашла себе кого-то другого?

(Who is it?) / Кто он?

It is a friend of mine / Мой друг?

(Who is it?) / Кто он?

Is it my brother? / мой брат?

(Who is it?) / Кто он?

Somebody hurt my soul / Кто-то ранил мою душу

(Who is it?) / Кто он?

I can’t take this stuff no more / Я не могу больше все это выносить

I am the damned / Я – проклят

I am the dead / Я – мертвец

I am the agony inside / Я – агония

The dying head / В голове умирающего

This is injustice / Это несправедливо

Woe unto thee / О, горе тебе

I pray this punishment / Я молю, чтобы это наказание

Would have mercy on me / Не было слишком суровым

And she promised me forever / И она поклялась мне навечно

That we’d live our life as one / Что мы будем жить как одно целое

We made our vows / Мы давали клятвы

We’d live a love so true / В истинности нашей любви

It seems that she has left me / Она оставила меня

For such reasons unexplained / Даже не объяснив причины

I need to find the truth / Мне нужно узнать правду

But see what will I do? / Но видите, что я делаю?

And it doesn’t seem to matter / И это кажется неважным

And it doesn’t seem right / И это все неправильно

‘Cause the will has brought no fortune / Потому что желание не приносит удачи

Still I cry alone at night / Пока я провожу ночи в слезах

Don’t you judge of my composure / Не судите по моему спокойствию

‘Cause I’m bothered everyday / Мне докучают каждый день

And she didn’t leave a letter / Она не оставила даже письма

She just up and ran away / Просто вскочила и убежала

Нужно сказать, что с этой песней все не так просто. Она написана, конечно, в высоком стиле. В тексте очень много высокой лексики (vows, untrue, woe unto thee, синтаксис сложен, витиеват, что тоже является особенностью высокого стиля (I pray this punishment Would have mercy on me). Но тут неожиданно «встревают» (другого слова я не нахожу) слова низкой стилистической окраски (stuff, just up, cause). Песня исполнена трагического пафоса – герой негодует, отчаивается, проклинает. Такое ощущение, что очень образованный интеллигентный человек, которому доступна глубина настоящего чувства, сокрушается и воздевает руки к небу “woe unto thee”, но потом прорывается раздражение, и герой скатывается до низкой лексики – «сколько я уже буду терпеть эту ерунду?», «Она просто взяла и оп… сбежала…»

Его чувство, его эмоции получают развитие, он не просто статичный трагический герой, но живой человек со своими слабостями. Все его переживания как на ладони, его более чем можно понять. Тогда, получается, смешение лексики разных стилей является здесь особым стилистическим приемом? Очень даже возможно.

Таким образом, местоимение thee вписывается здесь в общую картину трагедийного пафоса, и не просто thee, а устойчивый староанглийский оборот “woe unto thee”, который еще более требователен в плане стиля, нежели отдельно стоящее местоимение. Он углубляет культурный контекст, отсылает нас к Писанию (откуда родом это выражение), к Шекспиру и прочим английским поэтам средневековья и английскому фолку. Кроме того, это выражение еще более усиливает высокую стилистическую окраску данной песни.

То, что попадаются слова разговорной лексики, можно объяснить тем, что Майкл уделял фонетической стороне текстов много внимания, и вот эти «баги» могут быть просто «подгонкой» под размер – «cause» вместо «because», «just up» выражает стремительность ухода (оп… и ушла), кроме того, коротко звучит. То есть тут можно говорить как о «сознательном» стилистическом приеме, так и о случайной неточности.

По поводу «сознательности» стилистических приемов хочется сказать отдельно. То, какие особенности мы, проанализировав, нашли в текстах, совершенно не означает, что автор намеренно их туда помещал. Я думаю, что Майкл делал это неосознанно, точнее, по наитию, повинуясь вдохновению, поскольку он много раз признавался, что музыка у него «пишет сама себя», ему остается только «не мешать ей». Но огромные фоновые знания Майкла, я уверена в этом, сделали свою работу за него.

Тут просто нельзя говорить о том, что он совершенно случайно взял и вставил «яркое словечко». На мой взгляд, употребление thee обусловлено общим настроением и общей стилистикой песни. К тому же, оно очень красиво звучит, а для Майкла важна была красота звучания, поскольку музыка в его творчестве явно важнее текстов, и я также отдаю себе в этом отчет.

Так как местоимение thee употребляется в трех песнях Майкла, о «Will You Be There» отлично написано моими коллегами, я остановлюсь подробней, кроме «Who Is It», на замечательнейшей The Lost Children.

Нотная запись "The lost children"
Нотная запись «The lost children»

В этой песне поется о потерянных детях, о потерянном ребенке в каждом из нас. Она в высшей степени трагична, но грусть ее светла, трагичность этой песни, несмотря ни на что, полна надежды. Надежды на то, что любовь к детям, которая еще спит во многих взрослых, все-таки проснется, и в том числе проснется любовь к своему внутреннему ребенку.

Песня очень торжественная, но торжественная не официально, а внутренне; искрящаяся радостью и болью одновременно. Она благословляет, заставляет грустить и радоваться, возвышает, успокаивает и примиряет.

«The Lost Children», несомненно, написана в высоком стиле. И местоимение thee появляется именно в кульминационный момент песни, когда накал чувств достигает своего апогея. Попробуем разобраться с тем, к кому обращается Майкл и почему.

The Lost Children / Потерянные дети

We pray for our fathers, pray for our mothers / Мы молимся за отцов, молимся за наших мам

Wishing our families well / Желая добра нашим семьям

We sing songs for the wishing, of those who are kissing / Мы поем для тех, кто делится пожеланиями, для тех, кто целует друг друга

But not for the missing / Но они не пропали без вести

So this one’s for all the lost children / Эта песня для всех потерянных детей

This one’s for all the lost children / Она – для всех потерянных детей

This one’s for all the lost children, wishing them well / Мы поем ее для всех потерянных детей, желая им добра

And wishing them home / И желая им обрести свой дом

When you sit there addressing, counting your blessings / Когда вы здесь сидите, произнося речи, радуясь своей удаче

Biding your time / Убивая время

When you lay me down sleeping and my heart is weeping / Когда ты укладываешь меня спать, мое сердце обливается слезами,

Because I’m keeping a place/ Потому что я храню в нем место для…

For all the lost children / Всех потерянных детей

This is for all the lost children / Оно для всех потерянных детей

This one’s for all the lost children, wishing them well / Мы поем для всех потерянных детей, желая им добра

And wishing them home / И желая им быть дома

Home with their fathers, / Дома, со своими отцами,

Snug close and warm, loving their mothers / Согретыми уютом и теплом их любящих мам

I see the door simply wide open / Я видел дверь, она широко открыта

But no one can find thee / Но никто не может найти тебя.

So pray for all the lost children / Так молитесь за всех потерянных детей

Let’s pray for all the lost children / Давайте помолимся за всех потерянных детей

Just think of all the lost children, wishing them well / Просто подумайте обо всех потерянных детях, желая им добра

This is for all the lost children / Эта песня для всех потерянных детей

This one’s for all the lost children / Она для всех потерянных детей

Just think of all the lost children / Просто подумайте обо всех потерянных детях

Wishing them well and wishing them home / Желая им добра и желая им обрести свой дом.

В песне используется большое количество высокой лексики (pray, biding, weeping, blessing), синтаксическое построение также говорит о том, что произведение принадлежит к высокому стилю. Низкой, разговорной лексики в песне нет и быть не может, поскольку тут затрагиваются чувства очень светлые и очень значимые для каждого человека, низкая лексика только оскорбит их.

Thee здесь, судя по словарю, является обращением к близкому другу, к ребенку. «Дверь открыта, но никто не может найти тебя». Это кульминация, момент отчаяния, Майкл поет здесь очень высоко, почти на пределе. Вот это староанглийское «тебя» – обращение именно к одному человеку. Одному! Может быть, к каждому из нас? Может быть, к внутреннему ребенку в каждом из нас? У меня возникает больше вопросов, чем ответов.

При первом прослушивании может показаться, что Майкл поет “No one can find me”, но увидев текст песни, удивляешься, какая происходит метаморфоза со смыслом, когда местоимение me меняется на thee. Майкл заставляет каждого соучаствовать ему, почувствовать это отчаянное, беспросветное одиночество потерянного ребенка. Ведь не могут найти тебя.

Автопортрет Майкла.
Автопортрет Майкла.

И это одиночество осталось бы беспросветным, если бы дальше не шли слова So pray for all the lost children (помолитесь за всех потерянных детей) – слова надежды, вытаскивающие из непроглядного одиночества – может быть, потерянных детей все-таки найдут, и они, наконец, обретут свой дом (wishing them home).

Thee является кульминационным моментом в этой песне, именно на это местоимение делает акцент Майкл, вкладывая в него столько смысла, сколько может вместить это маленькое словечко. И у каждого, кто слушает эту песню, смысл – свой, выстраданный. Кто же из нас не потерян…

Если подвести итог всему вышесказанному, то, несомненно, местоимение thee не случайно появилось в таких сильных вещах, как «Will You Be There», «Who Is It», «The Lost Children», причем появилось в творчестве уже зрелого артиста, уже имеющего недюжинный опыт и кругозор. Оно несет особый смысл, отсылку к культурологическому и историческому контексту эпохи, а также задает высокий стиль песен, которые приобретают значительную смысловую глубину.

Отдельное спасибо Марине Машкиной — nlmda за поддержку, ценные советы и рецензирование.

UPD: Дополнение от Марины о «The Lost Children»: «Я добавлю еще несколько слов о Потерянных Детях. Обратите внимание на концентрацию ing’овых слов в тексте, здесь все — и причастия, и герундий, и длительное время — и все это я бы назвала особым стилистическим приемом.

Русское ухо вряд ли отреагирует на этот нюанс, но для англоговорящего это многократное повторение означает буквально «Сейчас, сейчас, сейчас! Пой с нами — сейчас, молись о потерянных детях — сейчас, заботься о детях, люби их — сейчас, пока они не стали потерянными!!»

Меня эта песня каждый раз отправляет прямиком к They Don’t Care About Us, к ее вступлению, в котором мы слышим голоса детей, играющих на улице, рядом проезжают машины, и похоже, что дети играют совсем не в детские игры — они потеряны родителями и обществом, они вырастут и попадут в тюрьмы, или умрут от передоза, или… но всем наплевать на это.»

Любовь Кузнецова

Санкт-Петербург, 2010

 

Одна мысль о “Второе «ты» в песнях Майкла: слово «thee»

Оставьте комментарий