«Гениальная дикция»

1Соавторы Майкла Джексона не раз говорили, что он не так уж много внимания уделял поэтическим текстам и часто писал их в последнюю очередь, буквально «на коленке». Тем удивительнее то, насколько точно эти тексты выражают послание, заложенное в песнях; насколько идеально они дополняют музыкальный шедевр, становясь не просто цепью слов, а дополнительной музыкальной линией. Виртуозность, с какой Майкл Джексон использовал звукопись и речь в музыке, изумительна и совершенно не изучена.

О звукописи и о владении речью в песнях Майкла размышляют Любовь Кузнецова и Елена Гарник.

Любовь Кузнецова:

В очередной раз слушая песни Майкла, поймала себя на мысли, что вслушиваюсь не столько в слова, сколько в звуки речи (особенно когда не понимаешь половину слов). Филологическая мысль понеслась дальше, и я вдруг поняла, что гениальность песен начинается с самого простого уровня — с фонетического — даже не добираясь до сознания, а прямиком шествуя в подсознание.

1Каждый звук для нас — это свой особый знак, несущий некую эмоциональную нагрузку: плавные и сонорные (р, л, м, н) очень мелодичные — ближе к гласным, их удобно петь, они гармоничны и приятны; шипящие и свистящие (ж, ш, ц, с, з) напоминают шипение змеи — они передают тревожность и некоторое раздражение, взрывные (п, б, г, к) — произносятся быстро, шумно и с напором (а в английском к тому же произносятся по-особенному: с придыханием) — они и воздействуют резкостью, взрывом (как видно из названия – взрывные) и напором (все помнят знаменитое майкловское «Ppart of me»). Когда таких звуков собирается достаточно много рядом в стихотворной строке, можно говорить об ассонансах, аллитерации, противопоставлении звуков и др. — специальных поэтических фигурах, которые называются общим красивым словом «звукопись».

При внимательном прослушивании это можно заметить и в лирике Майкла. Что еще раз подтверждает теорию, что для него все было музыкальным инструментом — не только голос, но и стихи. Только подумайте – стихи тоже были музыкальным инструментом!

Конечно, не во всех песнях это можно заметить, да и не нужно во всех – этот фонетический прием довольно сложен, с ним можно переборщить, но с тактом и чутьем Майкла, как вы понимаете, это невозможно – каждый звук на своем месте. Вслушайтесь и убедитесь сами.

В первую очередь обратимся к фонетически беспредельно выразительным стихам из песни «They don’t care about us».

Skin head
Dead head
Everybody
Gone bad
Situation
Aggravation
Everybody
Allegation
In the suite
On the news
Everybody
Dog food
Bang bang
Shock dead
Everybody’s
Gone mad

1Очень много взрывных и шипящих — s, d, g, b, k, sh, щелевой h. Слова односложные, отрывистые — Майкл поет их, интонационно выделяя как раз согласные. Получаются как будто удары, взрывы, сразу чувствуется настроение песни, даже если ты не понимаешь слов. Bang bang (звук выстрелов) это как раз звукоподражание в чистом виде. Экспрессивно, ярко – понимания отдельных слов уже и не требуется. Если обращаться к синтаксису, то мы видим, что полных предложений нет, только отдельные словосочетания, как будто человек просто идет и описывает двумя словами то, что он видит, то, о чем он думает, а думаем мы очень часто отрывочно, особенно, если злимся.

Теперь обратимся к «Scream». Именно эта песня стала для меня ключиком к данной теме:

Tired of injustice
Tired of the schemes
The lies are disgusting
So what does it mean
Kicking me down
I got to get up
As jacked as it sounds
The whole system sucks
Stop pressurin’ me
Just stop pressurin’ me
Stop pressurin’ me
Make me wanna scream
Stop pressurin’ me
Just stop pressurin’ me
Stop pressurin’ me
Make you just wanna scream

1Обратили внимание, какие звуки преобладают в этой песне? Здесь такое количество свистящих и шипящих — одного s только в Майкловой части первого куплета 15 штук (я посчитала). Чувствуете, как они с Джанет «расшипелись» — особенно в припеве — «sssstop pppressssssuring me»? Как змеи — злятся, шипят, угрожают. Просто прелесть.

А теперь послушаем «Keep the faith». Там очень четкий размер — причем двухсложный – скорее ямб. При прослушивании возникает такое ощущение, будто тебя очень сильно уговаривают, можно даже сказать «долбят», ненавязчиво так —

Believe in yourself
No matter what it’s gon’ take
You can be a winner
But you got to keep the faith

Тут минимум шипящих, больше всего плавных и сонорных — l, j, w, m, n и очень много гласных. Причем четкое чередование ударных и неударных слогов придает особую музыкальность стиху. Здесь это чрезвычайно важно, Майкл наверняка уделил этому много внимания. Для соула как раз характерна напевность.

В «Tabloid Junkie» непосредственный Майкл ребячится вовсю — если внимательно вслушаться, то в середине песни на фоне голосов, читающих заголовки статей, Майкл, передразнивая папарацци, делает нечто в этом роде «therjlcnsdmn sldkfuod» – как дети, показывающие язык и говорящие кому-то очень надоедливому «бе-бе-бе» — вслушайтесь, я была в восторге.

Speculate to break the one you hate
Circulate the lie you confiscate
Assassinate and mutilate
The hounding media in hysteria
Who’s the next for you to resurrect
JFK exposed the CIA
Truth be told the grassy knoll
The blackmail story in all your glory

Опять шипящие, свистящие и взрывные. И так почти во всех песнях, в которых он злится, что характерно. В «D.S.» например:

He out shock in every single way
He’ll stop at nothing just to get his political say
He think he bad cause he’s BSTA
I bet he never had a social life anyway

А как он выпевает «Dangerousss», как он тянет эту sss на конце…

1В «In the closet» очень много сочетаний st, они разбросаны по всему тексту. Какие ассоциации у нас возникают при звуках st? Как будто кто-то приложил палец к губам и говорит — тише, это секрет. То же с t — «Keep iT in the closeT» — так как t стоит в конце слова, то на него падает особое интонационное ударение, тем более Майкл его выделяет голосом, как будто говорит: «Тише, я вам расскажу по секрету то, что еще никому не рассказывал, только держите язык за зубами». Это потрясающе.

Еще пример. Думаете, случайно у Майкла девушка в песне «Liberian girl» именно либерийская? Ведь это так красиво, послушайте — [laibierien ge:l]. Он спел только одно слово — а уже целая песня — столько гласных и сонорных.

А в начале — полюбуйтесь:

(Naku penda piya — naku taka piya —
mpenziwe)
(I love you too — I want you too —
my love)
Liberian girl …

Тоже наверняка не случайно — очень гармонично — naku taka piya — это же птичка поет. Произнесите несколько раз вслух – настоящая африканская птичка!

Bad похожа на выяснение отношений двух матерых котов:

You know I’m baaaad, I’m baaaaad…

Гласный [эээ] тут поразительный — очень долгий и «противный» — как будто кричит настоящий разъяренный кошак.

В «Earth song» долгое протяжное [haaaaaah] с придыханием в припеве — стон истерзанной Земли и израненных войной и «цивилизацией» народов.

Отдельно хочу сказать о «Will you be there».

Hold me
Like the River Jordan
And I will then say to thee
You are my friend
Carry me
Like you are my brother
Love me like a mother
Will you be there?
When weary
Tell me will you hold me
When wrong, will you scold me
When lost, will you find me?

Очень много согласных L, других сонорных, много гласных, песня очень мелодичная и гармоничная. Ни мелодически, ни фонетически, ни ритмически эта песня абсолютно не похожа на его «баллады гнева». Это совершенное спокойствие и любовь.

Я не знаю, сознательно Майкл это делал или все это ему «само приходило» как человеку, тонко чувствующему гармонию, в любом случае, некоторые вещи наверняка были сделаны специально, в этом нет никакого сомнения. Впрочем, это и неважно на самом деле. Музыкальность этой речи абсолютна.

Елена Гарник:

1Звукописи в песнях MJ не просто много. Он очень активно использует ее как дополнительный инструмент в аранжировке — примерно это я имею в виду, когда пытаюсь говорить о «музыкальном использовании речи». Он артикулирует звуки очень по-разному — от острой «театральной» четкости до полной «смазанности», тянет одни согласные и проглатывает другие, вдруг «садится» на самые неудобные звуки, «выстреливает» эти самые взрывные так, что они и правда «взрываются», укладывает два слога в один удар или добавляет к конечному согласному «отзвук», чтобы один слог прозвучал как два удара — в общем, тысяча приемов.

Ради одной только передачи смысла так с речью не обращаются. Он сплетает из текста еще одну музыкальную линию, но это неевропейская музыкальность, и мы не привыкли это слышать в потоке музыки. Вот так же, как реплика «либерийской девушки» воспринимается не только через смысл («Я тебя люблю»), но и эстетически, как «птичье пение», — так же и вокал Майкла всегда играет еще одну, дополняющую роль. И это дополнительная роль вокала для MJ настолько органична и первична (он музыкант!), что временами она заслоняет собой роль «смысловую». И тогда начинаются шутки о «плохой дикции» MJ, потому что мы слишком привыкли воспринимать слова как элементы именно речи, а не музыки. У меня эти шутки вызывают досаду. Это не плохая дикция. Это гениальная дикция. Но — работающая не на текст, а на музыку.

Иногда, впрочем, эта «музыкальная эксплуатация речи» становится совсем уж очевидна. Приведу два очень ярких примера.

«Human Nature». Текст не написан Майклом, но это не важно: уверена, что не автор текста превратил строчку «does he do me that way» в неожиданный перезвон колокольцев. Впечатление настолько музыкальное, что я при первом знакомстве заподозрила, что там вообще не осмысленный текст, а какая-то «попевка» вроде тех, которыми джазовые вокалисты подражают инструментам (в джазе это называется «скат» — ред.). Ан нет, там текст, и не особенно «музыкальный» на первый взгляд, но Майкл поет его так, что он начинает звенеть всеми d и переливаться такими звуками, которых в нем даже вроде бы и нет, а бэк-вокалисты подхватывают в той же манере, и вот — то ли звон бокалов, то ли колокольчиков, то ли огни большого города перекликаются в ночи — красиво до полной потери воли, и «преследуемая» (по сюжету) девушка, думаю, обречена сдаться.

Другой очень музыкальный и очень красивый эпизод — «Heaven Can Wait». Там интереcный вокал, вокал-танец, вокал-ухаживание: голос то нежно и тихо вьется вокруг любимой, то отходит на шаг, чтобы показать свою силу во взлетающем прыжке. Похоже на брачный танец журавля. Весь текст — на сей раз, Майкла — очень удобный для пения, без жестких и «взрывных» сочетаний, много мягко звучащих согласных (впрочем, Майкл, как мы знаем, может спеть и мягко, и жестко всё, что ему понадобится). И среди всего этого — эпизод, когда мужской и женский голос поют дуэтом, почему-то протягивая n и m, да так, что даже в слове sitting слышится протянутое n:

Me sitting up in the clouds and you are all alone
The time might come around when you’d be moving on

Зачем? Просто так! Поиграть со звуками речи. Это не нужно для подчеркивания смысла слов, которые поются. Это даже отчасти мешает пониманию слов — я, например, никогда не догадалась бы по слуху, что там есть слово «sitting». Момент музыкально-эстетический. Но он создает ощущение «танца вместе», любовной игры, крайней близости и нежности. Смысл текста в отрыве от музыки замутняется, но песня целиком — проясняется и становится ярче.1

Добавлю еще несколько слов о якобы «неправильной дикции MJ». По ее поводу веселятся, видимо, все MJ-форумы, включая англоязычные. Ее упоминает Рэнди Тараборелли еще в первой своей биографии Майкла: мол, с маленьким Майклом все было хорошо, но приходилось много работать над дикцией. Только представьте себе: ребенок, впитывающий основы профессии, как губка, умеющий учиться «вприглядку» — просто наблюдая выступления взрослых артистов, который «снимал» влёт всё: движения, интонации, манеру держаться. Но вот, поди ж ты, никак он «не мог» научиться петь с нормальной дикцией, сокрушается Тараборелли. При том, что в интервью всегда говорил чисто.

Напомню, где-то в начале 80-х Майкл начал заниматься с вокальными педагогами. Я не знаю, был ли Сет Риггс его первым и/или единственным педагогом, но это не важно: все педагоги по вокалу ставят ученикам дикцию, потому что от нее зависит формирование вокального звука. Занятия принесли заметные плоды: к 1987 Майклу шикарно «раскрыли рот», расширили диапазон голоса и научили дышать так, что стало возможным знаменитое совмещение пения и танца в концертах. Но вот дикции его педагог якобы так и не научил.

Но послушайте, для сравнения, как он замыкает слова в «Childhood»: там в каждой строчке трудные окончания. И он делает это идеально. Мягко, естественно и совершенно отчетливо. Сравните теперь с нашими попсовиками: их убедили, что замыкать согласные зачем-то надо, и все они поют конец строчки с лирическим затиханием, а потом выстреливают согласный в микрофон. Особенно смешно получается с шипящими: «И когда с ним ты за руку идё… ШЬ! То счастливей в мире не найдё… ШЬ!» Вы представляете, как бы звучала «Childhood», если бы Майкл пел все «youth», «things» и «dreams» в такой манере?

Слушая сейчас песню, прославившуюся «плохой дикцией» — «Man In The Mirror» — я вынуждена признать, что вокальная дикция Майкла здесь безупречна. Это просто бриллиант. Более ясная и энергичная, чем разговорная — так и должно быть в профессиональном вокале. Все гласные хорошо различаются, но не «пестрят». Каждый согласный проговаривается чуть ли не по канонам московского Малого театра: «близко», четко и при этом естественно.

Но это ничуть не мешает Майклу спеть текст «make a difference» так, что слышится «п-к-т-к».

Получается, что «плохая дикция» — смазанные слоги, обрывы окончаний — царит в «черных» по стилю песнях, но бесследно исчезает в «европейских», причем то и другое не зависит от авторства. И при этом в одной и той же песне могут сочетаться безупречно ясное произношение звуков и разного рода искажения слов.

Добавлю в завершение, что был еще один человек, чье произношение Майкл точно заимствовал. Джеймс Браун, вспомните его фирменное «get up!» Майкл произносит эти слова точь-в-точь так же, и я не думаю, что дело только в том, что язык один и тот же. Кроме того, Джеймс Браун, похоже, первым стал напряженно «прозвучивать» последний согласный: он поет что-то вроде [гедап’пэ]. Майкл это подхватил со страстью, в «Man In The Mirror» таких окончаний множество, в песне «Bad» так же «дополняется» фирменное you know [ю ноу’вэ], в «Beat It» он за счет этого призвука даже дотягивает текстовую строчку до ритма мелодии (It does not matter who’s wrong or right’e)…

И те же запредельно высокие выкрики. У Джеймса Брауна их меньше, потому что с его голосом это непросто, но зато как они узнаваемы!

Ну и жанровые черты, конечно. Это то, что и называется «фанк»: внутреннее напряжение, которое вырывается короткими «точечными» словами-вскриками. Песня, построенная не из протяженных линий, а из точек и ярких вспышек. «Билли Джин» такая и есть.

Любовь Кузнецова, Санкт-Петербург

Елена Гарник, Иркутск

2009 год

6 мысли о “«Гениальная дикция»

  • 11.09.2014 в 12:06
    Permalink

    Огромное спасибо за замечательное исследование. Изумительное творчество Майкла еще изучать и изучать. Не зря ведь он покорил такое количество людей во всем мире и повел за собой. Там столько еще предстоит открыть. Придет время, когда его будут преподавать отдельным предметом в консерваториях.

    Ответить
  • 11.09.2014 в 19:04
    Permalink

    Девочки!! Какие Вы молодцы!!! Спасибо за Ваш труд!!!! Прочитала и еще раз прослушала упомянутые композиции!!! Гениален во всем! В музыке, в текстах, в произношение, в пении, в танце, в… во всем!!! Спасибо, что своим трудом вы в очередной раз позволили взглянуть на творчество Майкла с новой стороны!

    Ответить
  • 11.09.2014 в 22:46
    Permalink

    Спасибо большое,за Ваше исследование. Прикосновение к творчеству Майкла, вызывает трепет. Его творчество изучают в университетах. Лучшие симфонические оркестры мира исполняют его произведения, но без его голоса все-таки нет полной картины.

    Ответить
  • 20.09.2014 в 00:51
    Permalink

    Спасибо всем, кто трудился над этим текстом!
    Недавно услышала мнение, что «чтение форумов — это не чтение». Но такой сайт доказывает, что чтение — самое настоящее, столько тут умного, прекрасно сказанного и захватывающе интересного.

    Ответить
  • 05.09.2016 в 12:58
    Permalink

    Очень интересно!! Спасибо Вам большое!!!

    Ответить

Оставьте комментарий