Друг познается в беде. Майкл и Дебби

Над мавзолеем на кладбище Форест Лоун в Лос-Анджелесе – летнее солнце. У дверей, ведущих к гробнице легендарного Майкла Джексона – группка поклонников. Множество цветов и открыток, которые сюда присылают и привозят со всего мира. Поклонники собираются здесь, чтобы поделиться своим горем, ведь с момента смерти их любимца прошло всего полгода, и боль еще очень велика. Из медленно едущей мимо мавзолея машины за ними наблюдает полная светловолосая женщина в простых джинсах и рубашке. Машина четырежды проезжает мимо входа, прежде чем остановиться. Женщина выходит наружу, но все еще не решается подойти ближе. Когда группа людей у входа замечает ее и приглашает к ним – она начинает плакать. Ее обнимают все. Утешают, гладят по плечам, дарят футболку с логотипом Justiсe4Michael.

– Я боялась, что вы ненавидите меня, – всхлипывая, говорит Дебби Роу. Она здесь не в первый раз, но до этого ни разу не встречала здесь поклонников Майкла. Эта встреча важна и для них, и для нее. Об этой женщине стоит говорить. Ее мысли и чувства к Майклу стоят того, чтобы поделиться ими со всем миром, невзирая на неоднозначное отношение к ней.

kkj8mgДебби Роу, по ее словам, познакомилась с Майклом в 1982 или 1984 году (она говорит, что плохо помнит даты). Она работала медсестрой в клинике доктора Арнольда Кляйна, специализировавшегося на дерматологии, а позднее – на ботоксе и коллагеновых инъекциях. Кляйн был известен среди знаменитостей, и в клинике часто появлялись звезды. Джексон пришел на прием в выходной день, поскольку Кляйн принимал известных пациентов в нерабочие часы. Там Дебби и увидела его впервые.

«Я представилась и сказала: ты – лучший в своем деле, ты потрясающий артист. И я – лучшая в своем деле, я потрясающая медсестра. Только давай мы впредь будем заниматься своим делом в урочное время?». Майкл засмеялся, и с тех пор они стали друзьями.

Дебби не придерживалась формальностей в работе, она вела себя с пациентами очень просто, ей удавалось успокаивать их перед проведением каких-либо процедур, и Майкл очень ценил это качество. Они быстро подружились, часто болтали по телефону и даже стали видеться вне клиники. Он всегда просил ее присутствовать на процедурах, поскольку боялся уколов и боли. Во время инъекций она держала его за руку. Она также иногда ездила с ним в туры (Bad и Dangerous), поскольку даже во время гастролей он проходил лечение от акне, витилиго и красной волчанки.

В 1993 году Майклу сделали операцию на коже головы (устраняли последствия ожога, полученного им на съемках рекламы Пепси в 1984 году). После операции Дебби навещала его дважды в день, чтобы убедиться, что у него все в порядке, и поддержать его. Она также контролировала, какие препараты он принимал, постоянно была рядом, когда он боролся с зависимостью от болеутоляющих, и, похоже, была одной из немногих, кто по-настоящему заботился о его самочувствии, поскольку вокруг Майкла в то время вертелось множество врачей, и каждый старался выписать ему побольше лекарств, не особенно разбираясь, нужны они на самом деле или нет. Они иногда ходили в кино, часто общались по телефону. Сопровождая его во время гастролей, она смотрела концерты Джексона, сидя на сцене, чтобы ее не затолкали фанаты. «Он был прежде всего моим другом. Мне так чертовски повезло! Это было невероятно, а я даже не была поклонницей. Шоу были потрясающими, танцы были потрясающими, Майкл выкладывался на выступлениях. И он все равно потом спрашивал: “Ну как? Я нормально выступил?” Приятель, ты что, не слышал, как кричат 55 000 человек? Я думаю, нормально. Его выступления были атлетическим марафоном».

«Он пашет два с половиной часа, а я сижу сбоку на сцене, смотрю на него и думаю – Боже, это не мой Майкл. Это Майкл Джексон. Когда он заканчивает шоу, в нем бурлит адреналин, он ни на секунду не может остановиться, и рядом с ним тяжело находиться. Мне ведь хочется прийти домой и отдохнуть».

Майкл практически никуда не мог выйти, не привлекая к себе всеобщего внимания. Когда ему бывало грустно, Дебби брала его на прогулки. «У меня Toyota Celica – ну кто бы заподозрил Майкла в такой машине?» В 80-90-е было много двойников Джексона, поэтому он мог иногда гулять неузнанным. Однажды они поехали в магазин Tower Records, без охраны. В магазине было мало народу, Майкл рассматривал диски. «И тут я слышу через весь зал: “Дебби, ты знаешь этого артиста?” Все моментально узнали его по голосу – через 20 минут магазин был забит людьми». Дебби и Майклу пришлось запереться в уборной и вызвать по телефону охрану. «Мне так за это попало!» — вспоминала Роу.

После развода с Лизой-Мари Пресли 1996 году Майкл, так и не сумевший уговорить ее на ребенка, пребывал в отчаянии. Ведь он мечтал о собственной семье и детях еще с юности. Особенно о детях.

«Я знаю, настанет день, я найду нужную женщину и женюсь. Я часто думаю о том, как хорошо иметь детей, — приятно ведь, когда у тебя большая семья, тем более что я сам вышел из такой. Раздумывая о будущей семье, я хочу, чтобы у меня было тринадцать детей». (Майкл Джексон, автобиография «Лунная походка», 1988 г.)

Дебби, увидев, насколько он расстроен, предложила родить ему ребенка, чтобы он смог, наконец, стал отцом. Майкл обдумывал ее предложение около двух недель и в итоге принял его.

«Я хотела, чтобы он стал отцом. Я хотела, чтобы через своих детей он смог испытать все то, чего был лишен в собственном детстве».

 

Из интервью Лизы-Мари Пресли журналу Playboy (июнь 2003 г.)

PLAYBOY: Вы с Майклом обсуждали вопрос о детях?
Пресли: Да. [смеется] Я выкручивалась как могла, мол, я не думаю, что прямо сейчас это хорошая идея. Но я знала, что он хотел именно этого. И я знала, что Дебби Роу предложила ему это, когда мы еще были женаты, он сам так говорил. Какая-то медсестра, которая влюбилась в него и предложила ему родить ребенка.
PLAYBOY: Он пытался таким образом склонить вас к этому?
Пресли: Вроде того. «Дебби говорит, что родит мне ребенка». Ну и ладно, пусть Дебби рожает! Даже смешно, когда я представляла, что рожу от него ребенка, то могла видеть только длительные судебные тяжбы за опеку.

Фрэнк Касио, крестник и ассистент Майкла: «Часто возникал вопрос, действительно ли у Майкла были интимные отношения с Дебби Роу. Казалось, люди думали, что сумеют понять Майкла, если разгадают секрет его отношений с женщинами, но Майкл сам был хозяином своей судьбы. Простых ответов в его случае не было».

 Из документального фильма «Жизнь с Майклом Джексоном» (Мартин Башир, 2003 г.)

Мартин Башир: Ты занимался сексом с Дебби?
Майкл: Да.
Башир: Я знаю, тебе трудно говорить об этом, потому что тебя это смущает, но ты в самом деле занимался с ней сексом, вы зачинали ребенка?
Майкл: Да, да.

Майкл: Она [Дебби] хотела родить мне ребенка в подарок.
Башир: В подарок? Что ты имеешь в виду?
Майкл: Ну, в подарок. Я постоянно носил на руках куклу, похожую на ребенка, потому что очень хотел своих детей.
Башир: То есть, ты хочешь сказать, что твоя жена родила тебе двоих детей просто в подарок, потому что знала, что ты очень хочешь стать отцом?
Майкл: Да, это был прелестный жест с ее стороны.
Башир: Невероятный, я бы сказал.
Майкл: В мире полно суррогатных матерей, которые делают это каждый день.

Дебби неоднократно отказывалась отвечать на вопрос, были ли у нее с Майклом интимные отношения. «Это не ваше дело, вопрос некорректный». Однако она сказала следующее:

«Мне кажется, что, когда любишь кого-то… разве не просыпаешься посреди ночи, чтобы просто посмотреть на него? Увидеть эту красоту. Это спокойствие. Этот мир. Человек перед тобой без всяких масок. На его лице не видны следы дневного стресса и всего того, что происходит. Я могла смотреть на него так часами. Это был покой».

«Надо было оградить ребенка от неприятностей, связанных с рождением вне брака. Детям и без того будет непросто в жизни. Совершенно не хотелось, чтобы на них навесили этот ярлык, ведь на их отца их навешали предостаточно. Они не должны так жить. Это был просто способ уничтожить эти ярлыки и сделать то, что люди считают «нормальным».

Во время съемок фильма Ghosts Дебби сообщила ему радостное известие. Она предложила ему прокатиться, чтобы найти уединенное место для разговора, и когда они отъехали от съемочной площадки, она остановила мотоцикл и сказала ему, что он станет отцом. «Он был так счастлив, что выбежал на взлетную полосу с криками». Майкл скупил все возможные книги о воспитании детей. Он хотел быть самым лучшим в мире отцом. Он записал для еще не родившегося сына кассеты со своим голосом, и Дебби прикладывала к животу наушники, чтобы ребенок слушал его голос и мог узнать отца. В то же время жить обычной жизнью становилось все труднее.

«Майкл предупреждал меня, что внимание ко мне будет огромным. Он говорил: “Ты понятия не имеешь, на что они способны”. Я не понимала – почему? Это всего лишь ребенок. У нас будет ребенок, что в этом такого необычного? Похоже, я ошибалась… Помню, я уже была беременна, но еще никто не знал, это был наш маленький секрет, но я с каждым днем все увеличивалась в размерах. И я узнала, что фотография, на которой видна моя беременность, стоит полмиллиона долларов. Кому и зачем это было нужно? Или они никогда не видели беременных женщин? Или я должна выглядеть как-то иначе только потому, что это ребенок Майкла?»

Подруга Дебби, Мэри Коландро, девять лет жившая по соседству с Роу, подтвердила: «Я знаю, что она не хочет всей этой известности. Она сделала это ради Майкла. Она сказала нам, что хочет родить ему ребенка как друг». И, невзирая на все сплетни о том, что ребенок был зачат с помощью искусственного оплодотворения, подруга утверждает обратное: «Она сказала, что все было естественным путем, и я ей верю. Она всегда была Майклу хорошим другом. Она очень верна ему».

Debbie
Этот снимок был сделан сразу после регистрации брака Дебби и Майкла, 14 ноября 1996 года.

Когда Дебби была на пятом месяце беременности, они поженились. Майкл позвонил ей и пригласил приехать в Австралию, где у него в тот момент проходили гастроли. Регистрация брака прошла прямо в отеле, в котором он остановился, и была очень скромной. Дебби рассказывала, что у них даже не было «классической» брачной ночи, поскольку церемония была сразу после концерта, вокруг было шумно, все праздновали очередное удачное выступление, поэтому она попросилась в другую часть здания, подальше от шума, чтобы отдохнуть. После этого в таблоидах стали массово появляться сообщения о том, что Дебби получила за первого ребенка 1 миллион долларов. Ни одно из этих сообщений не подтвердилось. Сама Дебби настойчиво опровергала подобные слухи: «Все это неправда. Почему люди мне не верят? Я никогда бы не стала рожать ему детей ради денег. Я делаю это, потому что я его друг. Дружба – вот что по-настоящему важно. Я люблю свою свободу. Я не хочу «одомашниваться». Это была бы уже не я. Я не могу быть такой, какой меня хотят видеть люди, какой меня хотят видеть поклонники Майкла. Я должна быть такой, какая я есть. Меня все устраивает, и это только мое личное дело».

Через несколько дней после свадьбы радиостанция Q106 в Сан-Диего, Калифорния, провела небольшое телефонное интервью с Кэтрин Джексон, матерью Майкла.

Радио Q106: Для вас это стало сюрпризом?
Кэтрин Джексон: Да, в каком-то смысле.
Радио Q106: Вы знакомы с ней, встречались?
Кэтрин Джексон: Я никогда ее не видела.
Радио Q106: Майкл хотя бы раз говорил с вами о ней?
Кэтрин Джексон: Да, иногда.
Радио Q106: Если судить по его словам и разговорам, не казалось ли вам, что, может быть, он влюблен в нее и может однажды жениться?
Кэтрин Джексон: Не совсем.

Первенец Майкла и Дебби, Принс Майкл Джозеф Джексон, родился 13 февраля 1997 года.

02
Майкл и Принс

«Едва у меня начались схватки, Майкл все время был рядом. Вокруг были врачи, играла музыка. Роды длились долго, 23 часа. Я вообще несдержанна на язык. И каждый раз, когда я открывала рот, чтобы выругаться, Майкл перебивал меня. Он считал, что в такой лексике нет нужды, поскольку есть и другие слова. Но он все время был рядом, держал меня за руку, гладил по волосам. Кажется, меня стошнило один раз, и мне было так неловко, а он сказал: “Перестань. Все отлично. Все прекрасно, все замечательно”. А я ему: “Я точно умру!”»

«Когда показалась головка ребенка, Майкл начал восхищаться, как это красиво. Ну, послушайте, у меня медицинское образование, и никакой красоты в этом процессе нет, я ему так и сказала: «Майкл, там не может быть все так уж красиво». А он мне: «Нет, это прекрасно». И когда ребенок родился, выражение лица Майкла… Я никогда не видела его таким счастливым».

«Он постоянно находится при ребенке. Когда малыш спит, Майкл уходит поработать в студию, писать музыку, танцевать. Когда он подписывает какой-то контракт или работает над каким-то проектом, безусловно, он занимается этим, но все его внимание на сто процентов отдано сыну. Как и должно быть. Был момент, когда Майклу пришлось уехать, у него был очень напряженный график, по пять деловых встреч в день, и мы решили, что для ребенка будет лучше и спокойнее, если мы останемся здесь. Майкл едва мог дождаться возвращения».

Из интервью журналу OK Magazine (апрель 1997 года)

ОК: Майкл, как тебе отцовство?
Майкл: Это невероятно радостный опыт. Сплошная благодать 24 часа в сутки.
ОК: Ты можешь рассказать нам о рождении твоего сына?
Майкл: Мне сложно вспомнить все поэтапно, но я помню, как мы были взволнованы и как нервничали. Дебби очень хорошо держалась во время родов. Когда появился ребенок, раздались радостные возгласы. Я просто не мог поверить в это чудо, которое произошло у меня на глазах. Это было невероятно!
ОК: Майкл, опиши ваши отношения с Дебби.
Майкл: Мы с Дебби любим друг друга, но причины нашей любви не видны ни на сцене, ни на фотографиях. Я полюбил прекрасную, непритязательную, щедрую женщину, а она полюбила меня за то, кем я являюсь.
ОК: Майкл, какое место занимает отцовство среди всего своих жизненных достижений?
Майкл: Это невозможно описать словами. В жизни нет более яркого чуда, чем наблюдать, как твой сын приходит в этот мир.

 

Из интервью KNBCNews (28 ноября 1997)

10Дебби: Он [Майкл] кормит ребенка, меняет ему подгузники, читает ему, поет. Если он говорит по телефону – ребенок у него на руках. Если у него деловая встреча – ребенок с ним. Он кладет ребенка рядом, когда ложится спать. В моем присутствии там нет необходимости. Мне там нечего делать.
Журналист: Во время поездки в Париж вы…
Дебби: Просыпались утром, смотрели мультики… Мне они очень нравятся. Мы играли с ребенком. Просто отдыхали.
Журналист: Именно она [Дебби] предложила родить ребенка. Они говорили об этом еще до того, как Джексон женился на Лизе-Мари Пресли.
Дебби: Он действительно очень-очень ее любил и все еще любит. Она ему все еще небезразлична. Но у них ничего не вышло. И он был страшно подавлен этим.
Журналист: После развода Дебби снова заговорила о детях.
Дебби: Ну, я сказала: «Знаешь, мое предложение все еще в силе. Поэтому, если ты хочешь быть отцом, я сделаю это».
Журналист: Через неделю после того, как сообщения о беременности разошлись по всем масс-медиа, Джексон позвонил Дебби…
Дебби: Он спросил меня, хочу ли я выйти за него, и я сказала: «А ты действительно этого хочешь?» Он ответил, что хочет, и я спросила, не повлияет ли это на нашу дружбу. Мы ведь останемся друзьями? Он сказал: «Обещаю!» Тогда я заявила: «Как только этот брак станет мешать нашей дружбе, мы снова станем друзьями и забудем все остальное». Он ответил: «Этого не произойдет, я обещаю!»
Журналист: Что бы вы сказали людям, которые говорят, будто бы у вас с Майклом какая-то финансовая договоренность. Что именно так все и должно было быть. Что ты родишь ребенка…
Дебби: Мне не нужны деньги. Я бы никогда не стала делать это за деньги. Я сделала это, потому что люблю его. Майкл Джексон – артист. Людей касается только то, что он делает на сцене. А то, что он делает со мной – это уже мое личное дело. Наша жизнь – только наше личное дело и больше ничье.

Через год, 3 апреля 1998, Дебби родила Майклу дочь – Пэрис-Майкл Кэтрин Джексон.

«Мы ждем дочку. Хотим назвать ее Пэрис Майкл Кэтрин – Пэрис в честь города, в котором она была зачата, Майкл – потому что мне очень хочется, чтоб в ее имени было имя Майкла, и Кэтрин – в честь матери Майкла. И я думаю, он будет гораздо более внимателен к дочери. Это ведь его маленькая девочка».

«Я сказала ему: “Она тебя так приструнит! Она будет вертеть тобой как захочет. Все твои планы по завоеванию мира вместе с Принсом никуда не сдвинутся, пока она не даст добро!”».

Из документального фильма «Жизнь с Майклом Джексоном» (Мартин Башир, 2003 г.)

Башир: Как все было? Ты присутствовал при родах?
Майкл: Конечно. Это было так волшебно. Она выходила неправильно, головой назад, и вокруг шеи у нее обвилась пуповина, мы очень волновались. И роды длились дольше. Я так хотел побыстрее забрать ее домой, что, едва мы перерезали пуповину, я схватил ее… она была до сих пор покрыта плацентой… и увез ее домой.
Башир: Ты шутишь!
Майкл: Нет, я серьезно. Я схватил ее и убежал. Акушеры сказали, что все нормально, я могу это сделать. Я привез ее домой и выкупал.
Башир: Но она же только-только родилась.
Майкл: Я знаю.
Башир: Зачем ты это сделал?
Майкл: Потому что я почувствовал, что это правильно. Мне сказали, что все нормально, Дебби разрешила, и врачи разрешили. Я испугался, что они могут сказать мне какие-нибудь неприятные новости, я был напуган. Но, слава Богу, плохих новостей не последовало. Я просто не хотел слышать, что у нее могут возникнуть какие-то проблемы, поэтому я взял ее и уехал.
Башир: Но Дебби должна была остаться в больнице. Она ведь только что родила.
Майкл: Разумеется.
Башир: Как она восприняла то, что у нее отняли ребенка сразу же после родов?
Майкл: О, она сама сказала мне взять ребенка. Она сказала: «Давай, забирай ее, я знаю, что ты этого хочешь, я ничего не имею против».

 Дебби: Мои дети не зовут меня мамой, потому что я не хочу этого. Они – дети Майкла. Не то чтобы они не были моими детьми, но я родила их, чтобы он стал отцом. На свете есть люди, которым на роду написано быть родителями, и он – один из них. Да, у нас нетрадиционная семья. И если кому-то от этого неловко, мне жаль, что они не столь открыты.

0507_jackson_02_47781a
Дебби держит недавно родившуюся Пэрис

Несомненно, Майкл хотел еще детей, но после вторых родов Дебби не захотела (а, возможно, и не смогла) продолжать.

«Я могла бы родить других детей, но с каждым ребенком становилось только хуже, внимания становилось все больше. И я сказала: “Я очень тебя люблю, но я так больше не могу”. Проблема была не в детях. Проблема была в масс-медиа. Любая мелочь тут же становилась главной темой в новостях. Для меня это было катастрофой. Это был сильный стресс. Не то чтобы я хотела уйти совсем, но я хотела перестать быть центром внимания».

«Даже если он и расстроился, он проявил достаточно благоразумия, чтобы не давить на меня. Он понял. Для нас обоих это был очень волнительный момент, потому что с этого момента наша дружба в некотором смысле изменилась. Мне казалось, что я бросаю друга, но он убедил меня, что это не так. Он сказал, чтобы я позвонила ему, если мне что-нибудь понадобится».

8 октября 1999 года пара подала на развод, указав в причинах «непреодолимые разногласия». В заявлении было сказано, что Роу и Джексон заключили конфиденциальное финансовое соглашение, но детали не разглашались.

«Майкл и я всегда прекрасно ладили. Я развелась с ним, потому что хотела вернуть свою прежнюю жизнь. Я не могла справиться с постоянным давлением славы. Он гений, он знаменитость. А я – нет. Я произвела на свет двух красивых детей, но я не пою и не танцую».

Дебби также подписала договор о конфиденциальности, запрещавший ей общаться с журналистами и рассказывать кому-либо о детях и Майкле. У нее оставались родительские права, но от опекунства она отказалась, полностью доверив воспитание детей Джексону. На суде 2005 года она рассказывала, что ей было разрешено видеться с детьми раз в 45 дней, по 8 часов. Если Майкла и детей не было на месте, встречу переносили на следующие 45 дней. Вдобавок, няни детей вели себя странно – они не позволяли Дебби активно играть с детьми, рисовать, мотивируя это тем, что дети испачкаются. Она приносила с собой сменную одежду, чтобы дети могли переодеться, но ей все равно не разрешали проводить с ними время так, как хотела она. По ее словам, обстановка была ненормальной и едва ли не стерильной. Такое продолжалось полтора года. В то же время Майкл прислушивался к ее словам и на публике всегда скрывал лица детей.

«Определенно, я имею кое-какое влияние, поскольку лица детей все еще скрыты. Майкл гордится своими детьми. Это я боюсь за них. Именно я видела записки от кого-то, кто хотел забрать у него детей».

Между тем, общественность и пресса все чаще высказывали сомнения в том, что Джексон действительно является биологическим отцом Принса и Пэрис. Однако у тех, кто был близко знаком с Майклом, никаких сомнений не возникало.

Из интервью Шмули Ботеака (2001 год):

Журналист: Как насчет Дебби Роу? Они были вместе, когда вы познакомились с Майклом?
Ботеак: Они уже расходились.
Журналист: А дети? Он действительно отец этих детей?
Ботеак: Разумеется. Принс похож на своего отца. У него глаза Майкла, на коже – такие же пятна, как у него.
Журналист: А мать видится с детьми?
Ботеак: Иногда.

В 2001 году Дебби отказалась сначала от прав на посещение, а потом и от родительских прав, когда стало ясно, что никаких изменений в режиме посещений не планируется. Она неоднократно пыталась поговорить об этом с Майклом, но в тот период они могли общаться только через своих адвокатов.

Из транскрипта судебных слушаний об отказе Дебби Роу от родительских прав:

Вопрос: Когда вы видели детей последний раз?
Ответ: Кажется, в августе или октябре прошлого года, когда я отказалась от прав на посещение.
Вопрос: Вы общались с детьми?
Ответ: Нет.
Вопрос: За последний год ни разу?
Ответ: Нет.
Вопрос: Вы хотели бы общаться с детьми?
Ответ: Нет.
Вопрос: У вас возникает желание позвонить детям по телефону?
Ответ: Нет.
Вопрос: У вас возникает желание послать им открытки или письма?
Ответ: Нет.
Вопрос: Вы хотите, чтобы суд отменил ваши родительские права?
Ответ: Да.
Вопрос: Почему?
Ответ: Потому что Майкл – прекрасный человек и гениальный отец. Так будет лучше, я как мать считаю, что это в лучших интересах детей. Когда я виделась с ними раз в 45 дней, это было похоже на вторжение в их жизнь, а у них в жизни будет достаточно таких вторжений. Я не хочу быть частью этого. Если я когда-нибудь понадоблюсь Майклу, или если детям потребуются печень, почка, доброе слово, что угодно – я всегда приду и буду рядом. Но это его дети. Я родила их для него. Их бы здесь не было, если бы не моя любовь к нему. Я сделала это, чтобы он мог стать отцом, а не для того, чтобы самой стать матерью. Отцовство или материнство нужно заработать, заслужить. Я ничего не сделала, чтобы заслужить это звание.
Вопрос: Как долго вы обдумывали это решение?
Ответ: Около года. Единственная причина, почему я не сделала это год назад – все вокруг начали бы хвататься за сердце, охать, ахать, «о Боже, а ты хорошо подумала?» Поэтому, чтобы все раз и навсегда поняли, я очень хорошо все обдумала. И считаю, что детям так будет лучше.
Вопрос: Вы осознаете, что в будущем вы уже не сможете вернуться в суд, чтобы восстановить родительские права?
Ответ: Я знаю.
Вопрос: Вы думали о том, что будет с детьми, если Майкл умрет?
Ответ: Я уверена, у него на примете уже есть какой-нибудь замечательный человек, который позаботится о них в таком случае.

michael-jackson-debbie-rowe-kinder-050413-splashОтказавшись от всех прав, Дебби сдержала слово и всегда старалась поддержать Майкла, опровергнуть слухи. Ее очень возмущало то, что кто-то может до сих пор верить во всякие сплетни и ложь, публикуемую в желтой прессе.

«Люди говорят, что я бросила детей. Я? Бросила своих детей? Я их не бросила. Они со своим отцом, там, где они должны быть. Он прекрасный отец. Когда малышу что-то нужно, Майкл без лишних намеков понимал, что именно нужно. Это просто не мое. До встречи с Майклом я никогда не хотела иметь детей. Я помню этот разговор, когда я предложила ему родить ребенка. Он спросил – почему? Я сказала – потому что люблю тебя. Почему же еще?»

«Он такой чудесный, внимательный, любящий человек. Его показывают совершенно не таким, каков он на самом деле, и меня это бесит. Меня возмущают люди, предъявляющие ему всякие обвинения в том, что он плохой отец. Никто другой не относится к отцовству с таким вниманием. Быть отцом – это искусство. Звание родителя, отца нужно заслужить. Просто родить ребенка не дает тебе право называться отцом или матерью. Это нужно заслужить».

В 2003 году Майкл сам связался с ней и попросил ее дать интервью для спецпрограммы, которая должна была опровергнуть информацию, показанную в документальном фильме Мартина Башира «Жизнь с Майклом Джексоном». Для этого ее освободили от обязательств по договору конфиденциальности. Представители Майкла пообещали ей, что после записи интервью она сможет увидеться с детьми и самим Майклом. Это условие так и не было выполнено.

В декабре 2004 года Дебби снова отправилась в суд и подала петицию о восстановлении ее родительских и опекунских прав. Судья отверг прошение об опекунстве, но вернул ей родительские права. Адвокат Майкла по семейным делам, Томас Холл, заявил, что готовит апелляцию против этого решения. В июле 2006 года Дебби подала против Майкла иск за невыплату предназначавшегося ей денежного содержания, как было оговорено при их разводе. Судя по документам, Джексон прекратил выплаты в октябре 2003 года. Согласно договору, в первые три года после разрыва Дебби должна была получать 1 млн. долларов в год, и еще 750 тыс. долларов ежегодно в течение следующих шести лет. Роу также получила дом в Беверли Хиллс и автомобиль. В августе 2006 года Майкл сделал ответный ход, в поданных им документах было сказано, что он уже выплатил все, что причиталось по их договоренности. Он также заявлял, что Дебби нарушила договор о конфиденциальности (вероятно, помимо интервью 2003 года, были еще какие-то нюансы и заявления со стороны Дебби, на которые не распространялось временное освобождение от договора о конфиденциальности). В итоге, в октябре 2006 года стороны наконец-то пришли к окончательному урегулированию разногласий. Адвокат Майкла заявил: «Мой клиент очень доволен результатами. Возможно, теперь они (Майкл и Дебби) смогут покончить со всем этим и жить дальше». Дебби окончательно отказалась от всех прав, касающихся детей. Судья также постановил, что Майкл должен взять на себя расходы Дебби, понесенные ею в ходе судебного разбирательства.

 Из книги Фрэнка Касио «Мой друг Майкл»:

«Майкл и Дебби Роу развелись в 1999 году, но внезапно она вернулась на арену и стала добиваться восстановления прав на посещение детей, хоть и говорила когда-то, что ей не требуется видеться с ними. Когда Майклу позвонил адвокат и рассказал об иске Дебби, тот пришел в ярость. Какими только словами он ее не называл! Но, выпустив пар, он сразу же расплакался.

– Вот видишь, Фрэнк? – сказал он мне. – Никому нельзя верить. Она была моим другом. Я верил ей до такой степени, что дал ей выносить моих детей. А теперь посмотри, что она пытается со мной сделать.
– Дебби знает, что ты лучший отец в мире, – ответил я. – Видимо, это все адвокаты, они нашептывают ей всякие гадости.

Позднее я узнал от людей Дебби, что мои предположения недалеки от истины. По договоренности после развода Дебби должна была получать алименты. Когда выплаты прекратились из-за проблем Майкла с наличкой, адвокаты Дебби повели жесткую игру. Они нацелились на самое важное, что было в жизни Майкла: его детей.

– Она хочет отобрать у меня детей! – причитал Майкл. – Клянусь, она никогда не сможет забрать у меня моих детей. Никто никогда не сможет забрать их у меня!

Как только он выплатил Дебби задолженность, вопрос был решен, но Дебби обиделась на Майкла за то, что он не сдержал обещание и не выплатил ей содержание, а Майкл, в свою очередь, обиделся, что адвокаты Дебби завели дело так далеко. Все это порядком испортило их отношения».

 

Многие обвиняли Дебби в том, что она и впрямь бросила детей, что опекунство над ними было интересно ей только потому, что она получала за это хорошие деньги. Другие же усматривали в ее повторном обращении в суд подтверждение виновности Джексона – ведь она попыталась вернуть себе родительские и опекунские права накануне судебного разбирательства по предъявленным Майклу обвинениям в растлении подростка, и люди были склонны считать, что раз она не доверяет ему опеку над его же детьми, то это может означать только одно. Впрочем, могла быть и другая причина как в выплатах денежных сумм на содержание Роу, так и в ее походах в суд. Даже если она и получала от Майкла миллионы долларов (что особенно возмутило многих поклонников), разве с его стороны это не было свидетельством нормального отношения к ней? Разве нельзя расценить это как попытку позаботиться о матери своих детей, чтобы она жила безбедно и ни в чем не нуждалась? Ведь Дебби неоднократно доказывала свою верность Майклу, невзирая ни на что. Когда ему предъявили обвинения в растлении Гэвина Арвизо осенью 2003 года, соцслужбы всерьез рассматривали предложение забрать у него детей, поскольку их нельзя доверить человеку, против которого выдвинуты такие обвинения. И Дебби накануне судебного процесса отправляется в суд, чтобы восстановить родительские права. В ее адрес снова сыплются претензии – мол, как так можно, человеку и без того тяжело, а тут еще она со своими требованиями. Но если отследить все походы Дебби в суд и ее решения то об отказе, то о требовании возврата родительских и опекунских прав, можно также прийти к выводу, что она могла делать все это для подстраховки. В своих интервью и на суде она неоднократно заявляла, что Майкл обожает своих детей и не проживет без них ни дня. Поэтому, когда вставала реальная угроза, что государство может отнять у него детей, она вмешивалась, чтобы не допустить этого. Ведь они всегда могли бы договориться между собой и решить все вопросы опеки. Возможно, что сам Майкл мог об этом и не знать – Дебби рассказывала, как его советники и юристы манипулировали им, искажали информацию, чтобы было легче управлять им и добиваться нужных результатов. Судя по ее показаниям, а также рассказу Фрэнка Касио, именно так и было. Следует также отметить тот факт, что в суд по делу Арвизо она пришла по повестке и выступала свидетелем со стороны обвинения, однако во время прямого и перекрестного допроса она говорила только в защиту Майкла, полностью встав на его сторону. Ее показания стали одним из переломных моментов суда. В итоге Джексон был оправдан по всем статьям. В невозможности связаться с ним напрямую и обсудить какие-то вопросы она обвиняла юристов и высказывала предположение, что, возможно, ему просто не сказали всей правды о ее обращениях в суд, когда она хотела вернуть родительские и опекунские права.

«Майкл не педофил. Он никогда бы не сделал детям ничего плохого. Единственное, что он мог сделать – это помочь им, если они в этом нуждались. Если он может сделать что-нибудь, чтобы улучшить жизнь ребенка, чтобы в их жизни было меньше боли, чтобы их жизнь не была такой невыносимой, пусть даже на одну минуту – он это сделает. Он никогда бы не причинил вреда ребенку».

Из транскрипта показаний по делу «Народ Калифорнии против Майкла Джексона» (2005 г.)

Адвокат: Вам все еще нравится Майкл Джексон?
Роу: У меня о нем очень хорошие воспоминания. И сильные чувства. Но они к тому Майклу, которого я знала и которого я не видела с 1999 года. Это всего лишь мои эмоции. Мы не говорили с тех пор.
Адвокат: Вам так ни разу и не перезвонили, не пригласили повидаться с детьми?
Роу: Нет.
Адвокат: Как вы думаете, кто ответственен за то, что вы не можете увидеть своих детей?
Роу: Он их отец. Видимо, это его решение. Я не хочу в это верить. Я хочу думать, что это вина людей, окружающих его. Я хочу верить, что это Марк Шаффел, который, видимо, пугал его, что я отниму у него детей.

01_mj+kidsАдвокат: И вас все еще не пускают к вашим детям?
Роу: Да, это так.
Адвокат: Так кто же виноват в этом?
Роу: Когда мне первый раз пообещали, что я увижусь с ними, когда Майкл… Короче, он позвонил мне, чтобы я приехала, когда им было три и четыре года соответственно, и меня представили им как подругу папочки. Вы же не будете говорить ребенку – «Вот, это твоя мама». Я не могу так поступить. Они уже достаточно взрослые. Для них это будет травмой. Это слишком сложно, снова влезть в жизнь детей, которые могут уже и не помнить меня.
Адвокат: Вы считаете, что мистер Джексон, возможно, не против того, чтобы вы виделись с детьми, и вопрос только в том, как это организовать?
Роу: Я очень надеюсь на это. Но мы ни разу не говорили с тех пор. Поэтому ничего не могу сказать. Мне приходится говорить с адвокатами.
Адвокат: Как вы думаете, почему он не говорил с вами?
Роу: Я не знаю, насколько и в чем он заинтересован. Я не знаю, о чем он беспокоится и чего боится. Возможно, он думает, что я заберу у него детей. Не знаю. Я не говорила с ним об этом.

После суда они больше не виделись. Дебби вернулась в колледж, получила степень бакалавра по психологии, уехала из Лос-Анджелеса и занялась разведением лошадей. В 2009 году, когда Майкла не стало, семья даже не позволила ей попрощаться с ним и не пригласила на похороны, но ей разрешили общаться с детьми. Дебби стала активно участвовать в жизни Пэрис. Девочка приезжала к ней на выходные, они ежедневно созванивались. Можно сказать, что теперь дочь – ее единственная семья (по некоторым данным Принс до сих пор отказывается общаться с матерью). С момента расставания с Майклом Дебби больше не ходила на свидания.

«Любому было бы трудно соперничать с ним. Когда о тебе кто-то заботится до такой степени, пусть даже по-дружески, это трудно повторить. И я все еще люблю его. У меня нет желания искать кого-то другого. Его никто никогда не заменит».

В статье использованы отрывки из интервью Debbie Rowe: The Missing Tapes, выдержки из показаний по делу «Народ Калифорнии против Майкла Джексона» (2005 г.), интервью с Чаком Генри (1998), выдержки из показаний по делу «Кэтрин Джексон против AEG Live» (2013 г.)

Подбор материалов: Юлия Сирош

2 мысли о “Друг познается в беде. Майкл и Дебби

  • 06.09.2016 в 17:23
    Permalink

    Я так понимаю, Майкла как всегда обманули,подарив ему детей,а потом вытягивая из него миллионы долларов.

    Ответить
    • 06.09.2016 в 17:33
      Permalink

      Сложно сказать наверняка. Мне так не показалось. С одной стороны, у них была четкая договоренность, что она рожает детей, а он обеспечивает ей содержание (в принципе, это вполне логично, даже если она сама не просила его об этом — почему бы не позаботиться о женщине, родившей ему детей? Нормальный мужской поступок). Если одна из сторон не выполняет условия договора, другая сторона имеет право подать в суд (что и было сделано). С другой стороны, походы Дебби по судам по срокам привязаны к периодам, когда Майклу грозили отнять у него детей. Мне это показалось простой подстраховкой с ее стороны — они-то между собой всегда смогут договориться, а вот если у него заберут детей, и у другого родителя тоже не будет никаких прав (ни родительских, ни прав посещения) — то тут уже никто ничем не поможет.

      Ответить

Оставьте комментарий