Лучший в мире папа: Майкл Джексон и его дети

Помимо легендарной музыки и видео, Майкл Джексон оставил миру еще одно наследие, которое он считал одним из своих величайших достижений: троих детей. Про то, что Король поп-музыки был замечательным отцом, писали и рассказывали уже многие очевидцы. Сейчас, когда Майкла уже нет с нами, мир обратил любопытные взгляды на Принса, Пэрис и Бланкета Джексонов. Кто-то видит в них гены Майкла, кто-то, кивая на бульварные СМИ, сомневается в их биологическом родстве. С уверенностью можно сказать одно: жизнь у этих детей непроста, и на них до конца дней будет лежать печать «ребенка Майкла Джексона». Уже сейчас они являются наследниками многомиллионной империи своего отца, и поклонники Джексона возлагают на них большие надежды во всем, что касается наследия Короля поп-музыки. Оправдают ли они эти ожидания, покажет лишь время, а пока мы представляем вам историю отцовства Майкла Джексона, рассказанную его друзьями, родственниками и подчиненными.

Из показаний Дебби Роу на суде против AEG Live:

«После развода с Лизой Мари Майкл был в отчаянии. Я спросила: “Что тебя расстраивает больше всего?” Он ответил: “То, что у меня нет детей”».

«Роу обещала подарить ему детей: «Давай я рожу тебе ребенка. Ты сможешь стать отцом». Майкл обдумывал ее предложение пару недель и в итоге согласился».

«Я хотела, чтобы он стал отцом. Я хотела, чтобы через своих детей он смог испытать все то, чего был лишен в собственном детстве».

0507_jackson_16_47771a
Майкл, Дебби, Принс и новорожденная Пэрис

На суде было показано фото Джексона, где он в гриме со съемок Ghosts едет на мотоцикле с Дебби. Съемки проходили в аэропорту, и Дебби приехала, чтобы сообщить Майклу новость. Она предложила ему прокатиться, чтобы найти уединенное место для разговора. Они отъехали подальше, она остановила мотоцикл и сказала ему: «Ты станешь отцом».

«Он был так счастлив, что выбежал на взлетную полосу с криками», — вспоминала Дебби, всхлипывая. Майкл скупил все возможные книги о воспитании детей. «Он хотел быть самым лучшим в мире отцом». Роу попросила Майкла записать для Принса две кассеты – она хотела, чтобы ребенок слышал его голос. «Я прикладывала к животу наушники, чтобы ребенок его слушал, чтобы научился его узнавать», — рассказывала Дебби.

Роу добавила, что Майкл был рад не меньше, когда узнал о скором появлении Пэрис. «Я сказала ему: “Она тебя так приструнит! Она тебя обернет вокруг пальца. Все эти твои планы по завоеванию мира вместе с Принсом никуда не сдвинутся, пока она не даст добро!”».

«Еще до того, как о моей беременности стало широко известно, он уже покупал для ребенка одежду».

_________________

02
Майкл и новорожденный Принс

Фрэнк Касио:

«Забота Майкла обо всех аспектах благополучия ребенка началась с самого момента зачатия. Еще до рождения ребенка Майкл знал, что назовет его Принсом – как он сказал, это имя было традиционным в его семье на протяжении многих поколений. Он записал на диктофон слова: “Принс, я твой папа. Я люблю тебя, Принс. Я люблю тебя, Принс. Ты чудесный. Я люблю тебя» и начитал детские книжки и классические новеллы, такие как “Моби Дик” и “Повесть о двух городах”. По вечерам Дебби прикладывала к животу наушники или проигрывала кассеты через колонки, чтобы, когда ребенок родится, голос Майкла был ему уже знаком».

_________________

Майкл Буш, костюмер:

«Майкл уехал со съемок раньше окончания, потому что Принс должен был вот-вот появиться на свет. Когда Майклу сообщили, что роды начались, этот взгляд в его глазах… никогда его не забуду… Черт, вот из-за вас я опять плачу…»

_________________

Янник Аллайн, телохранитель:

«Впервые я попал в родильное отделение не к своему собственному ребенку, а когда родился ребенок Майкла. Он позвал нас с Уэйном в палату, чтобы познакомить с Принсом. Мы оба обняли и поздравили Майкла, и главное, что мне запомнилось в ту минуту, это выражение на его лице. Выражение абсолютной гордости. Я никогда до этого не видел его таким спокойным и при этом таким уверенным в себе и счастливым — это ощущалось даже без слов. В то мгновение я почувствовал с ним то особое родство, которое возникает между мужчинами, когда они становятся отцами. Удивительный момент».

_________________

Президент Fox Music Роберт Крафт вспоминает встречу Джексона с режиссером Базом Лурманом в 2000-м.:

«Самый памятный момент того утра (когда Лурман встретился с Джексоном и его сыном Принсом в отеле Beverly Hills) это момент, когда Принс вдруг чихнул. Майкл повернулся к нему и произнес совершенно великолепно и по-отцовски наставительно: “Когда мы чихаем, мы прикрываем нос”. Знаете, в любой другой ситуации такой эпизод быстро забылся бы, но когда это Майкл Джексон со своим трехлетним сыном и Баз Лурман, я просто скажу, что рад был незаметно там присутствовать. Такое мимолетное пересечение с одной из величайших в мире звезд».

_________________

2eehjkk
Майкл и Пэрис

Маллика Чопра, подруга семьи:

«Удивительно было наблюдать в те ранние годы, насколько Майкл был без ума от своих детей. Он играл с ними, пел им, укачивал их перед сном, менял подгузники по ночам, купал их и шел переодеваться, когда они срыгивали на него, — иными словами, проделывал всю ту рутину, что так хорошо знакома каждому родителю. В те несколько раз, когда мы беседовали, он всегда упоминал, какое это чудо — быть отцом. В том, как он оберегал своих детей, читалось его собственное потерянное детство и страх, что детьми могут воспользоваться».

_________________

Декстер Симмонс, звукоинженер:

«[Майкл] любил своих детей, и везде брал их с собой. Он сам читал им книжки, хотя у него была огромная свита из нянь и телохранителей. Но он считал детей своей ответственностью. Помню, однажды, когда один из детей разлил молоко в студии, Майкл просто взял бумажные полотенца, опустился на колени и сам отчистил ковер».

_________________

Айлин М., учительница Принса, Пэрис и Бланкета:

«Дети были к нему очень привязаны. Он был светом их очей, и даже сейчас можно видеть, как сильно они любят и уважают его. Их глаза блестели всякий раз, когда они говорили о папе.

Несмотря на свое плотное расписание, мистер Джексон занимался ими лично и следил, чтобы у них было все, что нужно. Он был очень прилежным отцом. Он играл с ними, готовил им еду, читал книжки, смотрел с ними кино, ходил по магазинам… Он проводил с ними практически все время, когда дети были не в школе. Я видела, что он замечательный отец и очень любит своих детей. Они были для него смыслом жизни».

private-teacher
Записка Джексона учительнице детей

Записка Майкла к учительнице его детей, Айлин М.:

«Мисс Айлин, я прошу Вас, пожалуйста, не позволяйте Принцу и Пэрис перебивать друг друга и Вас во время занятий, их манеры по этой части “ужасны”, пожалуйста, просите их поднимать руку, когда они отвечают, пожалуйста, помогите им.

С любовью, MJ

Извините за такое небрежное письмо».

_________________

Из неизвестного источника:

«Когда Майкл был в Лондоне в 2005-м году, Пэрис увидела в лобби отеля целую гирлянду шариков и захотела взять один. Персонал отеля забегал в поисках ножниц, чтобы срезать для нее шарик, но Майкл возразил: “Извини, Пэрис, шарик взять нельзя: их повесили здесь не для нас, а для благотворительности. Я тебя люблю, но это не означает, что ты будешь получать все, что хочется”. Она расплакалась, и работники отеля опять бросились за шариком. Майкл остановил их со словами: “Это мой ребенок. Я сказал “нет”, и она должна понимать”».

_________________

Раймона Бэйн, менеджер Майкла:

«Пэрис ездила со своим отцом по всему миру, проводила с ним время, разговаривала с ним о нем, о его жизни и карьере — будучи маленьким ребенком. Мы бывали в Азии, Австралии, Ирландии. Майкл всегда любил книги и чтение, а в книжных магазинах обычно продавали CD. И Пэрис заставляла Майкла покупать свои собственные диски — представьте себе! Она была его самой большой поклонницей. Вообразите Короля поп-музыки в книжном или музыкальном магазине и его маленькую дочку — которой тогда было 6-7 лет, — приходящую к нему со стопкой дисков Thriller и Michael Jackson’s HIStory. Майкл ей говорил: “Послушай, Пэрис, у нас есть эти диски дома. Я не буду покупать свои собственные диски”. Но она отвечала, как обычно дети: “Папа, ты мой любимый артист. Я хочу твой диск!” И мы в итоге покупали диски и видео Майкла в каждой стране мира. Вот так сильно она любила своего отца и восхищалась им».

_________________

Гарриет Коул, редактор журнала «Ebony» («Behind the scenes at Michael Jackson Ebony Magazine cover shoot»):

64135758
Бланкет, 2 года

«Бланкет вел себя на удивление послушно, пока был в нашей компании, а это о многом говорит для пятилетнего ребенка. Он, очевидно, был очень привязан к отцу. Они вошли в примерочную, держась за руки, и разлучились только когда оба почувствовали себя комфортно. Родительские качества Майкла достойны всяческих похвал. Без лишних слов он очень мягко контролировал дисциплину ребенка, помогал ему руководством и давал поддержку. Майкл явно хотел, чтобы Бланкет знал хорошие манеры, поэтому, когда команда Ebony вошла в комнату перед началом интервью, он научил сына, как нужно правильно здороваться и пожимать руку. Это мелочи, но разве не в мелочах видна истинная сущность человека?»

_________________

Кэти Хилтон, подруга Майкла:

«В мире не было более доброго, великодушного, любящего, милого, разумного — более чудесного отца. Пока они жили в Бель-Эйр, у него вообще не было няни. Когда я заезжала за детьми, чтобы свозить их куда-нибудь, он сам причесывал их, застегивал им курточки — с такой любовью и теплотой».

_________________

Из книги Карен Мориарти «В защиту Короля» (Defending a King):

89218569Время от времени импульсивные решения Майкла Джексона разделить забавы его детей заканчивались плачевно. В один из таких случаев Принс, Пэрис и Бланкет развлекались с другими детьми в ресторане Chuck-E-Cheese. Отец некоторое время терпеливо ждал их в машине, а потом объявил, что хочет видеть, как они веселятся. В сопровождении охранников, державшихся поодаль в попытке не привлекать внимание, мистер Джексон зашел в ресторан и встал в уголке, прикрыв лицо, чтобы посмотреть, как его дети играют с другими детьми. Когда Пэрис несколькими словами выдала присутствие отца, один из чужих детей воскликнул: “Это Майкл Джексон?! Он твой папа?” — “Если бы…” — поспешно ответила Пэрис. Она была обучена уходить от таких вопросов в публичных местах. Но на этот раз маневр не сработал. “Это Майкл Джексон!” — закричал кто-то. Толпа людей бросилась к неприметной фигуре, и мистеру Джексону пришлось удирать на улицу в сопровождении охраны. “Выводим его отсюда!” – кричали телохранители друг другу.

Преследуемый толпой, Майкл Джексон промчался через парковку к своему внедорожнику. Попытавшись открыть дверь и обнаружив, что она заблокирована, он бросился через улицу в соседний магазин. Тут подоспели охранники: они подъехали к выходу из магазина на машине, босс запрыгнул внутрь и вместе с детьми укатил прочь».

 

«Однажды в отпуске в Вирджинии маленькая группа, состоявшая из мистера Джексона, его троих детей, няни и команды охраны, ехала на машине по сельской местности. К общему ужасу они внезапно обнаружили, что заблудились в глуши. Медленно пробираясь по дороге, они заметили на обочине четырех мужчин грубоватого вида, недобро глядящих в направлении их одинокого автомобиля. Один из детей, напуганный необычной ситуацией, пролепетал: “А вдруг они попробуют на нас напасть?” — “Я уж надеюсь! — отозвался мистер Джексон храбрым тоном. – Уж я с ними разберусь!” Охранники молча улыбнулись. Они понимали, что этой бравадой мистер Джексон хотел показать детям, что он не даст их в обиду. Он искал их одобрения как отец, способный защитить. Конечно, все присутствующие понимали, что если до этого дойдет, защищать группу будут охранники.

Однако дети знали, что их отец владеет приемами каратэ, которые изучал в молодости. Он не только любил каратэ, но считал, что оно идет на пользу его ловкости, балансу и танцевальным навыкам. К счастью, все ограничилось неловким смехом среди пассажиров — машина проехала группу незнакомцев без приключений».

«Пэрис, Принс и Бланкет были центром жизни Майкла Джексона. Все в конечном итоге было для них и ради них. Они были его якорем, его ежедневной дозой искренней взаимной любви, его семьей во всем. В каком-то смысле Майкл Джексон рос со своими детьми, проживал свое потерянное детство через них, с любовью сопровождая их в этом путешествии — как проводник и компаньон».

_________________

Из книги Джо Вогеля «Человек в музыке»:

«В какие-то дни мы работали по два часа, в другие – по восемь, в зависимости от распорядка дня его детей, — вспоминает Майкл Принс. – Он был прекрасным отцом. Люди не знают, что большую часть времени он обходился даже без няни. Майкл был отцом-одиночкой: сам готовил детям завтрак, беседовал с ними, водил на спектакли, позволял наблюдать за своей деятельностью. Потом он приглашал учительницу, которая занималась с детьми, пока мы записывали музыку».

_________________

Фрэнк Касио:

«Когда речь шла о его детях, Майкл был намного строже, чем кто-либо мог ожидать, учитывая его собственную экстравагантность.  Да, был Неверлэнд.  Он был полон игр и игрушек, которые он любил. Там повсюду стояли прилавки со сладостями, где бы ты ни находился. Там была железная дорога с двумя электронными поездами. (Принс обожал эти поезда). Тем не менее, Майкл хотел быть уверенным, что его дети не избалованы. Парком аттракционов в Неверлэнде они имели право пользоваться только 2 или 3 раза в неделю, и знали, что следует себя вести хорошо, чтобы прокатиться. Дома ли, в поездках ли, телевизор смотреть им было запрещено. Майкл проводил с ними все время, читая книжки. Он любил книги с диснеевскими героями, такими как Микки Маус и Белоснежка, но также покупал и детские энциклопедии. Он хотел, чтобы его дети были хорошо образованы.  В каждой ситуации Майкл видел возможность научить их чему-то.   Если что-то ломалось, он объяснял, как оно работает. Если шел дождь, он рассказывал о круговороте воды в природе. Он любил читать им небольшие лекции.

Естественно у детей была масса игрушек, но от Принса и Пэрис требовалось обращаться с ними бережно. Предметы роскоши там были везде под рукой,  но дети должны  были вести себя хорошо, чтобы заслужить их. Их учили уметь ценить и быть благодарными.

Майкл хотел, чтобы они понимали важность усердной работы.

– Если бы не мой отец, – часто  повторял он. – Меня бы сейчас здесь не было. Он всегда поднимал нас в пять утра, и мы приступали к репетициям. И по возвращению из школы первым делом  продолжали репетировать. Он подталкивал членов нашей семьи к тому, чтобы  они стали настолько успешными, насколько это было в их силах.

Он не хотел, чтобы дети пошли по его стопам  в мир шоу-бизнеса в таком же быстром и трудном темпе, но он часто давал Принсу повседневные задания, например, предлагая пройтись вокруг с видеокамерой и заснять окружающий мир. Когда Майкл к вечеру возвращался  домой, он спрашивал: “Ты поработал, Принс? Ты снял для меня фильм?” И насколько Майкл  потакал собственной тяге к играм, настолько же он был вдумчив, внимателен и чуток в деле развития каждого аспекта опыта своих детей».

________________

Билл Уитфилд, Джавон Бирд, телохранители, из книги «Remember The Time»:

mj_pics_0005_Layer_18_full

Джавон Бирд:

«Едва ты знакомился с ним поближе, твое восприятие менялось. То же самое касается его отношений с детьми. Нам постоянно говорят: «Бланкет больше похож на него, чем Принс и Пэрис, как думаете, они все его биологические дети?» Когда мы только начали работать на него, мы и сами задавали себе эти вопросы. Что происходит? Действительно ли это его дети? Но когда проводишь с ними больше времени и видишь, как он ведет себя с ними, то вообще перестаешь заморачиваться. Это его дети. Он – их отец. Они – семья. Точка».

_________________

Джавон Бирд:

Мисс Айлин, учительница, прибыла в город сразу после праздников. Это была азиатка из Бахрейна. Мистер Джексон познакомился с ней, когда путешествовал заграницей, и нанял ее, чтобы она учила его детей. Он снял ей квартиру примерно в пяти минутах езды от дома. В течение недели кто-нибудь из нас забирал ее в 7:30 утра и привозил в дом.

Мистер Джексон очень серьезно относился к образованию своих детей. Занятия начинались ровно в 8 часов утра. В одной из комнат на первом этаже обустроили класс, как в настоящей школе. Мы помогли учительнице развесить школьные доски, поставили компьютеры, книжные полки, принесли карты, различные учебные плакаты с алфавитом, таблицей умножения и все такое. У каждого из детей была своя парта. Все это выглядело как обычная классная комната в начальной школе. Такие комнаты мы обустраивали даже во время путешествий, когда останавливались в отелях. Рядом с номером всегда была зарезервирована отдельная комната, и администрация отеля ставила там парты и все остальное, чтобы дети могли учиться.

_________________

Билл Уитфилд:

michael-jackson-debbie-rowe-kinder-050413-splashКакой бы сумасшедшей ни была их жизнь, мистер Джексон настаивал, чтобы в плане обучения у детей была ежедневная дисциплина. Они даже носили школьную форму. У Принса и Бланкета были белые рубашки, черные брюки и галстуки. У Пэрис – лаковые туфельки и платье, как у маленькой ученицы католической школы. Они всегда выглядели очень ухоженными. Волосы расчесаны, форма выглажена. Каждое утро с понедельника по пятницу дети просыпались, одевались, спускались на завтрак, а потом «шли в школу».

Совет по образованию штата Невада установил множество требований для домашнего обучения, согласно которым дети должны сдавать экзамены при переходе в следующий класс. Мисс Айлин так построила план занятий, чтобы все эти требования были учтены. Она проверяла их домашнее задание, требовала, чтобы они писали отчеты о прочитанных книгах, организовала часы самоподготовки. Она вела занятия так же хорошо (или даже лучше), как учителя в любой частной школе. Детишки были сообразительные. Они постоянно что-то читали. Впитывали все как губка, все время задавали вопросы.

Когда мы возили их на ужин или в кино, мистер Джексон сидел с ними на заднем сиденье и расспрашивал их, что нового они узнали в тот день. Он знал все их расписания и уроки. Каждую неделю он вместе с учительницей прoсматривал планы уроков и вел записи о том, что они учат. Он помогал им делать домашние задания по вечерам. Они все время бежали к нему: «Папочка, помоги сделать домашнее задание?» Он просто обожал этим заниматься.

В этом доме редко смотрели телевизор. Они устраивали киновечера, смотрели DVD, но здесь все было иначе, чем в обычных домах, где дети вечно торчат перед телевизором. Они делали уроки, читали книги, играли в игры и слушали музыку.

Джавон:

Были и внеклассные занятия. У них каждый день была физкультура. Они прыгали и бегали по двору, занимались гимнастикой. Иногда мы водили их в соседний парк. И поставили им батут.

Мы возили их на выездные занятия, в музей научных открытий для детей, где можно было проводить различные научные эксперименты. Пэрис обожала ходить в музеи изобразительного искусства и картинные галереи. Отели на Лас-Вегас-Стрип были отличным местом для выездных занятий, там все время проводились выставки и различные инсталляции. Мы возили детей на выставку «Тело», где выставлялись человеческие тела в разрезе. Были мы и на выставке акул в Mandalay Bay. Кино в Imax, трехмерная выставка «Морские глубины» и «Динозавры». В классе дети сначала проходили какую-то теоретическую часть, потом мы везли их в музеи, а потом они должны были написать об этом сочинения.

Первый раз мы вывезли детей в город без мистера Джексона в феврале. Мы ездили на детскую площадку вместе с учительницей. Мы пока были новичками, но ее-то он хорошо знал, поэтому доверял ей. Она постоянно отчитывалась перед ним о том, как мы себя ведем. Ее телефон постоянно звонил, и мы слышали, как она отвечает: «Да, сэр. Нет, они в порядке». Мы поняли, что она наблюдает за нами и за тем, как мы выполняем свою работу.

Билл:

56
Майкл, Принс и Пэрис в Лондоне, 2005 г.

Мы надеялись, что никто не узнает их. В первый раз мы вывезли их в крытый парк аттракционов с Грейс, и там нас застали папарацци. Видимо, кто-то следовал за нами от самого дома. Они сделали несколько поспешных снимков издалека, но, к счастью для нас, хорошие фото им сделать не удалось. На фотографиях невозможно было определить, что это за дети.

Люди часто спрашивают, почему мистер Джексон закрывал лица своих детей масками и шарфами, когда бывал с ними на публике. Таблоиды писали, что это странно и вообще безумие, но они не понимали, для его это делалось. Пока никто не знал, как выглядят его дети, они могли везде ходить без него и вести более-менее нормальный образ жизни. Когда рядом не было их отца, они могли побыть обычными детьми.

Первые несколько месяцев нас сопровождала няня или учительница, когда мы вывозили детей в город. Но где-то в конце апреля он стал просить нас с Джавоном самостоятельно возить их, водить их на детскую площадку. Для нас это было очень серьезно. Когда мы впервые вывезли их без Грейс, то поняли, что он действительно доверился нам. Ведь он так яростно опекал своих детей.

Помнится, как-то мы повезли детей за мороженым. Мистер Джексон остался дома. Стоял февраль, было холодно. Мы уже были на полпути к магазину, когда позвонил мистер Джексон и спросил, надел ли Бланкет шапку. Не надел. Он забыл ее дома. Мистер Джексон велел: «Возвращайтесь и возьмите шапку».

На самом деле дети практически не выходили из машины, но он все равно настаивал. Если на улице холодно, дети должны быть в шапках и перчатках. Точка. Пришлось возвращаться домой за шапкой.

_________________

Джавон:

Люди смеялись при мысли, что он может быть отцом. Они смеялись над именами детей, над их масками и всем прочим. Мол, для Майкла Джексона, по-видимому, очень странно быть отцом. Но чем больше мы узнавали его, тем больше видели, что для него отцовство – самая естественная вещь на свете. Как-то мы были на дежурстве, а он позвонил и сказал нам, что у него закончился стиральный порошок, и не могли бы мы съездить купить ему немного. До этого я бы ни в жисть не представил Майкла Джексона в ванной, стирающего одежду своих детей, но именно этим он и занимался время от времени.

Он их не баловал. Да, были поездки в FAO Schwarz, но только на праздники или дни рождения, или в качестве особого поощрения за хорошо написанную контрольную или выполнение домашней работы. Если у них были плохие оценки или они плохо себя вели, он быстро лишал их всех привилегий. Как-то раз мы собирались отвезти их всех в кино. Мы все проверили, арендовали кинотеатр на вечер. Но в то утро один из детей плохо написал контрольную или не выполнил какую-то работу по дому, поэтому мистер Джексон все отменил. Мы были внизу, приготовили машины, и тут выбежал Принс и сказал:

– Папа сказал, что мы не едем.

По телевизору вы постоянно видите детей звезд, и все они наглые, избалованные и высокомерные. Дети Майкла Джексона были полной противоположностью. Они никогда ничего не просили, но если просили, то всегда добавляли «пожалуйста» и «спасибо». Если кто-то из них шалил, требовалось всего ничего, чтобы наставить их на путь истинный. Два-три слова или немного времени в углу – и они понимали, что нельзя так себя вести.

Билл:

Когда Принсу подарили собаку, он не знал, как за ней ухаживать, как приучать к туалету и убирать за ней. Поэтому первые несколько недель пес ходил в туалет в гараже. В том гараже, где работали мы.

Джавон:

Кругом стояла вонь. Всюду воняло дерьмом. И нам приходилось это нюхать во время работы. У нас были новые костюмы и все такое, и мы тоже воняли дерьмом. Да, у нас был трейлер, но мы должны были дежурить и в гараже. Там мы мыли и чистили машины. Нам совершенно не хотелось заезжать в гараж и ездить по собачьему дерьму.

Билл:

mjprince
Майкл и Принс, 2009 г.

Мы надеялись, что Принс в итоге уберет все это. Но нет. Он выходил в гараж, переступал кучки, бежал к собаке, бросал ей что-то вкусненькое, затем поворачивался, перепрыгивал ту же кучу и убегал в дом. А дерьмо оставалось.

Джавон:

Пару раз мы в него вступали. Билл велел нам все убрать, мол, кто приходит на дежурство, должен убирать. Поэтому именно мы и убирали. Я все время жаловался и говорил: «Нам платят не за уборку дерьма».

Билл:

Бывало, все упирались рогом. «Я не буду это убирать!» – «Ну, я тоже не буду возиться с этим дерьмом, сам убирай!» – «Нет, ты убери!»

Джавон:

Порой дерьмо просто лежало на полу. Но однажды в него вступил мистер Джексон, и вот тогда началось.

Билл:

Мы везли его на встречу. Что-то важное. Он был круто одет, в костюме, в дизайнерской обуви, и когда он шел через гараж к машине, тут-то у него под ногой и оказалось собачье дерьмо.

Джавон:

Ох Принсу и попало. Он прочел ему целую лекцию об ответственности.

– Принс, ты хотел собаку. Это твоя собака, твоя ответственность. Ребята не должны за ней ухаживать.

После этого Принса как подменили. Куда бы ни побежал пес, в гараж или на улицу, Принс бежал следом с совочком и веником, чтобы прибрать за ним. Проблема была решена.

_________________

Билл:

Принс был типичным старшим братом. Он был очень сообразителен для своего возраста и всегда брал командование на себя. Мистер Джексон полагался на него, чтобы он помог присмотреть за остальными. Пэрис и Бланкет всегда обращались к Принсу.

Мы старались везде придерживаться графика. Чтобы сделать это, нужно было всегда выезжать строго в назначенное время. Но с Майклом Джексоном так не получалось. Мы редко выезжали вовремя. Перед каждым походом в люди он подолгу занимался своей внешностью. Порой случалось так, что он уже подходил к машине, а потом вдруг говорил: «О, нет, погодите, мне надо вернуться». И снова уходил в дом, потому что какой-то волосок в прическе был не на месте – и это после того, как над ним два с половиной часа корпел стилист. Принс был единственным, кому хватало храбрости ухватить отца за рукав и сказать:

– Поехали уже!

Он ходил по дому, проверял, одеты ли его брат и сестра, и вел их к машине. Если мы куда-то и успевали вовремя, то только благодаря Принсу.

Джавон:

M_Id_413585_Prince_Jackson,_Paris_and_Blanket
Принс, Пэрис и Бланкет, 2011 г.

Все трое хорошо знали стиль жизни своего отца. Они словно родились уже подготовленными ко всему этому. В четыре утра – вереница машин, садишься, едешь куда-то, потом летишь, делаешь уроки в отеле. Сегодня Ирландия, завтра Лас Вегас. Для них это стало естественным.

На людях мистер Джексон никогда не называл их по именам. Он никогда не говорил «Пэрис, иди ко мне» или «Бланкет, стой здесь». Он не хотел, чтобы кто-нибудь узнал, кто они, и начал фотографировать. Поэтому у всех детей были кодовые имена. Бланкета звали «Куко» (Kooco). Пэрис – «Ош Кош» (Osh Kosh) (у этого названия много значений, это и название сразу нескольких городков в разных штатах, и предводитель одного из индейских племен, и название компании, производящей детские товары. Видимо, просто слово понравилось, потому и выбрал. – прим. пер.)

Кодовое имя Принса я не помню, потому что нам никогда не приходилось его применять. В этом не было нужды, он никогда не нарушал правила, он знал их лучше, чем остальные двое. Однажды мы были в FAO Schwarz, и Пэрис, забывшись, назвала Принса настоящим именем. Он мгновенно среагировал, подошел к ней и сказал:

– Не зови меня так! Ты же знаешь, что нельзя. Пользуйся кодовыми именами, сестренка.

Билл:

Принс понимал, кем был его отец. Может, он не знал всего, но он видел достаточно, чтобы понять, для чего нужна вся эта секретность. Бланкет, думается мне, был еще слишком мал. Пэрис понимала меньше. Она знала правила, но иногда в порыве восторга забывала о них.

_________________

Джавон:

Paris-As-A-Little-Girl-paris-jackson-37191648-736-748Пэрис была папиной дочкой. Маленькая девочка, сплошь окруженная мужчинами. У нее был старший брат, который говорил ей, что делать. У нее был младший брат, который тоже говорил ей, что делать. И мистер Джексон тоже давал ей указания. Можно было решить, что с таким отношением она станет маленьким пацаненком, но она всегда была такая вся девочка-девочка. Всегда улыбалась, всегда в хорошем расположении духа. У нее были огромные зелено-голубые глаза, как будто освещавшие комнату, в которую она входила. Она обожала играть с куклами и примерять платья. У нас с Биллом тоже есть маленькие дочери, поэтому мы буквально расплывались в ее присутствии. Мальчишки обычно не преуспевали, если просили что-то, но Пэрис смотрела на тебя этими огромными глазами, и ты был готов отдать ей что угодно.

Помнится, как-то мы были в крытом парке развлечений. Принс и Бланкет хотели покататься на одном из аттракционов. Билл пошел с ними, а я остался с Пэрис. Она стояла возле автомата, в котором можно было выиграть какую-нибудь плюшевую зверушку. В этом автомате была игра «Рыбак» – большой аквариум с желтыми магнитами, среди которых лежало несколько красных, и надо было подцепить красный магнит и поднять его вверх, тогда получаешь приз. Она хотела выиграть игрушечного мишку для своего папочки. Попробовав 5-6 раз, она посмотрела на меня:

– Джавон, пожалуйста, ты не мог бы мне помочь достать мишку?

Я знал свои обязанности. Стоять рядом, следить и не отвлекаться. Но она так упрашивала меня, что я связался с Биллом и спросил, могу ли я ей помочь.

– Давай, – ответил он, – только приглядывай за ней.

Я сделал 3-4 захода и, наконец, добыл ей мишку. Она так меня благодарила! Ей очень хотелось получить этого медведя, чтобы подарить папе. Медведь был крошечный, но она просто должна была выиграть его.

– Спасибо, Джавон, спасибо!

А затем она подпрыгнула и кинулась меня обнимать. Мое сердце таяло. Прелестнейшая малышка.

Билл:

Когда мы ездили куда-то с детьми, то на обратном пути всегда звонили мистеру Джексону, чтобы он знал, что мы уже едем домой. В тот вечер мы ехали из парка аттракционов, и Пэрис была очень взволнована.

– Я хочу поговорить с папой! Я хочу поговорить с папой!

Она хотела рассказать ему, что привезет ему мишку, которого она добыла в автомате для него. Когда она сказала ему об этом, Бланкет вдруг разошелся. Он внезапно позавидовал сестре и теперь хотел вернуться и тоже выиграть мишку.

– Мы можем вернуться? Я тоже хочу привезти папе что-нибудь!

Бланкет был интересный парень. Когда мы садились по утрам в машину, Пэрис и Принс всегда первыми здоровались с нами. Бланкет был застенчив. Мистеру Джексону приходилось слегка подталкивать его:

– Ну же, поздоровайся с ребятами, Бланкет. Разве ты не скажешь им «доброе утро»?

Он много не болтал, но шалун тот еще. Мы называли его «маленький бунтарь». Боевой мальчишка. Мистер Джексон всегда предупреждал нас:

– Билл, следи за Бланкетом. Он любит убегать.

И он убегал. Если мы были среди людей, Принс и Пэрис следовали протоколу, держались за руки и никуда не отходили. Бланкет постоянно выскальзывал из поля зрения, удирал и делал что хотел.

 

Билл:

Однажды мы ехали мимо казино, при котором располагался большой парк развлечений и аттракционы. Бланкет посмотрел и сказал:

– А у моего папы горки лучше, чем эта!

Таков Бланкет. В другой раз он сел в машину, прямо у меня за спиной, там, где обычно сидел мистер Джексон. Я сказал ему:

– Бланкет, тебе придется подвинуться. Там сидит твой папа.

– Я знаю! – ответил он.

Он сел туда не случайно. Он специально это сделал. Он был маленьким, но не считал себя таковым. «Я сяду там, где сидит папа!» Вроде как это место когда-нибудь станет принадлежать ему.

Чаще всего на выездах мы держали перегородку между сиденьями закрытой. В охране ты должен как можно меньше вмешиваться в личное пространство клиента. Говори только тогда, когда к тебе обращаются. Но дети все чаще стали с нами взаимодействовать. Мистер Джексон тоже. Они хорошо нас узнали, и теперь мы ездили с открытой перегородкой. Как-то раз во время поездки Бланкет начал что-то говорить, и мистер Джексон быстро велел ему замолчать. Дети хихикали, и мистер Джексон повторял им:

– Шшш! Тихо! Нет, я так не говорил!

– Дааа, папа, ты сказал! – отвечал Бланкет. – Ты сказал, что Билл похож на…

– Шшш!

Во мне взыграло любопытство.

– На кого же похож Билл? – переспросил я, глядя в зеркало заднего вида. Бланкет и мистер Джексон уставились друг на друга с таким видом – «ну, кто ему скажет?» Бланкет посмотрел на меня и сказал:

– Билл, а папа говорит, что ты похож на Существо!

– Существо? Какое еще существо?

– Ну, этот парень из «Фантастической четверки», – пояснил Бланкет. – Папа сказал, что ты похож на Существо из «Фантастической четверки».

Я удивился. Ну ладно. Братец шутит. А Бланкет добавил:

– А Джавон похож на Фреона из «Суперсемейки»!

Мы все посмеялись над этим. Так, значит, я теперь Существо. Ну круто. Постепенно мы начали налаживать с ними отношения, вникали в их юмор. И понимали их лучше.

Джавон:

Мистер Джексон всегда интересовался, как у нас дела, все ли у нас в порядке. Он постоянно спрашивал:

– Ребята, вы занимаетесь спортом? Питаетесь правильно? Не ешьте фаст-фуд, это вредно.

По большей части он и дети ели здоровую пищу. Иногда он разрешал им пойти в Макдональдс или съесть жареные куриные крылышки, мороженое, пиццу, но только в качестве разового угощения.

В их маленьком закрытом мире простая поездка в фаст-фуд-ресторан и заказ через окошко для водителей становились настоящим приключением. Мы подъезжали к переговорному устройству, и все трое лезли друг через друга к окну, чтобы первыми сделать заказ. «Ты заказывал в прошлый раз!» – «Нет, ты! Теперь моя очередь!» Чтобы навести порядок, мистер Джексон разрешал каждому из них самостоятельно заказать себе что-нибудь.

Билл:

Бланкет обожал пончики «Криспи Крим». Мы всегда искали возможности вывезти детей в город и показать им что-то новое, поэтому я договорился с менеджером местного кафе Krispy Kreme, чтобы мистер Джексон и Бланкет могли приехать и посмотреть, как делают пончики. В половине третьего утра мы поехали туда и стали наблюдать. Работники все им показали. Они пробыли там пару часов, везде ходили, расспрашивали, как работает кухонная техника. Мы забрали с собой пять коробок с пончиками.

Они искали поводы для радости везде, где только можно. Бывало, мы куда-нибудь ехали, и мистер Джексон говорил:2604217_Children-with-micheal-jackson-Blanket-Paris-Prince-2

– Билл, дети проголодались. Мы можем поехать в Макдональдс?

Мы ехали в Макдональдс, покупали еду, парковались на стоянке, и мы с Джавоном выходили на улицу, оставляя их в машине, чтобы они поели. Он не приказывал нам выходить из машины, мы делали это сами, чтобы он мог побыть наедине с детьми. Мы уже знали, как мало уединения ему достается, поэтому всячески старались помочь ему наверстать упущенное.

Самой большой привилегией для детей были дни рождения. Мистер Джексон отмечал их с размахом. Он приносил нам огромный список необходимого.

– Ребята, найдите клоуна. И фокусника. Автомат для попкорна. Автомат для сладкой ваты. Надувной батут.

И везде обязательно указывал детали.

– Убедитесь, что клоун умеет делать зверюшек из шариков.

Однажды вышло так, что единственный клоун, умевший работать с шариками, был занят с другими клиентами. Мистер Джексон сказал:

– Сделайте что угодно, но доставьте его сюда.

В итоге мы заплатили ему тройную цену. Он брал 75 долларов в час, мы предложили 250.

Мы организовывали доставку всего этого добра – все эти батуты, украшения, огромные торты. Мы нанимали клоунов и фокусников, всех проверяли, всех заставляли подписывать договоры о неразглашении. Папарацци всегда знали, что у нас на подходе день рождения. Над домом висели вертолеты в надежде сделать хоть одно фото мистера Джексона или именинника, так что нам приходилось выкручиваться.

Джавон:

EXCLUSIVE: Michael Jackson and familyКогда у кого-то был день рождения, процедура была одна и та же. Мы договаривались о закрытии FAO Schwarz, чтобы они могли купить подарки без помех. Затем мы везли их на праздничный обед. В основном, в китайские рестораны. Одним из их любимых ресторанов был Wing Lei в отеле Wynn. Там был закрытый зал, который всегда резервировали для мистера Джексона, когда бы он ни приехал. После обеда он арендовал кинотеатр, чтобы дети могли посмотреть фильм. Пока они были в кино, в доме тем временем велась подготовка. Они приезжали обратно, а тут – сюрприз! И фокусник, и клоун с шариками, и сладкая вата. Дом был украшен как на праздник.

Билл:

И больше никого не было. Ни гостей, ни других детей. Только клоуны, мистер Джексон и мы с Джавоном. Иногда еще учительница или няня. У детей не было друзей.

Джавон:

Единственный, кто был на всех праздниках – сын Марлона Брандо, Мико. Они с мистером Джексоном давно дружили. Пару раз Мико приводил с собой своих детей, но обычно были только мы.

Билл:

Было очень тяжело наблюдать и принимать это: никого вокруг, никто не позвонит в дверь и не принесет подарки. Знаменитые дяди и тети не позвонят, чтобы поздравить с днем рождения. Без разницы, был ли это день рождения детей, его самого, День благодарения или День независимости – вокруг никого. Только мы. В конце концов, мы привыкли.

Однажды мы ехали мимо школы. Мистер Джексон с детьми был на заднем сиденье. Мы остановились на светофоре. В школе была перемена, и дети играли во дворе. Мы сидели в машине, и тут мистер Джексон шепнул мне:

– Билл, посмотри.

Я обернулся. Пэрис и двое мальчишек буквально прилипли носами к стеклу. Они смотрели на детей с широко открытыми глазами, и на лицах у них было написано: «Что же за жизнь там, снаружи?» Просто группа детишек на переменке, самая естественная картина в мире, но для них это была словно другая вселенная, в которую им не было хода.

Джавон:

Иногда мне становилось грустно из-за того, насколько они были изолированы, но они всегда были очень счастливы, когда были вместе. Если мистеру Джексону нужно было ехать на деловую встречу и оставить детей дома, они всегда провожали его всей толпой. Они шли за ним до машины и повторяли: «Я люблю тебя, папочка». Он отвечал: «Я люблю вас больше». Такой у них был ритуал всякий раз, как он уезжал из дома. А когда он возвращался – неважно, отсутствовал ли он два часа или двадцать минут, они летели ему навстречу с визгами:

– Папочка! Папочка!

Билл:

Эта четверка была похожа на маленький отряд. Это все, что у них было. Из его спальни был выход на крышу, спиральная лестница, ведшая на закрытую смотровую площадку, откуда было видно весь город и пустыню вокруг. Когда мы поднимались туда, то находили там обертки от конфет, банки из-под содовой и стаканчики, так что можно было понять, что они там были. Им очень нравилось такое семейное времяпрепровождение – подняться на крышу и наблюдать закат, или смотреть на ночные огни. Пэрис рассказала об этом в одном из интервью после его смерти. Ее спросили, помнит ли она что-нибудь особенно дорогое для нее, и она ответила: «Подниматься на крышу дома в Вегасе».

Как-то в пятничный вечер я дежурил в трейлере, наблюдая за территорией через камеры. Внезапно я услышал громкий стук в гараже и чей-то голос, кричавший: «Откройте дверь! Откройте дверь!» Я решил, что кто-то пытается залезть в дом, метнулся в гараж, завернул за угол и увидел мистера Джексона во фланелевой пижаме в белую и синюю полоску. На голове у него была голубая шапочка для душа. Он колотил в дверь ногой.

– Сэр, у вас все в порядке? – спросил я.

Он широко улыбнулся и ответил:

– Да полный порядок. Мы играем в прятки, а они заперли меня здесь.

– Хорошо, сэр.

Вот так они проводили время.

_________________

Потеря

Из показаний личного повара Майкла, Каи Чейз, по делу против AEG Live, 2013 г.

Memorial Service For Michael Jackson Draws Thousands Of Fans And Mourners
Принс, Пэрис и Бланкет на церемонии прощания с Майклом Джексоном, 2009 г.

Каи Чейз, которая готовила для певца и его троих детей в последние месяцы его жизни, описала физическое состояние Джексона перед его смертью.

В апреле Джексон выглядел сильным, здоровым и активным, но в июне ослаб до того, что Принс, которому уже исполнилось двенадцать, помогал ему подниматься по ступеням, вспоминает Чейз.

Чейз также повторила показания, которые давала в ходе суда над Конрадом Мюрреем о дне смерти Джексона, но самыми драматичными свидетельствами оказались те, в которых она описывала то, как повлиял его уход на его троих детей – Принса, Пэрис и Бланкета Джексонов, для которых она и сейчас готовит, теперь уже в доме их бабушки.

«Они много говорят об отце, — утверждает Чейз. – Пожалуй, с этим они не сумеют смириться – их любовь и тоска по отцу огромна».

«Она [Пэрис] была папиной дочкой, теперь же она чувствует себя опустошенной. Опустошенной и потерянной, — сказала Чейз, которая находится рядом с Пэрис со дня ее попытки суицида, совершенной 4 июня 2012 г. «Их с папой соединяла невероятная любовь. Она мечется. Она в поисках. Она грустит».

Вся семья беспокоится по поводу того, как Пэрис справляется с уходом отца четыре года назад, говорит Чейз. «Любая девочка нуждается в папе. Я бы чувствовала себя не лучше, если бы подобное произошло со мной». «Пэрис срывается, плачет. Она часто говорит о нем».

«Она пытается найти себя. Пытается понять, что же она из себя представляет. Она много говорит о любви и понимании, чтобы хоть как-то держаться», — свидетельствует Чейз.

Чейз рассказала присяжным о самом счастливом дне в жизни Пэрис – ее одиннадцатом дне рождения в апреле 2009 года. Ее отец сказал детям, что сегодня они могут есть все, что захотят, что было для них довольно редким. В меню входила пицца, куриные крылышки и банановые чипсы.

Обеденный зал был украшен постерами Майкла Джексона и обложками его альбомов, также играла его музыка, потому что «она так хотела». Чейз говорит, что «она была в неописуемом восторге».

«Когда, казалось, большего счастья и не требуется, он пригласил детей на задний двор, где уже находились артисты цирка Дю Солей с развлекательной программой для нее. Эквилибрист на ходулях, акробатка в огромном шаре и другие цирковые постановки впечатлили меня до глубины души. Я прослезилась тогда. Это было самое прекрасное выражение любви из всех виденных мной прежде».

«С тех пор Пэрис не праздновала свой день рождения, — говорит Чейз, — она больше не хочет этого. Пэрис навсегда запомнила «дни отца и свои дни рождения», — говорит она.

Чейз говорила об отношениях Принса с отцом и об опустошении, произведенном его уходом. «Принс, даже в свои двенадцать, был маленьким папиным сыном. Он хотел, чтобы отец гордился им, и так и было».

«Подросток держит на своих плечах огромный груз ответственности, как старший, взрослый брат и пример для подражания своим брату и сестре. Сейчас на него свалилось немало – подрастание, первые влюбленности. Он хотел бы, чтобы отец был с ним сейчас. Чтобы дал совет. Это сокрушительно для него».

Blanket JacksonБланкет, которому было семь на момент смерти отца, сейчас на одиннадцатом году жизни и закончил пятый класс. «Мне всегда кажется, что ему уже больше, что он очень умный мальчуган», — говорит Чейз.

«Он нуждается в братской поддержке, я до сих пор считаю, что он, как самый младший, пострадал больше всех. Хоть он и был малышом, но помнит очень многое о своем папе, а еще и все эти непрекращающиеся разговоры вокруг».

Точно так же, как Принс и Пэрис, Бланкет «чувствует себя потерянным».

Он должен каждый день носить форму, хоть и занимается с репетитором дома, в Калабасасе, Калифорния. Но он может одеваться как хочет по пятницам – чаще всего он носит футболку с логотипом цирка Дю Солей «Иммортал» — шоу, построенного на музыке его отца. Чейз говорит, что Бланкет из нее не вылезает.

«Он часто танцует, как его отец».

Майкл Джексон нанял Чейз в качестве семейного повара без персональной встречи – только исходя из рекомендаций своих детей. Впервые она встретилась со своими «младшими клиентами» на кухне арендованного Лос-Анджелесского особняка, в котором Джексон жил во время подготовки к концертам. «Во время собеседования мы разговаривали обо всем на свете – от еды до видеоигр. Они хотели убедиться, что я знаю толк в здоровой пище».

«Мы едим здоровую еду, — сказали мне дети, — мы не едим говядину или свинину. Папа любит абрикосы, мы любим фрукты, А Бланкет без ума от манго».

«Мне казалось, что именно здесь было мое место. Это было чудесное начало».

«Приемы пищи были их временем для единения. Это было его время для уединения с ними».

Чейз, выпускница престижной кулинарной академии Ле Кордон Блю в Париже, накрывала стол для ланча, изучала рецепты разных кухонь мира, чтобы дети могли научиться чему-нибудь новому.

«К примеру, у нас мог быть день индийской еды и тогда мы обсуждали, из какой части Индии произошло то или иное блюдо».

506418549
Принс, Пэрис и Бланкет, 2011 г.

Дети с нетерпением ждали «свободной субботы» — дня, в который можно было есть жареную курицу, чтобы разнообразить однообразие здоровой пищи. Майкл Джексон «обожал мексиканскую кухню» и его любимым блюдом были вегетарианские тако (лепешки с начинкой – прим.пер.). Адвокаты Джексона продемонстрировали присяжным фотографии, сделанные в такие дни.

Музыка, разносившаяся по Кэролвуд Драйв, была смесью диснеевских саундтреков, Роллинг Стоунс, Дэвида Боуи и классики. Камины оставались разожженными даже в самую теплую погоду. Очень приятное ощущение, вспоминает Чейз.

«По дому бегали животные –лабрадор шоколадного окраса по кличке Кения, кошки Кэтти и Триллер, попугайчик и говорящая птица, которая свистела, когда мимо проходили симпатичные девушки, — рассказывает Чейз. – У Принса была ручная крыса, которую он таскал с собой, а Пэрис устраивала чаепития для питомцев в игровом домике на заднем дворе. Собака часто прыгала к детям в бассейн, когда те плавали там по субботам».

Дети летели к отцу «со скоростью молнии», когда тот возвращался с репетиций. «Они сразу же облепляли его. У меня на глаза наворачивались слезы при виде этого».

Джексон часто играл с детьми и читал им перед сном. «С ними он становился очень мягким и любящим».

Джексон мог «поддержать дисциплину, если требовалось». Дети должны были лечь в постель в определенное время, и занятия также начинались строго по расписанию.

paris-jackson-homenaje-michael-jackson1
Пэрис, 2014 г.

Он всегда проверял, насколько учеба была познавательной и интересной его детям, включая один из проектов Пэрис, в ходе которого она вела ночную охоту на улиток, рассказывает Чейз.

«Теперь у нас есть папа-улитка, но у нас нет мамы-улитки и детки-улитки» — сказала однажды Пэрис Чейз. За этим последовали ночные поиски улиток в саду.

«Я не знала, как он отреагирует на то, что мы с его дочерью лазили по саду ночью, но он был не против».

Джексон даже присоединился к ним в постройке домика для улиток из стеклянных ваз на кухонной стойке.

После двух месяцев работы на Джексона (март и апрель), Чейз неожиданно была отстранена в мае, якобы из-за кадровых перестановок. Ей даже не позволили попрощаться с детьми. Ассистент Джексона позвонил ей через месяц и сказал, что она может возвращаться к работе, но с этого времени все ее траты будут урезаны компанией AEG.

Пэрис встретила ее с подарком. Это была коробка из-под обуви, наполненная мягкими игрушками и раскрасками – девочка назвала ее «коробкой счастья». Пэрис научилась делиться у своего отца.

«Она выбирала одежду, которую уже не стала бы носить, резала на лоскутки и вручную перешивала во что-то другое, к примеру, в маленькую юбочку. “Я соберу все эти вещи и когда-нибудь перешлю за океан малоимущим”, – говорила Пэрис».

 

Доктор Мюррей «жутко паниковал», когда крикнул Чейз, чтобы та позвала Принса и охранников ему на помощь.

«Быстрее, ты нужен доктору Мюррею, — сказала она Принсу, игравшему у себя, — кажется, что-то не в порядке с твоим отцом».

Чейз вернулась к приготовлению ланча, так и не дозвавшись охрану из подсобки у дверей кухни. Мюррей ни разу не просил ее набрать 911 и вызвать скорую.

Повар осознала всю серьезность проблемы, когда персонал начал плакать «Наверное, мистер Джексон умер». «Можно было почувствовать, как меняется энергетика дома».

Принс закричал «Папа!», Пэрис закричала «Папочка!», и от их крика кровь стыла в жилах.

«Я схватила их, привлекла их к себе и сказала: “Давайте помолимся. Дорогой Небесный Отец, пожалуйста, пусть с этим человеком все будет в порядке”».

В скором времени по ступеням забегали парамедики. Начальник охраны, Альберто Альварез, попросил Чейз покинуть дом. «С ним все будет в порядке» — пообещал он ей.

Чейз не виделась с детьми Джексона, пока ей не позволили проведать их недели спустя.

Кэтрин Джексон наняла ее в качестве семейного повара в прошлом июле по просьбе Принса, Пэрис и Бланкета.

_________________

Пэрис вспоминает отца:

vibe-vixen-paris-jackson-nfl-cheerleader-eagles«У меня осталось много воспоминаний об отце. Нам очень повезло, потому что у нас был наш папа и наш дом, в котором мы жили. Мы знали, что папа был певцом. Наверное, я к этому привыкла. Мне тогда это казалось совершенно нормальным.

Он был потрясающим отцом. Мы все любили его до смерти. Он обладал позитивной энергией, от которой просто не хотелось уходить. Рядом с ним всегда было комфортно. Буквально всякий раз, когда он выходил из комнаты, я говорила ему: “Я тебя люблю”, – потому что боялась, что что-нибудь может случиться. Я насмотрелась слишком много фильмов.

Он хотел для нас только самого лучшего. Всегда заботился о том, чтобы мы были здоровыми. Чтобы мы не пропускали школу. Он пытался образовывать нас как можно больше и всегда присматривал за нами. Он очень нас оберегал. Маски – это была его идея. Он не хотел, чтобы люди знали, как мы выглядим. Таким образом он хотел подарить нам то, чего не было у него: нормальное детство».

Папа научил меня танцевать. Я вечно танцевала. И, да, лунной походке он меня тоже научил.

Его комната была нашим центральным местом. Там бывали только я, мои братья и он. Она была небольшая, но это было наше место, где мы проводили время, ядро семьи. В его комнате была очень позитивная энергия, поэтому там всегда было комфортнее находиться».

Часто, как вспоминает Пэрис, они путешествовали с отцом и оказывались вдалеке от этого ядра:

«Мы привыкли быть в дороге. Он пытался обустраивать отели, где мы останавливались, так, чтобы обстановка там была домашняя. У него был маленький проектор, который мы возили с собой. Он снимал с кровати белую простыню и прикреплял ее на стену. Потом мы раскладывали на полу подушки и смотрели так DVD и фильмы. У нас был собственный домашний кинотеатр. Это было очень здорово».

О жизни после ухода отца:

Paris-Jackson-a-Los-Angeles-le-26-mars-2014_portrait_w674«Было скучно. Я весь день проводила в комнате со своим братом. Перейти в школу было непросто, но я справилась. Я больше не чувствую себя неловко. Я была такой странной – о Боже! Знаете, как у всех в жизни бывает эта фаза неловкости? У меня были очки, короткие волосы, пухлые щеки…» — «У тебя никогда не было пухлых щек, дорогая», — вмешивается Кэтрин. «Мне нравится в обычной школе, — продолжает Пэрис. – Я хочу пройти через годы старшей школы, как все дети. Тяжело жить нормальной жизнью, когда вокруг тебя постоянно охрана. Я на коротком поводке и чувствую, что если бы его отпустили немного, у меня был бы шанс на нормальное детство. Мои друзья – совершенно обычные, и они даже не воспринимают меня как ребенка Майкла Джексона. Они видят во мне личность, понимаете?»

«Науки гораздо лучше даются моему брату, Принсу. Я не знаю, как у него это получается. Они для тех, у кого развито левое полушарие. Я определенно человек правого полушария, – она имеет в виду, более творческий склад личности. – Я пробую разные занятия. Я немного занималась фотографией, потом чирлидерством. Потом футболом. Я пробую разные занятия, пытаюсь найти себя, найти, что мне больше нравится».

«Кто такой Майкл Джексон? Вы серьезно?

Извините меня, ответ будет многословным.

Майкл Джексон был королем поп-, рок-, и соул-музыки. Он был гением. Он был воином. Он был узником в этой адовой дыре, которую мы называем социумом. Он был самым храбрым человеком, которого я знала. Он был ангелом, посланным с небес. Он не только был величайшим и самым талантливым человеком, но и филантропом, и патриархом в семье Джексонов. Он был клеем, который держал семью вместе. Он любил детей и переживал за них, и он так хотел сделать этот мир лучше.

Он был дурашливым, сумасшедшим, смешным, любящим, добрым, прекрасными, милым, невероятным и лучшим, самым любящим отцом, который, наверное, когда-либо существовал. Я так благодарна за то, что мне выпала честь знать его более десяти лет. Он был моей жизнью. Единственным, кто подарил мне настоящее счастье.

Майкл Джексон — это лучшее, что было в музыкальной индустрии… и в моей жизни».

_________________

Принц Джексон об отце:

26B7D53C00000578-0-image-a-117_1426572941694
Принс Джексон, 2015 г.

«Я обязан тебе всем, ты дал мне все, шанс стать лучшим и исцелять мир, как ты. Ты подарил нам надежду и умение не терять веру — мне повезло учиться у легенды, и я благодарен за все. Спасибо, я люблю тебя и скучаю по тебе».

_________________

Сейчас дети стоят на распутье. Им предстоит выбрать, чем заниматься по жизни. Старший сын Майкла Джексона, Принс, выбирает колледж. Он склоняется к поступлению в Школу кино и телевидения при  Университете Лойола Мэримаунт, хотя его давний фаворит, Университет Южной Калифорнии (USC), все еще имеет шансы на выигрыш, как говорит посвященное в дела семьи лицо.

Его хорошие оценки и внеклассные мероприятия должны помочь при поступлении в любой из колледжей Лос-Анджелеса. Джексон был студентом в Бакли, частной школе в Шерман-Оукс, Калифорния, куда он поступил вскоре после смерти его отца.

Также ему поможет и то,  что он — член Национального общества чести школы Бакли, занимался боевыми искусствами и был механиком в школьной программе робототехники.

Принс Джексон не поет и не танцует, но он всегда проявлял повышенный интерес к созданию фильмов. Его покойный отец даже нанял преподавателя, чтобы преподавать искусство кинопроизводства как часть домашнего обучения его сына. Принс также занимается джиу-джитсу и уже получил синий пояс (второй из пяти поясов) от Академии Грейси в Беверли-Хиллс.

jacko26f-12-webКакой бы ни была школа, которую он выберет в конце концов, ездить туда он будет стильно. У Принcа уже есть личный черный джип, однако Фонд наследия его отца купил ему спортивный автомобиль Mercedes. Еще не отправившись в колледж, Принс Джексон уже пытается жить как взрослый, так как он больше не находится под назначенным судом попечительством, начиная со своего 18-летия. Тем не менее, он все еще живет со своей бабушкой и родными братом и сестрой в их особняке в Калабасасе.

Бланкет Джексон также занимается боевыми искусствами. В январе 2015 г. он получил фиолетовый пояс по каратэ (шестой из десяти).

Пэрис одно время хотела стать актрисой, даже получила главную роль в фильме Lundon’s Bridge. Пока что судьба этого фильма остается неизвестной. Она проводит много времени со своими двоюродными братьями и сестрами, а также с Омером Бхатти, который фактически является членом семьи, поскольку буквально вырос у Майкла Джексона на руках.

_________________

Заявление Принса Джексона в день своего 18-летия:

«Прежде чем мне стукнет 18 завтра, я действительно хотел бы сказать спасибо нескольким людям: во-первых, безусловно, моему папе, который был невероятным человеком, который подарил мне жизнь и дал мне невероятную возможность сделать что-то самому. Во-вторых, моему двоюродному брату и опекуну ТиДжею — он многим пожертвовал, чтобы помочь мне во всем, и был со мной, когда я нуждался в нем, помог мне стать тем, кто я сейчас. Наконец, моей бабушке. Она прошла через многое и стала такой сильной женщиной, чтобы жить сейчас так, как она живет, она – наше вдохновение и продолжает жить независимо от того, что происходит, она всегда с нами, для нас, и я люблю вас всех :)».

_________________

Пэрис Джексон, 2015 г.

article-2531266-1A58FB1200000578-789_634x477
Пэрис со своей матерью, Дебби Роу

Пэрис счастлива, что вернулась домой из лагеря для подростков с проблемами, где она провела весь предыдущий год после своей попытки суицида, и сейчас она живет под одной крышей в Калабасасе со своими братьями Принсом и Бланкетом и бабушкой Кэтрин Джексон. Она также поддерживает отношения со своей матерью, Дебби Роу.

«Пэрис в порядке и счастлива, — заявил источник, близкий семье. Она определена в частную лос-анджелесскую среднюю школу. — Она делает успехи и получает хорошие оценки».

Мир никогда не забудет ее глаза, наполненные слезами, на церемонии прощания 2009 года, когда 11-летняя Пэрис вышла на сцену и впервые обратилась к миру. «Я просто хочу сказать, что с тех пор, как я родилась, папа был лучшим отцом, которого вы можете себе представить, — сказала она. — И я просто хочу сказать, что очень люблю его».

_________________

Майкл Джексон:

«Мне очень нравится самому заботиться о моих детях, это весело, для того они у меня и есть, чтобы я мог о них заботиться. Ээто просто большое облегчение для меня,  такое удовольствие, дети делают меня счастливым и заставляют смеяться. Знаете, они замечательные, милые, невинные дети. Мои дети… это трудно выразить словами, потому что они подразумевают все. То, как вы бы объяснили, как ваши дети заставляют вас чувствовать себя… Они для меня целый мир, я просыпаюсь и готов весь день посвятить им. Я готовлю им завтрак, я меняю подгузники; если они хотят, чтобы мы читали, мы много читаем, мы играем в прятки и приятно проводим время вместе. Я хочу быть лучшим отцом в мире».

89217591

 Подбор материалов: Надежда Берестнева

В статье использованы переводы morinen, VeraMJ, goldy_kate, justice_rainger.

12 мысли о “Лучший в мире папа: Майкл Джексон и его дети

  • 27.03.2015 в 16:09
    Permalink

    Спасибо! Всегда плачу, когда читаю о детях Майкла и их любви, такой настоящей и трогательной.

    Ответить
  • 06.04.2015 в 22:51
    Permalink

    Какие прекрасные и благодарные слова высказывают Майклу его дети. Как берегут память о нем,это дорогого стоит. Как тяжело видно было Пэрис,переживать такой удар судьбы,что даже была попытка суицида. Конечно,вдруг нет больше такого любимого папы,который так участвовал в ее жизни. Кругом все было связано с ним….Как до обидного мало времени было дано…Он так бы порадовался сейчас, глядя на своих взрослых,красивых,успешных детей. Смотрю на их совместные фотографии,была жизнь любящих друг друга людей,был их мир.Теперь это все далеко.

    Ответить
  • 16.05.2015 в 15:47
    Permalink

    Огромное спасибо за такую подборку текстов и замечательных фотографий! Сижу, читаю и слёз сдержать не могу — так много прекрасных и трогательных моментов, собранных воедино! Спасибо!

    Ответить
  • 08.06.2015 в 00:27
    Permalink

    Молодцы! Нет слов, очень трогает статья.

    Ответить
  • 23.03.2016 в 02:08
    Permalink

    Боже, какой все-таки Майкл — удивительный, во всем! Какие у него дети! Вроде семья — неполная, но в ней не было таких «издержек» полных семей, как ссоры, выяснения между родителями из-за разногласий. А здесь вроде и папа -«одиночка», а так все правильно, так здорово, красиво, в такой гармонии. Они получили столько любви и доброты!!! Огромное спасибо за статью.

    Ответить
  • 13.06.2016 в 16:13
    Permalink

    Трогательно… Прослезилась… Спасибо!

    Ответить
  • 15.08.2017 в 23:06
    Permalink

    Почему их отняли друг у друга небеса.

    Ответить

Оставьте комментарий