«Синклавир», музыка и Майкл Джексон. Часть 2: Bad-тур

Вторая часть истории Кристофера Каррелла о работе с Майклом Джексоном. В этой части Крис рассказывает о том, как проходили репетиции тура Bad и сами гастроли.

Во время тура было столько интересных ситуаций, что описать их все не представляется возможным – они запросто потянут на отдельную книгу. Поэтому я разделю их на три основные категории – репетиции, сам тур (Япония, Австралия, Америка и Европа) и период сразу после тура. Я не собираюсь обсуждать здесь политические и бизнес-аспекты гастролей, поскольку эти темы несколько депрессивны. Итак, начнем…

Репетиции

Chris-Playing-SynthAxe-With-MJ1-690x553Начались телефонные звонки. Все, кто работал с Майклом, хотели знать, что происходит. Вскоре стало ясно, что Майкл и Фрэнк основали компанию TTC Touring, которая должна была решать все гастрольные вопросы. Компания уже начала нанимать персонал для тура. Исходя из наших разговоров с Майклом, я предположил, что меня просто переведут из студии на сцену. Однако оказалось, что для некоторых людей, работавших в TTC, мое участие было под вопросом. Скорей всего, моя работа проходила бы где-то за кулисами, но никак не на сцене.

Как-то раз, пока мы еще записывались в Westlake, я напрямую спросил Майкла о моем участии в туре. Хочет ли он, чтобы я играл? Он ответил утвердительно. Тогда я спросил, на чем именно я должен играть. Он ответил – гитара и «Синклавир». Буду ли я стоять на сцене? И снова утвердительный ответ. В свою очередь он расспросил меня о «Синклавире». Поскольку эта станция стала важной частью альбома при работе в студии, он хотел использовать ее и в живых выступлениях. Майкл непременно хотел полностью воспроизвести альбомное звучание на сцене. Он говорил, что люди, послушав альбом, идут на концерт и хотят услышать свои любимые песни в том же виде, в каком они были в альбоме. Поэтому «Синклавир» был просто необходим нам, чтобы реализовать эту идею. Майкл хотел знать, сможет ли «Синклавир» надежно работать от концерта к концерту и перенесет ли он постоянные переезды с места на место. Я сказал, что, при надлежащем выполнении всех моих инструкций с инструментом, проблем не возникнет. Нам нужно нанять лучшего инженера из компании-производителя, чтобы он мог обслуживать синтезатор во время тура. Нам также потребуются резервные системы и чистое помещение с кондиционером за сценой, чтобы защитить основные блоки системы от грязи, жары и дождя. Майкл заодно хотел пользоваться «Синклавиром», чтобы писать песни во время тура, так что я предложил установить синтезатор в своем номере отеля, чтобы Майкл мог приходить и работать на нем, когда захочет. Он обрадовался: «Давай так и сделаем!»

Я передал все требования Майкла в TTC. Те расстроились, поскольку это означало уйму дополнительной организационной работы, ведь никто ни разу не путешествовал по миру с такой объемной и громоздкой системой. Но Майкл так хотел, а его желания – закон! Я также сообщил персоналу, что необходимо нанять специалиста, который будет обслуживать «Синклавир», и мой выбор пал на Митча Маркулира, работавшего на компанию NED. Я позвонил Митчу, обрисовал ему ситуацию и спросил, не хочет ли он принять наше предложение. Он согласился. Я попросил его перезвонить в TTC и предложить свои услуги. По этическим соображениям TTC не могла официально выдвинуть Митчу такое предложение из-за конфликта интересов. Митч сообщил компании NED, что он должен поехать на гастроли, чтобы поддерживать должное состояние синтезаторов. Это было выгодно как самой компании-производителю, так и Майклу Джексону. Все остались довольны, и Митч присоединился к группе технических ассистентов тура.

badaxe-224x300
Гитарный адаптер SynthAxe

Теперь пришло время разобраться, какие именно системы потребуются для «Синклавира». Отталкиваясь от уже написанной музыки и способов использования синтезатора на выступлениях, я решил, что мне понадобятся два полностью укомплектованных «Синклавира» на сцене и записывающая система Synclavier Direct to Disk. Нам также понадобятся все возможные запасные детали и множество жестких дисков на случай непредвиденных проблем. Все это добавляло к смете внушительную сумму в 1 400 000 долларов! Только Майкл Джексон мог позволить себе такую систему для мирового тура. Кроме того, мы добавили еще один «Синклавир», который будет стоять в отеле, вкупе с дополнительным записывающим оборудованием, динамиками, микшерным пультом, электрогитарой и различными приспособлениями для звуковых эффектов.

Больше всего я волновался о том, как я буду играть на «Синклавире» вживую. Я не клавишник, мой инструмент – гитара. Мне нужно было найти какой-то адаптер, который позволит мне играть гитарной техникой, но при этом выводить звук на компьютер, чтобы запустить «Синклавир». Я перепробовал все! В итоге я выбрал гитарный адаптер SynthAxe. Поиграв на нем пять минут, я понял, что это сработает. Он стоил 12 тысяч! Я купил один для себя и заставил TTC купить еще два экземпляра для тура. Осталось всего ничего – научиться играть на нем за пару недель!

Тем временем начались прослушивания для музыкантов, проходившие на репетиционной базе Leeds Rehearsal в Северном Голливуде. Там были все виды клавишного оборудования и несколько гитарных усилителей. За прослушивания отвечал Рори Каплан; он помогал музыкантам установить и настроить оборудование. Рори также стал одним из клавишников тура. Раньше он уже играл с Джексонами в туре «Victory». Майкл на прослушиваниях не присутствовал. В зале стояла видеокамера, и все записи вечером отвозили Майклу домой.

Времени для работы над программой оставалось все меньше, поэтому список музыкантов очень быстро сократили, оставив только профессионалов, которые попросту рекомендовали нам друг друга. Майкл хотел, чтобы на гитаре у него играла женщина со светлыми волосами – такая у него была идея. Мы отправили запрос в институт гитарных технологий (GIT), и нам пообещали прислать пять лучших студенток. Поскольку сроки поджимали, компания TTC потребовала отобрать только лучших из лучших.

1987, Tokyo, Japan --- Michael Jackson and Jennifer Batten Performing
1987, Tokyo, Japan — Michael Jackson and Jennifer Batten Performing

Я случайно оказался на репетиционной базе в тот день, когда на прослушивание приехала Дженнифер Баттен на своем потрепанном старом грузовичке. Она работала преподавателем в GIT. Для прослушивания она привезла свою собственную гитару и усилитель. Я как раз заходил на базу, она увидела меня и спросила, где ей можно подключить свое оборудование. Она совсем не была похожа на рок-звезду… скорее, на затюканную библиотекаршу. Я показал ей, где находится сцена. Насколько я помню, там был и Рори. Дженнифер спросила, что ей сыграть. Мы сказали, что она может играть что угодно, и она сыграла соло Эдди Ван Хейлена из «Beat It», идеально и без аккомпанемента! Мы обалдели! В тот же вечер, когда мы смотрели видео у Майкла дома, я сказал ему, что Дженнифер классная, и ему бы стоило к ней присмотреться. Он посмотрел ее запись и воскликнул: «Здорово! Она действительно хороша, но придется основательно поработать с ее внешностью». Мы расхохотались. Ее сразу же взяли в группу.

Следом нам рекомендовали басиста Дона Бойетта. Он много с кем играл, включая Pointer Sisters, и только что вернулся из тура с Лайонелом Ричи. Прекрасный музыкант, и выглядел он достойно, так что его тоже взяли сразу.

На прослушивании было много клавишников, но Майкл хотел только Грега Филлингейнса. Грег играл в нескольких песнях в альбоме и работал с Майклом в студии много лет. Я вообще не понимаю, для чего мы проводили прослушивания для клавишников. Грег стал последним музыкантом, вошедшим в команду.

Похоже, что Майкл планировал посадить за ударные Джонатана Моффета, а на гитару поставить Дэвида Уильямса, поскольку оба играли с ним в туре «Victory». Однако в тот момент они находились в туре с Мадонной. Ее тур скоро заканчивался, и у нас оставалась еще пара недель, чтобы они могли сыграться с остальными. Сейчас нам нужно было кем-то заменить их на репетициях, и поэтому за барабаны сел Рики Лоусон. Он играл в туре Лайонела Ричи вместе с Доном Бойеттом, так что у них уже был опыт совместной работы. Вообще-то Рики хотел отдохнуть от поездок, поэтому согласился только временно заменить Моффетта на репетициях. Оказалось, и Рики, и Грег были родом из Детройта, штат Мичиган, и не раз играли вместе. Мне это показалось любопытным, поскольку я сам из Мичигана и тоже жил в Детройте.

Чтобы временно подменить гитариста на репетициях, мы пригласили сессионного музыканта Пола Джексона-младшего, но он отказался. Вместо этого он порекомендовал нам гитариста Джона Кларка. Насколько я помню, Джон работал курьером в звукозаписывающей фирме. Когда мы позвонили ему, он сразу согласился, невзирая на то, что это была всего лишь временная замена.

Раз Майкл хотел, чтобы я тоже играл на гитаре, мне нужна была новая гитарная система, поэтому для меня купили два усилителя Mesa Boogie и динамики. Впрочем, я очень быстро понял, что моя работа в туре будет и без того напряженной, поскольку мне придется пользоваться гитарным адаптером SynthAxe и «Синклавиром». Времени на монтаж, программирование и разучивание партий оставалось очень мало. Я решил, что мне нет надобности играть еще и на гитаре, поскольку в группе уже были два хороших гитариста, поэтому я отринул эту идею и сосредоточился только на «Синклавире».

К этому моменту в группу входили я, Грег Филлингейнс, Рори Каплан, Рики Лоусон, Дженнифер Баттен, Дон Бойетт и Джон Кларк. Мы были готовы к репетициям! С каждым днем звук все улучшался. Мы все были приятно удивлены тем, насколько хорошо мы звучали.

Тем временем, Мадонна продлила свой тур. Она вознамерилась закончить его только тогда, когда мы отыграем половину концертов в Японии! Это уже было серьезной проблемой. Джонатану Мофетту и Дэвиду Уильямсу будет крайне сложно сразу влиться в наш коллектив практически без репетиций, поскольку мы использовали множество новых технологий. Вдобавок, группа и без того звучала отлично! Даже Рики передумал и дал согласие на полный тур! Музыканты посовещались и решили, что работать будем в текущем составе. Осталось только сообщить об этом Майклу и Фрэнку. На встрече с ними мы объяснили, что быстро ввести новых музыкантов будет непросто из-за новых технологий. Вдобавок, новый барабанщик и гитарист определенно изменят ощущения от музыки, которая и так звучала превосходно. Мы сказали Майклу, что текущий состав музыкальной группы следует оставить для тура и больше никого не заменять. Майкл согласился. Он тоже считал, что группа звучит хорошо. Фрэнк был не против – ему порядком надоели все эти переговоры, а еще больше его расстраивал тот факт, что Джонатан и Дэвид запросили непомерно высокую плату за свои услуги. Решено! Текущий состав музыкантов остается без изменений! Мы сообщили эти новости остальным музыкантам. Рики очень обрадовался! Джон Кларк едва не расплакался. Он понятия не имел, что его возьмут в тур такой звезды.

Дальше – производственные репетиции.

Производственные репетиции проводились на самой большой репетиционной площадке Universal Studios в Лос-Анджелесе. На этих репетициях отшлифовывается буквально все, от аранжировки, вокала и звука до хореографии, смены костюмов и пиротехники.

badaxestage2В первый же день репетиций Майкл увидел меня с гитарным адаптером SynthAxe. У него глаза буквально полезли на лоб! «Ух ты! – воскликнул он. – Где ты взял эту штуку?» Я с улыбкой ответил, что знаю секретные места. Он сразу же захотел, чтобы из хранилища принесли футуристического вида гитары, которые использовались в туре «Victory». Дженнифер и Джон дипломатично испытали их, но вежливо отказались на них играть, поскольку для них это было слишком неудобно.

Каждый день у нас появлялись новые люди. Прибыли бэк-вокалисты – Кевин Дорси, Дориан Холли, Дэрил Финнесси и Шерил Кроу.

Репетиции требовали от нас множества усилий и времени, мы зачастую оставались там допоздна. Фактически мы каждый день трижды прогоняли всю двухчасовую программу. Вечером мы работали над программированием аппаратуры и вносили изменения в соответствии с просьбами Майкла. Насколько я помню, мы приезжали на базу в десять утра и работали до часу ночи – каждый день! А Майкл еще ездил куда-то на репетиции с танцовщиками после того, как мы заканчивали дневную работу.

Люди все прибывали. Появились осветители. Был заключен контракт с продюсерской фирмой для тура, Nocturne Productions, во главе с Бенни Коллинсом. Они сразу взялись рулить железной рукой, совсем как в армии, так что работать с ними было не очень весело. Компания Clair Bros., занимавшаяся звуковым оборудованием, привезла гигантскую акустическую систему, которая, казалось, увеличивалась в размерах по мере продвижения репетиций.

Майкл решил дождаться выпуска альбома «Bad», поскольку хотел исполнить многие песни оттуда вживую, поэтому сначала мы занимались старыми хитами, а уж потом, в последнюю очередь, добавляли новые песни. Он решил включить в список «I Just Can’t Stop Loving You» и «Bad», так как они будут первыми синглами альбома. Еще он решил впервые исполнить «Thriller». Чтобы реализовать его идею, мне пришлось взять старые мультитрековые пленки, чтобы сделать нужные сэмплы и запрограммировать перкуссию. А еще мне надо было заполучить классическое речитативное вступление Винсента Прайса! Все это я загнал в «Синклавир».

С песней «Thriller» вышла интересная история. Майкл рассказал мне, что его церковь крайне негативно высказалась об изначальном релизе песни. Они сочли песню работой дьявола и хотели во что бы то ни стало запретить Майклу исполнять ее вживую. Майкла такая реакция озадачила. У него и в мыслях не было никакой чертовщины. Он сказал, что это все чистый детский сад… вроде Хэллоуина, просто баловство. Однако церковь продолжала давить на него до такой степени, что он уступил им, пообещав не исполнять песню. Пока мы записывали альбом «Bad», Майкл принял решение уйти из церкви. Он все еще верил в основы учения – что нужно быть добрым, помогать людям и все такое, но он чувствовал, что его ограничивают в творчестве, поэтому и решил уйти. Думаю, для него это было нелегким решением, но теперь он впервые собирался исполнить «Thriller» на концертах – с полной хореографией, костюмами и даже превращением в оборотня! КРУТО!

Наконец, сет-лист был готов:

Wanna Be Startin’ Somethin’
Things I Do For You
Off The Wall
Human Nature
Heartbreak Hotel
She’s Out Of My Life
Jackson 5 Medley [I Want You Back, The Love You Save, I’ll Be There] Rock With You
You Are My Lovely One
Working Day And Night
Beat It
Billie Jean
Shake Your Body [Down To The Ground] Thriller
I Just Can’t Stop Loving You
Bad

В перерывах между репетициями мы ходили на примерку костюмов. Я познакомился с костюмером Майкла, Майклом Бушем. Прическами и гримом занималась Карен Фей.

Michael Jackson in concert in Japan.
Майкл Джексон в туре Bad, Япония.

По мере приближения даты отъезда в Японию возникало все больше и больше вопросов, которые нужно было решать в срочном порядке. Одним из таких вопросов были наши рабочие визы и загранпаспорта. До нашего отъезда оставалась всего неделя, и мы гадали, как мы успеем так быстро получить визы. И вот тут я осознал, насколько влиятелен был Майкл. Всем музыкантам велели приехать в миграционный офис в Лос-Анджелесе. Там нас сфотографировали и попросили подождать в соседней комнате. Затем нас стали вызывать по очереди и велели быстро заходить в соседнюю комнату, ни на кого не глядя. Через 15 минут вызвали меня. Я зашел, как мне было велено, сотрудник офиса проверил мои документы и протянул мне паспорт с уже проставленной в нем визой. Ничего себе!

Помню еще, как покупал себе несколько пар очков для сцены. Времени на покупку контактных линз уже не было, да и я никогда не носил их раньше, поэтому сомневался, хорошо ли буду в них видеть. Я прогулялся в торговый центр Beverly Center в Лос-Анджелесе и прикупил себе несколько классных оправ. Мне повезло, что я быстро оформил рецепт и получил свои очки на следующий день.

Нам сообщили, что наши суточные на еду, стирку и все прочее во время тура составляют 45 долларов. Более опытные люди в группе говорили, что для Японии это очень мало, поскольку страна дорогая. Обычно музыкантам выделяли по 70 долларов в день. Мы потребовали прибавки. Не помню, среагировали ли в TTC на нашу просьбу или нет. Возможно, нам пришлось на всем экономить!

Карен Фей решила, что я должен выглядеть как участник группы KISS. Она раскрасила мне лицо в серебряный цвет и нарисовала молнию поперек лба. А еще она выкрасила мои волосы в черный цвет. У всех музыкантов в группе были черные волосы, кроме Дженнифер Баттен и Шерил Кроу – они носили длинные светлые волосы. Карен также нарастила мои волосы в длину. Круто!

Из-за ограничений во времени у нас не было возможности провести генеральную репетицию шоу со всеми нюансами, костюмами, хореографией и освещением. Мы прогоняли номера в разной последовательности, но всю программу целиком – ни разу. Все участники были профессионалами, так что мы надеялись, что каким-то необъяснимым образом на сцене все сложится как надо.

День отъезда наступил. Мы отправились в аэропорт Лос-Анджелеса, и наша следующая остановка – Япония!

Тур в Японии: 12.09.1987 -12.10.1987

Раньше я ни разу не был в Японии, да и никогда не играл в такой команде. Для меня это был невероятный личный опыт. Билеты на первые десять концертов в Японии разлетелись всего за 2,5 часа! Поскольку спрос был очень высок, в программу добавили еще пять концертов. Огромный грузовой самолет перевозил 22 грузовика с оборудованием и 132-х человек, обслуживавших концерты. Среди сценического оборудования было 700 осветительных приборов, 100 колонок, 40 лазерных установок, 3 зеркала и 2 гигантских монитора. Позднее добавили еще и лазерное шоу. Фрэнк Дилео говорил мне, что на тот момент обслуживание и проведение одного концерта обходилось в 500 000 долларов! В Японии даже перенесли чемпионаты по бейсболу, чтобы Майкл мог играть на стадионах! Это вообще неслыханно! Все равно что перенести ежегодный чемпионат по бейсболу в США!

Когда мы прибыли в международный аэропорт Токио, там уже ждали 600 журналистов, операторов и поклонников. Пройдя таможню, мы сели в специально арендованный для нас автобус и направились в город. Для музыкантов были забронированы номера в отеле Akasaka Prince Hotel. Шимпанзе Майкла, Бабблз, летел из США отдельным самолетом, и в аэропорту Нарита его встречали порядка 300 людей. К нашему изумлению, он отправился в город в одном автобусе с нами! На протяжении всей поездки Бабблз раскачивался на поручнях, как Тарзан, и в автобусе царил полный хаос. Тем не менее, музыкантам он нравился, и мы все веселились до упаду.

Спонсором тура выступала компания «Пепси». Все участники тура получили строжайшие инструкции ни в коем случае не пить «Кока-колу» на людях! В туре с нами путешествовал представитель «Пепси», чтобы убедиться, что рекламная кампания проводилась как положено. У Майкла даже был отдельный сотрудник, который работал исключительно с этим чуваком из «Пепси». В каждом номере отеля нас ждало множество упаковок этого напитка. Я не пью «Пепси», поэтому я обычно раздавал баночки с напитком персоналу отеля.

Менеджеры очень волновались насчет первого шоу, поскольку на репетициях мы ни разу не прогоняли его целиком. Команда была взволнована, но собрана. Мы вышли на сцену – а там столько людей! Мы без проблем провели концерт, и менеджеры вздохнули с облегчением. Что интересно, японские зрители вели себя очень сдержанно, и нам пришлось здорово попотеть, чтобы расшевелить их. В итоге мы все-таки заставили их прыгать и кричать! Позже мы узнали, что, оказывается, зрителям строго наказали сидеть на своих местах и не шуметь, иначе нарушители будут выведены из зала. Обалдеть!

Однажды после шоу мы все уже сели в автобус, чтобы вернуться в отель. На выезде со стадиона был очень крутой поворот, но автобус никак не мог его преодолеть, поскольку кто-то припарковал там машину. 20 человек из местных техников в одинаковых белых футболках с логотипом «Bad» собрались вокруг машины, решая, как поступить. Музыкантам нужно было покинуть стадион до того, как начнут выходить зрители. Мы наблюдали за техниками из окон автобуса. Внезапно они все окружили машину, приподняли ее и отодвинули с дороги! Водитель автобуса миновал поворот, а техники таким же образом вернули машину обратно на место. Мы хохотали до колик!

Тур в Австралии: 13.11.1987 – 28.11.1987

Первое шоу в Мельбурне было невероятным! Зрители были гораздо энергичнее, чем японцы. С первой же песни они вскочили на ноги и принялись кричать! Они так громко вопили, что мы едва могли слышать начальный отсчет перед каждой песней, чтобы вступить синхронно. На следующих концертах нам пришлось спешно решать эту проблему.

На следующий день Майкл был на первых страницах газет. Один журналист детально описал каждую песню, без конца повторяя, что концерт был великолепен, но исполнение Майкла и музыкантов было «слишком хорошим»! Это еще что значит? Далее в статье он назвал нашу музыку «Робо-поп»! Я подумал было, что он, вероятно, решил, что мы играли слишком идеально, как роботы. Оказалось, в Австралии как раз шел фильм «Робокоп», который был очень популярным.

В то же время в Мельбурне находился Билли Джоэл со своим мировым туром. Оказалось, он даже жил в одном отеле с нами! Как-то после нашего концерта мы с парочкой музыкантов спустились вниз, в холл отеля. Билли и его жена Кристи Бринкли тоже были там, и мы разговорились. Я всегда считал Кристи очень консервативной. Оказалось, она была фанаткой Майкла, и через некоторое время она расслабилась и даже пританцовывала, имитируя Майкла и его известное движение, когда он хватается за промежность. Мы все хохотали! Они были очень милой парой, даже пригласили нас на свой концерт и за кулисы, чтобы потусоваться вместе. Это были веселые деньки!

MJ-and-Stevie-Wonder-Bad-tour1-298x300
Майкл и Стиви Уандер

Иногда Майкл выдумывал что-то новенькое, но не говорил об этом музыкантам. В Брисбейне как раз был такой случай. Мы играли песню «Bad» на бис, когда Майкл внезапно вывел на сцену Стиви Уандера! Мы понятия не имели, что он тоже в Австралии. Он присоединился к Майклу, они стали петь Bad дуэтом, и толпа просто сошла с ума! Музыканты очень удивились, но мы все отлично сыграли.

После пяти концертов пришло время вернуться в Штаты и немного отдохнуть на Рождество, прежде чем отправляться на очередные репетиции.

Рождественские каникулы

На Рождество я решил поехать к себе домой в городок Сагино, штат Мичиган, повидаться с семьей. Я попросил маму, чтобы она никому не говорила о моем приезде. Мне нужно было немного тишины и покоя, ведь я работал с Майклом уже больше двух с половиной лет! Однако, приехав домой, я обнаружил, что мама всем рассказала о моем приезде и устроила дома вечеринку! Я был раздражен, но в то же время понимал, что мои родители очень гордятся моими успехами, так что все нормально.

Через несколько дней, как раз перед самым Рождеством, мне позвонил старый друг и пригласил меня в местный клуб. Он сказал, что там будет выступать хорошая группа из Детройта. Группа играла R&B, и в их репертуаре было две песни Майкла из последнего альбома – «The Way You Make Me Feel» и «Bad». Мне было любопытно послушать, как клубная команда играет песни из такого популярного альбома, над которым мне еще и довелось работать.

Когда группа удалилась на перерыв, я пошел в туалет и столкнулся там с их барабанщиком. Я сказал ему, что группа, по моему мнению, звучала очень хорошо. Он заметил мои длиннющие черные волосы и спросил:

– Ты играешь в какой-нибудь группе?

Ну вот, начинается, подумалось мне.

– Да, – ответил я.

– Известная группа?

– Возможно.

Мне не хотелось афишировать, с кем я работаю, — я надеялся, что мне удастся ускользнуть по-тихому, но не тут-то было!

– Как называется? – допытывался он.

– Я играю у Майкла Джексона, – ответил я.

Сначала реакции не было. Он молчал. А затем до него дошло:

– Майкл Джексон?!

– Да.

У него ушло несколько секунд, чтобы осознать услышанное.

– Я так и знал, что видел тебя где-то. Ты в этом месяце был на обложке журнала Keyboard Magazine!

– Ну, да, – ответил я.

Он попросил меня подождать и выскочил за дверь. Через 30 секунд в туалет ввалилась вся группа! Мы собрались в коридоре возле туалета. Они были в полном восторге от встречи со мной, но слегка удивились тому, что я сейчас в Мичигане. Я объяснил, что приехал домой на Рождество. Они спросили, не могу ли я дать им какие-нибудь указания по игре. Я сказал им, что они играли только одну из двух басовых партий в «The Way You Make Me Feel», и объяснил, как играть песню правильно. Они поблагодарили меня и снова отправились на сцену. Я ушел из клуба до окончания концерта.

Снова репетиции

На следующем этапе тура Майкл хотел исполнить еще несколько песен из альбома Bad. Он велел мне запрограммировать «Синклавир» для новых номеров. Я побывал всего лишь на паре предварительных репетиций, поскольку моя работа заключалась в программировании «Синклавира» и внесении в базу всех звуков и сэмплов, которые я создавал в альбоме, а затем исполнении этих партий во время шоу. Проще простого, никакого давления! Я работал в своей студии около недели. Мне также приходилось ездить в домашнюю студию Майкла, чтобы взять нужные мне сэмплы с мастер-записей. Многие сэмплы уже были в «Синклавире». Грег Филлингейнс, ставший официальным музыкальным директором тура, приезжал ко мне в студию по вечерам после репетиций, чтобы рассказать мне обо всех нововведениях в аранжировках, темпах и перестановках партий. Он также записывал репетиции, чтобы я мог послушать, что к чему.

Chris-Synclavier-rig-backstage-Bad-tour1-300x169Самым сложным для меня было подогнать сэмплы под ускоренный темп, в котором группа играла песни вживую, так как в альбомных версиях песни звучали медленнее. Это было еще до появления технологий ускорения и замедления треков без изменения тональности. Мне снова пришлось обратиться к «Синклавиру» и скрупулезно составить треки нота за нотой, а затем ввести их в систему, чтобы я мог ускорять темп без изменения тональности партий. Мне пришлось изрядно поломать голову над этим, а времени практически не было. Последние три дня программирования я вообще не спал!

Я знал, что во время концерта будет небольшой перерыв, чтобы Майкл передохнул, а музыканты тем временем могли сыграть соло. Поскольку ребята в группе были очень талантливы и все играли какие-то соло, я решил, что мое сольное выступление должно быть совсем иным, и для этого мне нужно использовать технологии на всю катушку. А почему бы не создать какой-нибудь танцевальный ремикс? Я собирался выйти на сцену сквозь дымовую завесу со своим гитарным адаптером SynthAxe и сыграть необычные сэмплы под крутой грув, который для меня исполнял бы Рики на барабанах. Я использовал сэмплы взрывов, бьющегося стекла, различных голосов, духовых и т.д. Мое соло заканчивалось сэмплом взрыва атомной бомбы. Да, сабвуферам придется несладко! Майкл позднее сказал мне, что мое соло ему нравилось больше всего. Обалдеть!

Настал день, когда мы должны были собрать всю программу в одно целое. Мой ассистент Митч приехал ко мне в студию, чтобы забрать жесткие диски и установить их на «Синклавиры» Майкла в репетиционном зале. Я загрузил все материалы. Пришли музыканты. В зале были Куинси Джонс и Донни Осмонд. Рики отбил ритм для первой песни… ОГО! Звук был просто чума! Группа была потрясена всеми дополнительными сэмплами, которые загружались через «Синклавир». И я впервые смог послушать нашу группу. Куинси решил, что звучит отлично, и особо отметил духовые. Затем все оборудование разобрали, чтобы перевезти в Пенсаколу, штат Флорида. Репетиции для первого этапа тура проходили в студиях Universal Studios, но Майкл больше не мог их использовать, они были заняты кем-то другим. Поэтому было решено провести следующие репетиции в Пенсаколе.

Тур в США: 23.02.1988 – 06.05.1988

Мы прибыли в Пенсаколу и остановились в новеньком отеле на пляже. Его только что построили и даже еще не открыли официально. Рядом был очень интересный пляж с черным песком. Мы репетировали новые песни и отрабатывали детали. Майкл должен был присоединиться к нам через неделю, но так и не приехал. Группа хорошенько отрепетировала все песни. У нас оставалось свободное время, поэтому мы разучили «Speed Demon». Песня звучала великолепно! Мы рассчитывали, что Майклу она понравится, и он захочет ее исполнить.

Нам дали несколько выходных, но, как назло, я заболел и провалялся в постели все это время. Я даже не мог есть! Когда мы снова начали репетировать, я был очень слаб. Нам объявили, что приехал Майкл и вот-вот появится в зале, поэтому мы решили сыграть ему что-то из новенького. Майкл привел с собой Мэри Харт, ведущую программы Entertainment Tonight. Он вошел в зал меж двух рядов полицейских, одетых в униформу, и операторов… Вот это я называю грандиозным появлением! Мы играли новые номера, пока Мэри брала у него интервью.

Чуть позже, когда мы собрались в его гримерной, Майкл сказал мне, что «The Way You Make Me Feel» отлично звучит, а «Smooth Criminal» – даже лучше, чем в альбоме, поэтому нам надо ее перезаписать! Ему также понравился «Speed Demon», но, невзирая на мое желание сыграть эту песню, он ответил отказом, поскольку у него не было хореографии на этот номер. Очень жаль…

Майкл также пригласил Зигфрида и Роя, чтобы поставить некоторые трюки и иллюзии для шоу. Наблюдать за этим было очень интересно. Шоу приобрело совершенно иные масштабы.

После репетиций мы уже были готовы начать тур по США. Первое шоу было в Канзасе, штат Миссури, 23 февраля 1988 года. В программе было несколько новых песен, новая хореография, и все это исполнялось на новехонькой сцене, так что шоу стало грандиознее некуда. Над сценой появился огромный монитор с бегущей строкой, на котором показывали анимацию – ноги Майкла, исполняющие лунную походку и вращение. С этой анимации начинался концерт. Я добавил в «Синклавир» звуки его шагов. Возле меня стоял монитор, чтобы я мог следить за движением ног Майкла и синхронно проигрывать звуки его шагов. Очень здорово!

На первом шоу в Канзасе лопнули тросы, поддерживавшие этот экран. Оказалось, что общий вес звукового оборудования и самого экрана превышал допустимые нормы нагрузки для большинства закрытых концертных площадок! Было решено, что монитор останется, а некоторые колонки придется убрать. Я был против, поскольку считал, что звук важнее, но меня никто не спрашивал. Ну и ладно!

Примерно за час до начала последнего шоу в Канзасе Майкл вызвал меня в свою гримерную. Он сказал, что, поскольку до следующих концертов в Нью-Йорке у нас была примерно неделя, мне нужно лететь в Нью-Йорк завтра утром и перезаписать «Smooth Criminal» в студии Hit Factory! Он попросил меня известить всех, чтобы к моему приезду все подготовили. Естественно, все встали на уши! Мой ассистент Митч планировал поехать домой на несколько дней, но теперь ему пришлось отменить поездку. «Синклавиры» нужно было по отдельности отправить в Нью-Йорк в тот же вечер, сразу после концерта! Майкл постоянно нагружал меня организационными вопросами, чтобы я общался с менеджерами, так что менеджеры не очень любили меня.

В Нью-Йорке меня уже ждали Митч и Брюс Свиден. «Синклавир» уже подключили, Брюс приготовил все треки для песни. Повернувшись ко мне, он сказал: «Я уже дважды переписывал эту песню. Понятия не имею, что Майкл хочет услышать». Майкл должен был приехать к нам в студию, но передумал, вместо этого где-то развлекаясь с друзьями. Я сказал Брюсу, что, кажется, знаю, чего он хочет, поэтому Брюс ответил: «Значит, ты и будешь сводить треки».

Мы перезаписали все на «Синклавире», и я свел песню. Майкл сказал, чтобы мы захватили с собой магнитофон, усилители и колонки, чтобы он мог послушать окончательную версию микса у себя в номере. Все нервничали, так как не знали, как он отреагирует на новый микс. Я был уверен в том, что у меня получилось угадать его желания, поскольку мы много работали над звуком у него дома. Нам пришлось арендовать кучу оборудования и отправить все это в номер Майкла. В номере у него была целая танцевальная студия с высокими потолками, так что мы установили оборудование именно там. Все было готово, когда Майкл пришел туда. Он поздоровался с нами и попросил включить музыку. Брюс включил – и Майкл сразу принялся танцевать! Это был хороший знак. Он танцевал до самого конца песни, а потом сказал: «Это здорово! Звучит так, как и должно звучать!» А затем он просто развернулся и ушел! Все вздохнули с облегчением. Этот микс использовали на всех последующих оттисках альбома «Bad». В целом, басы и ударные на нем звучали мощнее, чем в первой версии. Моя работа в создании этого микса так нигде и не была отмечена.

Майкл Джексон Крис Каррелл Bad тур3 марта 1988 года Майкл дал закрытый концерт в Мэдисон Сквер Гарден в Нью-Йорке. Позднее я узнал от Митча, что за моим выступлением наблюдала Мадонна, сидевшая в тени недалеко от сцены. Она определенно заинтересовалась тем, что я вытворял с «Синклавиром». Мне это показалось любопытным. Билли Джоэл тоже был в зале, мы поздоровались и немного поболтали о «Синклавире». Потом за кулисы пришел Пол Шаффер и группа Tonight Show, а следом – все участники Earth Wind and Fire. Ух ты!

Припоминаю еще один интересный опыт во время тура. Мы играли в Денвере, штат Колорадо. Как раз первый концерт. Во время танцевальной части я слишком быстро и неудачно повернулся и сорвал спину! Шоу я закончил, но мне было больно. После концерта, уже в гримерной, я рассказал, что случилось, и один из костюмеров, оказавшийся массажистом, предложил сделать мне массаж. Он поработал со мной примерно полчаса, а затем мы отправились в отель. Мне все еще было больно, поэтому я повалился на кровать, не раздеваясь, и так заснул.

Утром я вообще не смог повернуться! У меня ушло 15 минут, чтобы дотянуться до телефона, стоявшего на тумбочке у кровати! Я был в панике, потому что вечером у нас был очередной концерт. Ко мне в номер сбежались менеджеры. Я был в ужасном состоянии. Они взглянули на меня и спросили, что я собираюсь делать. Это было очень серьезно, ведь моя роль в шоу была очень важной. Если я не смогу играть, придется отменить концерт! Это стоит миллионы долларов, и за этим непременно последуют судебные иски. Да уж, никто ни на кого не давит!

Я решил, что сейчас как никогда нужен позитивный настрой, чтобы все могли заняться своими обязанностями, а не в панике бегать по стенам. Я сказал, что необходимо найти мануальщика, и если ему удастся сделать что-нибудь, чтобы я хотя бы смог сидеть и отрывать правую ногу на 5 см от пола (чтобы пользоваться педалями), то я смогу отыграть шоу. Они ответили согласием и сказали, что попросят Митча внести необходимые изменения в мое сценическое оборудование.

Как раз шли выходные, поэтому найти мануальщика оказалось непросто, но все-таки они отыскали одного, и через час он приехал в отель. Я почти потерял сознание, пока он перетаскивал меня с кровати на свой стол! Он работал со мной весь день, но к вечеру я мог сидеть и отрывать ногу от пола. Чтобы доставить меня на стадион, прислали машину скорой помощи. Я решил, что эту поездку я не переживу, со всеми этими поворотами и выбоинами на дороге, но все оказалось не так и плохо. Меня подвезли к зоне отдыха, где тусовались музыканты и техники. Один из охранников Майкла выгрузил меня из машины и усадил в инвалидное кресло. Мы сразу отправились на сцену. Охранник поднял меня вместе с креслом прямо наверх. Митч уже все подготовил, чтобы я мог играть, сидя в кресле. Я проверил оборудование и убедился, что я смогу отработать шоу.

После этого меня отвезли меня обратно к зоне отдыха, кто-то из музыкантов увидел меня и заволновался. «Что с тобой случилось?!» Я объяснил, что произошло, и добавил, что без проблем смогу выступить. Они спросили, знает ли Майкл. Я понятия не имел, сообщили ли ему или нет.

Через какое-то время кто-то отвез меня к двери в гримерную Майкла. Перед шоу мы все собирались у него в гримерной, произносили молитву, а затем орали и скандировали, чтобы завестись для выступления. Так было перед каждым концертом. Я ждал снаружи, в одиночестве, сидя в своем инвалидном кресле. Внезапно послышались чьи-то шаги. Это был Джон Бранка, юрист Майкла. Должен сказать, Бранка очень серьезный и жесткий, я никогда не видел, чтобы он улыбался. Он увидел меня и спросил, что случилось. Я быстро сориентировался и ответил: «Я попросил у Фрэнка Дилео повысить мне зарплату!» Бранка посмотрел на меня, затем на его лице появилась улыбка, он рассмеялся и пошел дальше.

Вскоре дверь гримерной Майкла открылась, и оттуда вышел Чаки, личный телохранитель Майкла. Это здоровенный, но очень добродушный дядька, он всегда носит фрак и цилиндр. Очень странно выглядит! В общем, он тоже посмотрел на меня, спросил, что случилось, и я ответил то же самое – что я попросил Дилео о прибавке. Он расхохотался. Я объяснил ему, что случилось на самом деле, и добавил, что могу играть. Он спросил, знает ли Майкл. Я не знал. «Погоди-ка минутку», – сказал мне Чаки и закрыл дверь. Через несколько секунд дверь открыл уже сам Майкл. Он был очень удивлен! Похоже, менеджеры ничего ему не сказали. Майкл спросил, что случилось. И я снова ответил то же самое, про Дилео. Майкл взорвался хохотом. Он закатил меня в гримерную, я рассказал ему, что произошло, и заверил, что могу играть.

Через несколько минут пришли музыканты. Некоторые уже знали, что случилось, а некоторые нет. Я снова всем объяснил, что я без проблем смогу отыграть шоу. Вообще-то, я все еще испытывал боль. Мы произнесли молитву, но в этот раз она звучала совершенно по-особенному. Грег Филлингейнс сказал, что, раз я могу играть в таком состоянии, то все остальные должны выложиться на двести процентов, чтобы поддержать меня. Очень мило с его стороны.

Я отправился на сцену раньше всех, и тут ко мне подскочил, вернее сказать, попросту напал местный врач. Определенно, его обычная работа здесь была очень скучной, так как он буквально набросился на меня, радуясь, что наконец-то для него есть пациент. Он сказал мне:

– Без проблем, у меня есть обезболивающие и морфий!

– Нет-нет, – ответил я, – мне не нужны никакие лекарства.

– О, ну ладно… но если вам надо, то у меня есть множество видов обезболивающего и морфий тоже!

– Спасибо, не надо, – опять ответил я. Ну и шарлатан! Кажется, он был разочарован, что не может накачать меня препаратами. Я лишь попросил у него побольше льда для спины. Он принес мне лед и опять:

– Если вам надо, то у меня есть…

Блин!

Я без проблем отыграл шоу. Играть мне пришлось сидя, мне не надо было выходить и танцевать, так что у меня оказалось лучшее место на всем стадионе!

Через несколько дней, во время концертов в Коннектикуте, я уже сидел на табуретке. В следующий вечер я лишь изредка присаживался на нее. На третьем концерте мне уже не нужны были стулья. Когда я шел на сцену в тот вечер, кто-то из команды сказал мне:

– Кажется, ты поправляешься.

– Откуда ты знаешь? – спросил я.

– Твоя походка с каждым днем все прямее, – ответил он.

Prince-Sheila-E1-225x300
Принц за кулисами концерта Bad

Мы играли в Миннеаполисе, родном городе Принца. Он выкупил очень много мест в первом ряду, для себя и своей свиты. У Принца было правило: на публике все его музыканты и прочая свита должны смотреть только на него, потому что он… ну, Принц! Оказалось, подруга Грега Филлингейнса, Шейла Е, работала с Принцем – играла на барабанах и пела. За пару часов до нашего шоу Грег увидел Шейлу в зале и поздоровался с ней. Она его проигнорировала, потому что рядом был Принц. Это разозлило Грега, он решил, что это очень глупо, и рассказал остальным музыкантам о том, что случилось.

Я околачивался вокруг сцены. Музыканты и костюмеры бегали по проходам, заканчивая подготовку к шоу, поправляли костюмы и грим. Внезапно вошли Принц, его телохранитель и Шейла. Все уставились на них. Я решил сорвать Принцу все его «представление». Представьте себе такую картину: я в полном костюме, львиная грива, с меня свисают какие-то шланги, на мне высокие ботинки, и лицо у меня раскрашено как у музыкантов из группы Kiss. Я опирался спиной о стену, скрестив руки на груди… а я ведь еще и высокий! Все смотрели на нас. Эта троица прошествовала буквально в метре от меня. Я посмотрел на Принца и сказал: «Ну как оно, братан?» Он медленно обернулся ко мне. Я увидел, как губы у него расползаются в улыбке, но в последний момент он все же удержался и не улыбнулся. Музыканты зашлись в истерическом хохоте. Принц, его телохранитель и Шейла пошли дальше. А ведь я почти рассмешил его! Ну и ладно.

Тур по Европе: 23.05.1988 – 10.11.1988

Наша следующая остановка – Рим! Когда мы приехали на стадион Flaminino Stadium, я с удивлением заметил вооруженную полицию, окружившую стадион. Оказалось, тут недавно выступал Дэвид Боуи, и в городе начались беспорядки. Видимо, полиция решила, что больше не допустит ничего подобного. Я видел полицию с оружием и собаками еще в аэропорту, и вот теперь здесь. Эта картина совершенно не вязалась с исполнением музыки. Очень странное ощущение.

Кажется, мы играли где-то в Турине или Базеле… к тому времени все города уже смешались у меня в голове, и я не помню, где что происходило. Где-то за час до начала я шатался за кулисами в полном одиночестве (я часто так делаю перед концертом, чтобы настроиться на нужный лад). Я забрел в какую-то зону под стадионом. Гримерная Майкла была неподалеку. Вокруг было тихо и пусто. Внезапно я услышал голоса и шаги. Из-за угла появилась Элизабет Тейлор со своей свитой. Она узнала меня, потому что Майкл как-то знакомил нас на съемках Moonwalker. Она заблудилась и искала гримерную Майкла. Я провел их к двери, постучал, Майкл впустил их и закрыл дверь. Я снова вернулся в свое уединенное место, чтобы расслабиться.

MJ-With-Elizabeth-Taylor-and-Sophia-Loren1-300x199Через несколько минут я снова услышал шаги. В этот раз шел один человек. Из-за угла вышла самая красивая женщина, которую я когда-либо видел! Это была Софи Лорен. Наверное, я выглядел как полный идиот –  стою на месте с открытым ртом. Она заметила меня и вежливо спросила, не знаю ли я, где гримерная Майкла. Я провел ее туда и постучал. Майкл открыл дверь, Софи зашла, и дверь закрылась. Ого, подумал я… неужели это произошло на самом деле?

На следующий день я прочел в газетах, что много лет назад Элизабет Тейлор и Софи Лорен поссорились и с тех пор не разговаривали друг с другом. Похоже, Майкл помирил их прошлым вечером, и теперь они снова были друзьями. Очень интересно!

Мы играли в Рейхстаге у Берлинской стены. Обстановка была еще более странной, чем в Риме. Вдоль стены стояли вооруженные войска. Восточный Берлин решил провести какой-то свой концерт в миле от стены, чтобы люди не попытались сбежать. Во время шоу несколько человек действительно сбежали! Военные заметили, как между стенами бежит женщина. Они уже были готовы стрелять в нее! Она начала кричать, чтобы не стреляли, потому что она была с ребенком! На нее были обращены все телевизионные камеры, поэтому охрана ее отпустила. Опять же, все это происходило вокруг нас, а мы всего лишь хотели исполнять музыку. Мир сошел с ума!

Майкла внесли в Книгу рекордов Гиннесса – он поставил рекорд по количеству людей, посетивших его концерты на стадионе Уэмбли в Лондоне. На шоу собрались 504 000 зрителей и побили рекорд, который прежде удерживала группа Genesis. Спрос на лондонские концерты превысил 1,5 миллиона – этого бы хватило, чтобы заполнить стадион, вмещавший 72 000 человек, более 20 раз! За кулисы к нам приходили Робин Уильямс и Эрик Клэптон. Натан Ист, мой старый друг и басист в группе Эрика, сказал мне за ужином после шоу, что он сидел с ним в зале. Когда я играл свое соло на Synth Axe, Эрик вскочил на ноги: «Что это, что это он делает?» Я был удивлен. Похоже, мое соло восхитило Эрика Клэптона, здорово!

Мы играли в Роттердаме, Нидерланды. Мне было очень скучно сидеть в отеле, но нам не советовали выходить на улицу, поскольку возле отеля собрались сотни поклонников Майкла. Мне надоела гостиничная еда, я разузнал, что в двух кварталах от отеля есть Макдональдс, и решил, что попробую выскочить туда.

Как вы помните, в то время волосы у меня были ниже талии, выглядел я как музыкант, поэтому был мишенью для поклонников. Я спросил у администрации отеля, есть ли у них черный ход. Мне показали дверь, выходившую на боковую улочку. Проблема была в том, что мне все равно нужно было перейти главную улицу и пройти целый квартал, чтобы добраться до Макдональдса. Если я смогу перейти улицу незамеченным, все будет в порядке. Переход был в квартале от толпы, поэтому я решил, что если побегу достаточно быстро, то меня не заметят.

Как же я был неправ! Когда я прошел уже половину пути, кто-то в толпе заметил меня и завопил! Внезапно вся толпа понеслась за мной! Я побежал со всех ног! Ворвавшись в Макдональдс на полной скорости, я подскочил к кассе и попросил разрешения воспользоваться черным ходом. Они очень удивились, но показали мне, куда идти. Я выскочил через заднюю дверь. Уверен, вся толпа забежала в Макдональдс следом за мной и подняла всех на уши. Я обежал квартал и вернулся в отель, запыхавшийся. Персонал уставился на меня, словно я какой-то инопланетянин. С тех пор я больше не решался выходить из отеля.

Bad-tour-crowd-1-300x154Майкл выступал в Лидсе 29 августа 1988 года, на свой 30-й день рождения, и 90 000 фанов спели ему “Happy Birthday”, а мы аккомпанировали им.

Тур в США: 26.09.1988 — 13.11.1988

Одним из самых приятных воспоминаний был концерт в Детройте, штат Мичиган. Я из городка Сагино в том же штате, так что моя семья и друзья пришли на концерт. Я приехал за своими родителями, братом и его женой в длинном белом лимузине и отвез их на шоу! Я рассказал Майклу, что мои родители приедут на концерт, и он пригласил их к себе в гримерную перед шоу. Мы поболтали с ним несколько минут, сфотографировались. Им очень понравился концерт!

Тур в Японии: 09.12.1988 – 26.12.1988

Мы поехали в Японию, чтобы дать еще девять концертов, все билеты на которые были полностью распроданы. Было здорово снова оказаться в Японии. Я со многими подружился, когда мы играли здесь в прошлый раз. Япония произвела на меня впечатление. После тура я часто приезжал в Японию и жил там по полгода, занимался продюсированием и консалтингом. Во время последних концертов в Японии я познакомился со своей будущей женой, она была переводчиком наших концертных менеджеров.

Теперь я живу в Японии.

Финальные шоу в Лос-Анджелесе: 16.01.1989 – 27.01.1989

Chris-Bad-tour1-300x225Тур подходил к концу. Он длился примерно 16 месяцев. Мы дали 123 концерта и выступили перед 4.4 млн. человек в 15 странах. Когда тур закончился, общая выручка составила 125 млн. долларов, и его еще дважды вносили в Книгу рекордов Гиннесса за самую высокую доходность и самое большое количество зрителей.

Я хорошо помню последний концерт в Лос-Анджелесе. Мы почти завершили это историческое событие! Дело шло к концу шоу, толпа вела себя очень энергично, мы все отлично играли. И только тут я заметил, что сцена начала дрожать! Мы не знали, что происходит. Оказалось, пока мы все выходили на поклон после «Man In The Mirror», в городе случилось землетрясение мощностью в 5 баллов. Отличное окончание тура!

Послесловие

Летом 1990 года, немного поработав над альбомом «Dangerous», я решил, что пришла пора расстаться с Майклом. Мне нужно было двигаться дальше. Друзья считали, что я сошел с ума, поскольку я зарабатывал очень много денег. Они не понимали, что в жизни есть вещи поважнее, чем деньги и слава. Я сообщил о своем решении Майклу. Он удивился. Думаю, от него никто раньше вот так просто не уходил. Я объяснил ему, что если я ему понадоблюсь, то я непременно выручу его, но сейчас мне нужно идти своим творческим путем. Он отнесся к этому с уважением. Пару раз он мне перезванивал, когда не мог что-то найти, но в целом это был наш последний разговор.

Я переехал в Японию в конце апреля 2009 года. 26 июня я узнал, что Майкл Джексон умер. Поначалу я не поверил, но очень быстро стало ясно, что его в самом деле больше нет. Я пребывал в шоке несколько дней. Я всегда рассчитывал, что мы еще поработаем вместе когда-нибудь. Теперь я знаю, что если и поработаем, то не на земле.

Я изложил некоторые мысли у себя на сайте, но до сегодняшнего дня я ни разу не описывал свою работу с Майклом публично.

Вот пост с моего вебсайта:

Майкл Джексон – 26.06.2009

Сегодня мир потерял Майкла. Проработав с ним по 17 часов в день в течение трех с половиной лет, я хорошо узнал его и уважительно отношусь к его великому таланту. С ним никогда не было скучно. Когда мы были в студии, мы вели себя как маленькие дети, всегда дурачились. Я не знаю, как нам удавалось еще и работать, но как-то удавалось. Работая с Майклом, я поднял свои стандарты качества в звукозаписи. Он был очень требователен, всегда вдохновлял и веселил меня! Он не только изменил то, как я создавал музыку; он изменил мою жизнь. Он был мне другом, и я буду очень скучать по нему. И хотя отныне он будет заниматься более грандиозными вещами в этой вселенной, его энергия останется здесь, на земле, чтобы люди могли ощутить ее через его музыку.

С бесконечной благодарностью,

Кристофер Каррелл

 

Источник: сайт Headphone Guru
Перевод: Юлия Сирош

5 мысли о “«Синклавир», музыка и Майкл Джексон. Часть 2: Bad-тур

  • 08.07.2015 в 11:28
    Permalink

    Стал читать про «Синклавир»
    Наткнулся на youtube на видео, где демонстрируют возможности инструмента:
    https://www.youtube.com/watch?v=ZuUh4eIE3-k

    Так вот, на 20:20 проигрывается интро из «Beat it»

    Да, спасибо за статьи!

    Ответить
    • 08.07.2015 в 11:58
      Permalink

      Забавно, значит его еще раньше проекта Bad начали использовать.

      Ответить
        • 16.07.2015 в 07:51
          Permalink

          Вы еще не извинились за ваши замечания обо мне в третьем лице. :)

          Ответить
  • 17.07.2015 в 19:25
    Permalink

    А за что извиняться? Замечания по делу и я до сих пор о вас не самого лучшего мнения из-за ваших ранних записей и защиты Бранки и ко. И вот из-за очередных уходов от ответа на вопрос заслуживаете только подозрений.

    Ответить

Оставьте комментарий