«Майкл производил эффект на всех, даже на брутальных рэперов»

Небывалая популярность Майкла Джексона и его революционный прорыв в музыке к мейнстрим-аудитории всех рас заслужили ему недосягаемый авторитет и уважение в афроамериканском музыкльном сообществе. Несмотря на то что его имидж совсем не вписывался в с грубоватую, брутальную культуру хип-хопа 80-90х, Джексон тем не менее оставался кумиром и примером для подражания для многих чернокожих музыкантов. Существует не одна история о том, как известные артисты, порой даже самые суровые рэперы робели, терялись и превращались в благоговеющих поклонников в присутствии худенького застенчивого Майкла. Один из таких эпизодов вспоминает звукоинженер Джон Ван-Нест, рассказывая о работе в студии с Майклом Джексоном и о памятной встрече Майкла с рэпером Notorious B.I.G.:

Джон Ван-Нест
Джон Ван-Нест

«Я работал с Майклом много раз… вначале в 1979-ом, вскоре после выпуска альбома Off The Wall, который был записан в моей старой студии Image Recording, когда она еще принадлежала предыдущему владельцу Аллену Зентцу.

Потом я провел с Майклом некоторое время в 1980-м (или 81-м?), записывая демо для Thriller. Это было здорово, потому что мы работали вдвоем, не считая тех, кого приглашал Майкл. «Джон, у нас будет Джонатан Моффит в двенадцать, потом Грэг Филлингейнс в час… а, и еще мы записываем струнные в четыре!» Работать с ним так тесно было очень здорово! В какие-то дни Майкл стоял у микрофона, записывал вокал – это было потрясающе… Он классно танцевал во время пения и делал все эти «вздохи, охи и ахи», которыми полны его песни. Он попросил меня убрать ковер, чтобы можно было танцевать, и между дублями пел всякие другие популярные тогда песни, просто в свободном стиле, а капелла. Мы разговаривали о нашей любимой музыке.

В течение последующего года или двух я часто работал с Джексонами, записывал разные треки, эффекты (у нас была джакузи, которую они любили использовать для получения шумовых вставок, которые тогда были в моде). Я познакомился со всеми братьями.

Брюс Сведен вернулся в Image Recording для записи одной или двух песен для альбома Джексонов Victory где-то в 83-ем году. Еще один бесценный опыт – это запись Брюсом струнного квартета и (по-моему) вокала Майкла в одно и то же время. Брюс – ЛУЧШИЙ продюсер всех времен. Лучший.

Кажется, в течение следующих двух лет была еще пара каких-то сессий с Джексонами, но к тому времени Майкл был уже очень популярен и я нечасто его видел. В следующий раз по-настоящему я стал работать с ним в 1995, вместе с Робом Хоффманом над альбомом HIStory. Роб работал над ним довольно долгое время (2 года?), а я – всего несколько месяцев. Мы все засели в студии Larrabee North, где у Брюса была комната (или вы были в Record One, Роб?)… Эдди Делена записывал вокал Майкла в одной комнате в Larrabee, а меня посадили в другую комнату помогать всем, кому потребуется. Самая запомнившаяся мне сессия была с Далласом Остином в тот день, когда мы записывали рэп Notorious B.I.G. для «This Time Around». Я был в одной комнате с Далласом, Бигги и Майклом. Никогда этого не забуду…

Notorious B.I.G.
Notorious B.I.G.

Все происходило примерно так: Майкл обычно звонил какому-нибудь артисту и просил поучаствовать в записи альбома. Это было интересно: ведь почти любой человек на планете снял бы трубку, если бы позвонил Майкл. Так или иначе, до меня дошел слух, что приедет B.I.G., и я ждал его с нетерпением. Я знал, что записывать его выпадет мне, так как я записал почти всю песню «This Time Around».

Мы с Далласом ждали его с минуты на минуту, и вот практически вовремя Notorious приходит. Он был фигурой довольно импозантной, так как в то время пользовался большой популярностью. Я понятия не имел, какого отношения от него ждать, но он оказался достаточно приятным человеком. Никаких проблем. Почти с порога он выпалил: «Йо, Даллас, могу я увидеть Майка?» На что Даллас ответил, что, наверное, да. Бигги стал объяснять, как много эта возможность для него значит, ведь Майкл был его героем… В общем, Даллас говорит ему, что мы сначала запишем рэп. Бигги идет в кабину, мы настраиваем наушники и готовимся к началу записи.

Мы жмем большую красную кнопку (на машине Sony 3348) и начинаем. Во время первого раунда записи мы с Далласом переглянулись, потому что это было попадание в десятку. Я был впечатлен, Даллас тоже! Мы прослушали запись и Даллас сказал: «Думаю, это то, что надо». Насколько я помню, мы записали еще один трек, на всякий случай, но я почти уверен, что в конце концов использовали первый вариант. Notorious выходит и спрашивает, можно ли теперь встретиться с Майклом. Мы передали в дальний зал, где работал Майкл, весточку о том, что Бигги закончил и хочет с ним встретиться.

Из соображений безопасности охранники Майкла проверили, нет ли в комнате кого лишнего, и как только они в этом убедились (там были только я, Бигги и Даллас), вошел Майкл. Бигги чуть не расплакался… Я видел, как много это для него значило. Майкл производил такой эффект на всех, даже самых брутальных рэперов. Бигги заикался, кланялся и говорил, какую большую роль музыка Майкла сыграла в его жизни. Майкл был, как всегда, очень скромен, и все улыбался, пока Бигги разглагольствовал о своей к нему любви. Я смотрел на Бигги, превратившегося вдруг в огромного сентиментального толстячка, – и это было безумно трогательное зрелище. Все мы, в конце концов, просто люди.

Майкл наконец попросил послушать, что мы записали, и мы включили запись через большие колонки. Он был В ВОСТОРГЕ и с удовольствием сказал об этом Бигги. Помню, Майкл попросил: «Давайте послушаем еще раз», и мы поставили запись повторно. Ему очень понравилось. Он поблагодарил Бигги за то, что тот приехал аж из Филадельфии. Бигги довольно-таки подобострастно спросил, можно ли с Майклом сфотографироваться, и Майкл согласился. Снимок был сделан, мы прослушали запись еще раз, и Майкл сказал Бигги спасибо. Потом он попрощался и вышел, оставив Бигги в полном потрясении. Это прекрасное воспоминание останется со мной навсегда.

Последние дни работы над альбомом мне разнообразил Брюс: он дал мне задание выстроить альбом и ужать его так, чтобы он поместился на CD. Работа была немалая, так как вырезать нужно было в общей сложности около семи минут. Я выстроил все в Sound Tools и в процессе выучил каждый такт каждой песни. Я выбрал места, где песни можно сократить без ущерба для экспрессии, и сформулировал свои предложения. В ночь мастеринга меня вместе с моей аппаратурой Sound Tools посадили в зале Берни Грандмена, где мне предстояло «договориться» с Майклом о том, что будем вырезать. Эту ночь я не забуду никогда… Майкл пришел, и Брюс сказал ему, что мы должны либо выкинуть одну песню, либо отредактировать несколько песен так, чтобы они влезли на CD. Мы выбрали второй вариант… Я начал с первой песни и проиграл Майклу свои изменения. «О, нет, ЭТО нельзя вырезать… Это мое любимое место в альбоме!» Ладно. Давай попробуем другую песню. «Нет-нет, эти четыре такта НАДО оставить». Ладно… Давай поработаем над проигрышем, который длится две минуты… Может, уберем эти восемь тактов? «Нет, это моя любимая часть проигрыша!» В общем, вы поняли. В это время с нами был Джимми Джэм, который говорил Майклу, что все эти правки – убойные и на самом деле только улучшают запись. После примерно пяти часов мы наконец сговорились. К этому времени – а было уже около трех утра – я был полностью выжат. Тут вошел Брюс и говорит: «Так, Джон, запиши теперь все эти правки на полудюймовый мастер!» Моей первой мыслью было: «Да вы шутите!» Я был вымотан «торговлей» с Майклом. Но мы пошли в зал Берни, и я записал все на полудюймовую пленку, в то время как Брюс стоял у меня над душой. Как сейчас помню, на это ушло около пары часов. Кстати, где-то существует видеозапись моих препирательств с Майклом, хотя я так и не получил копию. Может быть, когда-нибудь…

После окончания работы над альбомом Майкл пригласил нас всех с супругами и детьми на день на ранчо Неверлэнд. Про этот знаменательный день я расскажу позже.

Да, и еще одна ВАЖНАЯ вещь. Майкл был самым приятным человеком из всех, с кем я работал. Он был любезный, талантливый, безумно добрый, скромный и настоящий джентльмен – никогда не ругался, здравый, пунктуальный и вообще – самый милый человек, с каким только можно надеяться работать. Он был выдающейся звездой! Безусловно, он слишком рано ушел от нас».

Перевод: morinen
Воспоминания размещены на форуме Geraslutz.com 27-28 июня 2009 г.

Ответы Джона Ван-Неста на вопросы о Майкле Джексоне от других участников форума опубликованы отдельной статьей.

Оставьте комментарий