Формула гения. Майкл Джексон и Стив Джобс

«Майкл Джексон был в некотором смысле как Стив Джобс: каждый новый продукт, будь то альбом, видео или сингл, становился событием. Его все обсуждали, все ждали. Поэтому его “брэнд” ассоциировался с волнением и восторгом — все знали: то, что выпустит он, будет передовым, уникальным и высочайшего качества. Главное, чему предприниматель может научиться у Майкла, — это тому, что создание великого продукта требует не только видения, но и труда. Майкл подходил к каждому новому проекту с безграничной страстью и этой энергией заражал своих сотрудников. Но по-настоящему впечатляло работавших с ним людей то, что он осуществлял свои замыслы. Он мечтал о великом, а затем неустанно работал, пока мечта не воплощалась в жизнь».
— Джозеф Вогель (в интервью Business News Daily)

Стив ДжобсПару лет назад, вскоре после смерти Стива Джобса, мне в руки попала его биография, написанная Уолтером Айзаксоном (в то время эта книга разлеталась с полок магазинов). Тот период был для меня периодом фанатичного увлечения Джексоном, и все новые впечатления я в некотором смысле пропускала через призму его судьбы и личности. И, читая биографию Джобса, я не могла не отмечать параллели между этими двумя выдающимися фигурами конца 20-го века. Мне вообще всегда были интересны гении и природа гениальности, поэтому я мысленно ухватилась за возможность сравнить две персоналии и, так сказать, вывести «формулу гения».

Конечно, Стив и Майкл были очень разными людьми, с разными характерами и интересами, но оба — люди выдающиеся, добившиеся исключительного успеха, и этот успех свалился к ним в руки не сам по себе. При взгляде на их жизнь в ретроспективе теперь хорошо видно, что помимо природного таланта они обладали рядом очень схожих качеств, благодаря которым и добились таких результатов. Вот самые очевидные составляющие их успеха:

1. Работа не за деньги, а ради того чтобы изменить мир. Хотя оба еще в ранней молодости баснословно разбогатели, деньги и личное благополучие никогда не становились для них смыслом жизни. Стив Джобс находил спортивный интерес в том, чтобы строить успешные компании, но при этом не преследовал цели заработать личную прибыль. Покинув Apple в 80-х, он продал все свои акции, а позже, вернувшись назад, несколько лет не соглашался занять пост директора и работал консультантом за зарплату 1$ в год. Он не строил себе дворцов и не гулял с девками на дорогих курортах — ему было просто не до этого. Он также не собирал фокус-группы и не проводил исследования, потому что не боялся за финансовую оправданность идей. Он верил в то, что если сделать клево, то люди купят. Равно и Майкл легко отдавал на благотворительность прибыли от целых туров — туров, которые были для него физически изматывающими. Но концерты он давал неизменно фантастические, потому что качество измерялось не деньгами, а удовлетворением публики. Этим же объясняется и непритязательность их обоих в частной жизни. Пользуясь благами цивилизации, они, тем не менее, не делали из них культа. Джобс жил в практически немеблированном доме и ходил босиком. Майкл часто спал на полу на матрасе или в спальном мешке.

Кажется, это вообще ключевой принцип создания чего-либо великого: ничто гениальное не рождается, когда цель — максимизировать прибыль. Должна быть романтическая идея: чтобы изменить мир, нужно думать о прекрасном будущем человечества. Гению 20-го века положено мыслить не меньше, чем миром, и нужно верить в то, что ты мир изменить можешь. И Майкл, и Стив никогда в этом не сомневались. Нет никакого предела человеческим возможностям, утверждал Джексон. Надо только поверить в себя. «Я не хочу идти по чужим стопам, я люблю прокладывать путь», — говорил он. Джобс сманивал к себе талантливых директоров простым вопросом: «Ты хочешь всю жизнь продавать газировку, или ты хочешь перейти к нам и изменить мир?»

2. Харизма и умение воодушевлять коллег. Любой талантливый продукт, даже замышленный гением, — это все равно в итоге продукт командной работы. Поэтому мало самому желать изменить мир, нужно уметь это стремление вдохновлять в других. Джобс был невероятно харизматичным человеком, умевшим убеждать окружающих в возможности невозможного. Коллеги шутили, что он обладает «полем искажения реальности» — попавшие в это поле люди проникались его видением и теряли способность смотреть на вещи трезво. Майкл так же зажигал людей своими идеями. Достаточно посмотреть на то, как говорят о нем коллеги и танцоры в «This Is It», почитать их воспоминания — все работали с энтузиазмом днями и ночами, придумывали новинки, креативили, потому что у всех было чувство, что они сейчас творят историю.

Майкл Джексон3. Перфекционизм. Невозможно сделать ничего по-настоящему классного, не будучи перфекционистом, не тратя на каждую мелочь уйму времени и не доводя окружающих до белого каления придирками к деталям. Потому что если тебе нет дела до качества твоего продукта, то потребитель это сразу заметит. Джобс устраивал истерики из-за того, что в компьютер поставили не тот дисковод — с одной лишней кнопкой. Джексон плакал, когда альбом звучал не так, как хотелось, и заставлял микшировать все с нуля. Джобс срывал сроки выпуска, внося в продукт бесконечные усовершенствования, Джексон записывал по двадцать дублей одной партии, хотя потом в итоге использовали первый дубль. Никому не дозволялось видеть неоконченный продукт. Публика должна была получить не меньше, чем совершенство.

Столь же высокую планку они ставили и для всех вокруг. Майкл был предельно вежлив и корректен, объясняя лучшему продюсеру в индустрии, что ни одна из его 20 песен не достаточно хороша, Стив не стеснялся говорить людям прямо, что они сделали дерьмо, однако по сути — каждый своими методами, кнутом или пряником, — они умели извлекать из людей максимум. «Он научил нас, как создавать музыку наилучшим способом. Нам пришлось начинать с азов, чтобы сделать музыку максимально качественной», — говорили коллеги Майкла. «Его сила, видение и преданность делу сделали нас лучше»,- писали о Джобсе коллеги из Pixar.

4. Лучше меньше, да лучше. При таком перфекционизме, бесконечном переборе вариантов, вечном поиске, оба, тем не менее, понимали ценность итоговой простоты и минимализма. Вернувшись в Apple, Стив первым делом упразднил длинную линейку продуктов и оставил четыре позиции. Каждая из них должна была обладать предельно простым интерфейсом. Он избавил пользователя от проблемы выбора и проблемы изучения ненужных возможностей. «Стив придумал компьютер, с которым может управиться неграмотный шестилетка, — писал редактор Forbes. — Если не волшебство, то я не знаю, как это назвать». Майкл Джексон о своем деле говорил: мелодии должны быть простыми. Великая мелодия — эта та, которую может напеть каждый ребенок. В просторных залах Apple Store на столах стоят всего четыре модели ноутбуков, но выбор из четырех оказывается гораздо приятнее, чем из 44-х. Джексон выпустил за 30 лет 7 альбомов, но все песни в них безупречны. Каждый из небольшого списка продуктов Apple идеален для пользователя. Каждый из семи альбомов Майкла — драгоценный. И поэтому анонс нового продукта Apple, как и альбома Майкла, всегда был событием.

5. Любознательность. Только на первый взгляд кажется, что гениальные идеи рождаются из воздуха. На самом деле ничто не появляется само по себе — человеческий мозг устроен так, что может синтезировать новое только из жизни, культуры, предыдущего опыта. Гениальность — в том, чтобы этот опыт уметь выгодно, эффектно применить. Многие обвиняют Джобса: мол, украл графический интерфейс у Xerox. Он не украл, он воспользовался предыдущими наработками. Вдохновился идеей, изучил ее досконально, улучшил и довел до совершенства так, как в Xerox не смогли бы. Джексон тоже не изобрел лунную походку — как и многие другие движения, он увидел ее у кого-то из танцоров и сделал своей. Он перенимал танцы у своих кумиров — Джеймса Брауна и Фрэда Астера, он заимствовал движения даже у борца Брюса Ли и компьютерного динозавра из «Парка Юрского Периода». Иными словами, он обладал ценным умением замечать интересные вещи в окружающей жизни, препарировать их устройство и применять в своем деле.

«Редкий артист способен привнести что-то замечательное после 30-40 лет, — сказал как-то Джобс. — Конечно, бывают люди любознательные от природы, всегда изумленные жизнью, как малые дети, но они редки». — «Я думаю, в детстве [любознательность] у всех развита одинаково, но многие люди теряют ее по пути. Это мне нравится в детях: они все находят захватывающим. Поэтому они ломают, рвут вещи: им хочется знать, как они устроены», — говорил Майкл. Это качество, мало кому извне понятное, позволяло им придумывать то, что другим людям просто не приходило в голову. И, наверное, благодаря этому же качеству им обоим был присущ немного ребяческий юмор.

6. Понимание своей роли. Когда Джобс подошел к Айзаксону с предложением тому взяться за его биографию («Ты ведь уже написал про Эйнштейна»), это могло показаться несколько заносчивым. Но Стив был прав: после его смерти книга стала бестселлером, и теперь у нас есть захватывающее жизнеописание одного из гениев 20-го века. Когда Майкл Джексон возводил себе статуи по всей Европе, критики могли возмущаться его вопиющим самомнением, однако в результате теперь эти статуи помнят все. И его дотошно собранные видеоархивы имеют теперь огромную ценность. Современники сами оценить что-либо выдающееся едва ли способны, поэтому и кто здесь гений им тоже нужно бывает объяснить. Рецепт прост: хочешь остаться в истории — впиши себя в нее сам.

Майкл и Стив почти ровесники, и примечательно, что во многом у них одни и те же кумиры: Дисней, Эдисон, Чаплин, Ганди, Мартин Лютер Кинг — люди, в которых они видели таких же новаторов, способных на качественный прорыв. Именно об этом эппловская реклама Think Different («Мысли иначе»), и именно поэтому она так подходит и самому Стиву, и Майклу.

Автор статьи: morinen

Оставьте комментарий