Принс Джексон: «Я горжусь тем, что ношу фамилию отца»

Когда твоего отца зовут Майкл Джексон, люди ждут от тебя великих свершений.

Дети звезд неизбежно вызывают любопытство, но дети Джексона стали объектом беспрецедентного внимания публики еще до момента рождения. Бесконечные домыслы о способе их зачатия. Скандальное происшествие, когда чрезмерно взволнованный Майкл показал младшего сына своим поклонникам, едва ли не свесив его с балкона. Постоянное внимание к ярким маскам, под которыми он скрывал лица детей, чтобы сохранить их анонимность, и пресса, впадающая в бешенство всякий раз, как они показывались на публике. Граничащая с собственничеством обеспокоенность, которую столь многие ощущали по отношению к этим детям, когда их отец умер в 2009 году. Тогда, на церемонии прощания, транслировавшейся для 31,1 млн. людей в США, 12-летний Принс Майкл обнимал свою убитую горем 11-летнюю сестру Пэрис.

la-jsphillips-1478161629-snap-photoДаже сейчас у многих повышенные требования к детям Джексона и всему, чем они планируют заниматься в будущем. Впрочем, Принс Майкл Джексон, похоже, совсем не тревожится обо всем этом. Этот 19-летний молодой человек, показывающий нам старый дом своего отца в Энсино, готов самостоятельно прокладывать себе дорогу в жизни – с должным уважением к наследию отца, но без попыток его имитировать.

– Все думают, что я буду писать музыку и танцевать, – усмехаясь, говорит он, поскольку сразу же признается, что не умеет ни того, ни другого. Молодой Джексон интересуется продюсированием и закулисной работой. В этом году он уже спродюсировал свой первый музыкальный клип на песню Омера Бхатти Automatic и запустил собственную компанию King’s Son Productions (название компании намекает на «коронацию» его отца как Короля поп-музыки в восьмидесятых). Вскоре после этого он снял еще один клип, для группы Sco Triplets.

– Музыка играет в моей жизни очень большую роль, – говорит Принс. – Благодаря моей семье она сформировала меня как личность, но я всегда хотел заниматься именно продюсированием. Папа часто спрашивал меня, чем я хочу заниматься, и я всегда отвечал, что буду продюсером и режиссером.

Пока мы идем мимо легендарных фотографий, украшающих стены дома в Хейвенхерсте, он говорит об отце с легкой нежностью, присущей многим сыновьям, а фотографии на стенах выглядят как обычные семейные снимки. Разумеется, так оно и есть, они всего лишь стали очередным признаком необычной жизни, которую младший Джексон много лет считал совершенно нормальной. И он сразу признается в этом.

– Для меня это всего лишь семейные фотографии. Вроде «вот, смотрите, на этом снимке – мой отец и моя крестная», – поясняет Принс, указывая на фотографию своего отца с Элизабет Тейлор.

Это, пожалуй, больше всего рушит ожидания от «звездных» детей Джексона. Когда проводишь время с Принсом Майклом Джексоном, сразу видишь, что он – самый обыкновенный 19-летний парень. Он заразительно харизматичен и остроумен, у него симпатичное лицо и темные глаза, и он сразу оживляется, когда разговор переходит к его учебе в колледже или планам на выходные, которые он проводит с младшим братом и кузенами (в списке развлечений – кино и видеоигры).

Невзирая на то, что он планирует делать карьеру в развлекательной индустрии, он предпочитает особо не светиться. Он не читает сайты со сплетнями и держит соцсети на расстоянии вытянутой руки, хотя в последнее время уделяет этому чуть больше внимания для раскрутки компании. Единственным напоминанием о том, что его жизнь отличается от жизни обычных людей, является небольшой эпизод на предварительной встрече, когда он отказывается сесть за столик на открытой террасе любимого суши-ресторана, чтобы не показываться на глаза папарацци, обычно ошивающихся у модных заведений на Сансет-стрип.

Порой очень сложно соотнести этого компанейского парня с ярким, эксцентричным поведением, много лет ассоциировавшимся с его семьей. Но этим знойным калифорнийским летним днем молодой Джексон – во многом простой парень, запускающий собственный бизнес и отслеживающий путь своего отца.

Он стоит в особняке в Энсино, принадлежащем его семье уже почти четверть века. Поместье площадью почти 8000 кв. м, получившее свое название от улицы, на которой оно расположено, служит юному Джексону источником вдохновения. В доме сейчас идет ремонт, но сестра Принса, 18-летняя Пэрис, живет в домике для гостей, а Принс часто навещает ее.

Повсюду в доме – следы его покойного отца. Майкл жил здесь в середине восьмидесятых, пока не переехал на свое ранчо «Неверленд» в 1988 году. Хейвенхерст был его убежищем, подальше от славы, вся обширность которой сразу становится очевидной, стоит войти в комнату-музей, созданную Майклом на втором этаже пристроенного к дому крыла. Здесь собраны все достижения Джексонов к началу восьмидесятых; стены и потолок комнаты оклеены сотнями и сотнями фотографий. Вот Майкл позирует с Инопланетянином E.T., вот он на съемках фильма Captain EO, вот он на прогулке с Брук Шилдс, обнимает Дайану Росс, получает памятную табличку от Джейн Фонды, изображает одиннадцатилетнего для первой обложки журнала Rolling Stone (ему тогда было 13 лет) – и множество фотографий с различных выступлений. И везде на его лице сияет ослепительная улыбка.

Эта комната отражает все стороны жизни суперзвезды, но юный Джексон невосприимчив ко всему этому.

– Мне кажется, люди ценят это куда больше, чем я. Для меня это всего лишь семейные фотографии.

Прошлое присутствует во всех аспектах жизни Принса. Так хотел его отец. Над входом в фото-комнату висит мраморная табличка, на которой выгравирована ода прошлому: «Надеюсь, этот живописный путь в прошлое воодушевит вас на создание яркого, успешного будущего».

evca6r
Фамильный дом Джексонов в Энсино

Прошлое может быть довольно сложной штукой, в особенности для детей Джексона, и в особенности – для старшего сына. В молодом Джексоне нет бравады, часто присущей «звездным» детям, выросшим в условиях различных привилегий, славы и богатства, но и наивности в нем тоже нет – особенно когда речь заходит о его планах работы в индустрии, о подводных камнях которой его много лет предупреждал отец. «Никому не доверяй», – говорил сыну Майкл.

– Это звучит плохо, но… многие люди заинтересованы лишь в собственной выгоде, – поясняет Принс. – Он говорил, чтобы я не верил кому-либо только потому, что это кажется хорошей идеей. Надо тщательно все проверять. Многие хотят взаимодействовать со мной и моими братом и сестрой только из-за нашей фамилии.

Хейвенхерст – «священное» место для Принса, но не только благодаря богатой семейной истории. Здесь они жили и подрастали под опекой бабушки после смерти отца.

– Это помогло нам прийти в себя. Здесь жили 16 человек, – Принс быстро перечисляет имена двоюродных братьев, сестер и прочих родственников, населявших особняк после смерти Майкла. – Это заставляло нас забыть о горе. Мы просыпались посреди ночи, делали себе кесадилью и разговаривали.

Хейвенхерст, купленный патриархом семьи, Джо Джексоном, на пике славы группы Jackson 5 в 1971 году, был первой попыткой Майкла создать свою собственную «Нетландию», волшебный остров Питера Пэна. В начале восьмидесятых, еще до того, как его сольная карьера достигла небывалых высот, он выкупил дом у отца и два года переделывал его по своему вкусу. В конце длинной подъездной дорожки посетителей приветствует деревянная табличка с надписью: «Те, кто тянется ввысь – касаются звезд». Он построил здесь домашний кинотеатр на 32 места и пруд с японскими карпами-кои, а также добавил двухэтажное крыло со сказочными башенками и часами, стоящее отдельно от особняка в псевдо-тюдорском стиле и похожее на маленький замок в Диснейленде. Здесь же жили шимпанзе Бабблз и прочие экзотические животные, и здесь же, в домашней студии в укромном уголке поместья, записывались песни для легендарных альбомов Майкла Off the Wall и Thriller.

Принс Джексон показывает нам места на территории поместья, где он с двоюродными братьями снимал собственные домашние «боевики», просто для удовольствия. В доме он также показывает нам грандиозную, обшитую деревянными панелями библиотеку, в которой также снимались эпизоды.

– Если тебя звали в эту комнату, значит, у тебя неприятности, – поясняет он, вспоминая суровые нравоучения, которые ему случалось получать от бабушки Кэтрин.

Майкл оставил все свое состояние, достигшее после его смерти почти 2 млрд. долларов, своей матери и детям, минус 20% на благотворительность.

Пока мир оплакивал величайшую звезду, именно здесь 12-летнему Принсу Джексону пришлось бороться с болью утраты и негативными сторонами славы своего отца.

– Когда он умер, на нас обрушилось буквально все, – откровенно рассказывает молодой Джексон. Это относится и к скандалам, с которыми доводилось столкнуться его отцу, включая многочисленные обвинения в совращении детей, оправдательный вердикт на суде и горы сенсационных историй о его изменчивой внешности и эксцентричном поведении, начиная с восьмидесятых годов. После многих лет, в течение которых Майкл маниакально защищал детей от невыносимого балагана, устраиваемого в прессе, они в итоге оказались лицом к лицу со всеми обвинениями в его адрес и таблоидным враньем, часто затмевавшим все его достижения.

– Я сказал им: я знаю, вы будете постоянно слышать всякую всячину, но вы должны помнить, что эти люди пытаются уничтожить наследие вашего отца, – говорит Тадж Джексон, племянник Майкла (брат Таджа, Ти-Джей, получил совместное опекунство над детьми Майкла в 2012 году).

Больше всего семья беспокоилась о том, как Принс, Пэрис и Принс Майкл-второй переживут все то, что им доведется прочесть или услышать о своем отце.

– Я знал, что Принс не поверит во все это, потому что он проводил с отцом больше всего времени, он знает, что это неправда, – комментирует Тадж многочисленные обвинения.

На вопрос о том, как он и его сестра и брат справлялись с обвинениями в адрес отца и сенсационными историями, Принс отвечает прямо:

– Я был в шоке. На нас свалилось всё и сразу. Но мы научились игнорировать подобные выпады.

От многих обвинений молодой Джексон просто отмахивается, относя их к попыткам вымогательства.

Он знает, что, по его же словам, его жизнь несколько «нетрадиционна», но, похоже, примирился с этим, включая тот факт, что его биологическая мать, Дебби Роу, отказалась от своих родительских прав еще в 2001 году. Они не общаются.

la-jsphillips-1478164190-snap-photo
Принс и бабушка Кэтрин, мать Майкла.

– Я очень рад, что в моей жизни есть две женщины, заменившие мне мать – моя бабушка и двоюродная сестра Фрэнсис. Что же касается моей биологической матери, она всегда была нам скорей другом, и нас это устраивает, – говорит он. – Можно сказать, вся моя жизнь была нетрадиционной. Но мне это нравится. Я не знал ничего другого.

Он понимает тот нелегкий выбор, который делал его отец в отношении своих детей.

– Папа говорил со мной как со взрослым. Он объяснял нам, что мы должны носить маски, чтобы мы могли жить своей жизнью, без него, – рассказывает Джексон и добавляет, что раньше они часто могли выходить в люди без отца, и их никто не тревожил, потому что никто не знал, как они выглядят. – Когда я был младше, я вряд ли задумывался о том, как живут другие дети. Но когда я узнал, кто мой отец, я понял, что это ненормально. Помню, мы ездили в Диснейленд, я подошел к окну, и внизу стояла огромная толпа поклонников, и все махали мне руками и фотографировали меня. Я думал, что так и должно быть, поэтому просто махал им в ответ. И лишь когда я увидел видеозапись его выступления, увидел, как люди падают в обморок, я понял, что его работа очень много значит для других.

Сегодня Принс Джексон нашел для себя новый способ справиться со смертью отца – он занимается джиу-джитсу (и даже вытатуировал у себя на ноге цветной логотип клуба, в котором занимается). Помогли и занятия в специальной группе для тех, кто потерял близких людей; Принс посещал их в первом семестре учебы в колледже.

– Я думаю, что такое все равно не забывается, с этим невозможно справиться полностью. Это навсегда останется той потерянной частью жизни, которой тебе недостает, – говорит Джексон. – Мой метод борьбы с утратой – сделать так, чтобы отец присутствовал во всех аспектах моей жизни, начиная с логотипа моей компании, где он тоже есть, и заканчивая использованием его метафор и следованием всему тому, чему он учил нас. Мои брат и сестра, и я – все мы справляемся с этим по-разному. Чем старше я становлюсь, тем лучше у меня получается.

Он вспоминает, как отец с гордостью показывал ему Thriller и Moonwalker – два наиболее концептуальных подхода к полнометражным музыкальным клипам. Оба часто устраивали киномарафоны, анализируя просмотренное. Обоим нравились фильмы про Джеймса Бонда и ужастики. Они так же часто смотрели «Кинг-конга» и трилогию «Властелин колец» с выключенным звуком, и Майкл обращал внимание сына на тот или иной кадр.

Понаблюдав за работой отца и поприсутствовав на съемках видео для шоу Майкла This Is It в Лондоне, Принс принял окончательное решение по поводу своей будущей карьеры.

– Именно тогда я и понял, что хочу этим заниматься. Это увлекательный процесс, и он мне нравился. Я сумел поговорить со многими людьми, пока был на площадке – с осветителями, с помощниками операторов. Я очень многому научился.

В старших классах частной школы Бакли в Шерман-Оукс он время от времени брал уроки актерского мастерства, изучал звуковую сценографию, занимался постройкой декораций и монтировочными работами, а затем, поступив в университет Loyola Marymount University, поначалу выбрал кинематографию своим профилирующим предметом, но в итоге все же решил не браться за это. Вместо этого он стал изучать бизнес. Впрочем, пару раз он все-таки заигрывал с камерами. В 2013 году он работал корреспондентом на телеканале Entertainment Tonight и даже дебютировал в эпизодической роли в сериале для подростков «90210».

– Он не слишком-то хотел быть актером, – говорит Дуэйн Эрвин, один из близких друзей и бывший одноклассник Принса. – Он всегда хотел работать за кулисами.

fullscreen-capture-6282016-15945-pm
Принс (посредине) и Омер Бхатти (внизу справа) с логотипом компании King’s Son Productions. В основании хвоста дракона, если хорошо присмотреться, виднеется силуэт Майкла, стоящего на носках.

В первом семестре учебы в колледже давний друг семьи Омер Бхатти дал Принсу послушать свою новую песню, клубный хит Automatic. Молодой Джексон увидел в этом возможность открыть собственную компанию, которая на тот момент существовала лишь в виде названия в его голове. Бхатти, норвежский рэпер и певец, был протеже Майкла многие годы, начиная с середины девяностых. Майкл относился к нему как к сыну, даже поселил Бхатти и его родителей в «Неверленде» (к неописуемому восторгу интернет-любителей теорий заговоров). Фактически Бхатти – единственный человек, которого Майкл лично обучил «лунной походке». Парень был членом их семьи на протяжении всей жизни Принса. Они даже считают друг друга братьями. Поэтому запуск компании с проектом Бхатти стал для Принса очень важным.

Вдохновившись ослепительным, кинематографичным видеорядом и образами, подарившими Майклу первенство в области качественных музыкальных клипов в начале восьмидесятых, ребята вдвоем стали обдумывать идеи для высококачественного музыкального видео, и тогда Джексон предложил спродюсировать его. К февралю он зарегистрировал корпорацию с ограниченной ответственностью, и съемки начались.

– Я видел его первые шаги, слышал его первые слова. Я менял ему памперсы. А теперь он продюсирует мое видео! – шутил 31-летний Бхатти за коктейлем, когда приехал в Лос-Анджелес погостить. – Он мне как брат, но мне никогда не пришла бы в голову мысль сотрудничать с ним на профессиональном уровне.

Клип в основном снимали в Хейвенхерсте, но изначально планы были совсем другие. Джексон получил первый урок по рискам продюсирования, когда понял, что отобранные ими локации для съемок (аэропорт и заброшенный торговый центр) просто взорвут бюджет проекта.

Несмотря на все отчаянные попытки его отца защитить его от славы, семья Принса поддерживает его начинания в развлекательной индустрии.

– Принс очень умный. Естественно, он станет мишенью, поскольку люди считают, что он «золотой» ребенок крутого отца, но такие убеждения очень далеки от правды, – поясняет Тадж Джексон. – Когда растешь в окружении знаменитостей всю свою жизнь, то у тебя есть два пути – либо вести себя так, будто тебе все кругом должны, либо опуститься на землю и понять, что ты такой же, как и все. Тут все зависит от характера, и в случае Принса его отец постарался заложить в него все необходимое.

la-1470252775-snap-photo

В Хейвенхерсте молодой Джексон сидит на краю пианино в старой спальне своего отца. Деревянные жалюзи на окнах затеняют его лицо. Весь его вид, наполовину скрытый в тени, сам по себе служит подходящей метафорой. Его компания King’s Son Productions планирует заниматься кинематографом – тем, чем собирался заняться его отец после тура This Is It. Принс поддерживает рабочие отношения с Фондом наследия Майкла Джексона и надеется когда-нибудь поучаствовать в каком-нибудь проекте вместе со своей компанией, хотя в данный момент никаких особых планов у них нет. Недавно он спродюсировал второй видеоклип для бразильской семейной группы Sco Triplets (одна из участниц группы, Тайана, замужем за Таджем Джексоном) и работает над проектом новой детской больницы Shriners Hospital for Children, которая должна открыться в Пасадене в следующем году. Принс планирует совмещать учебу и бизнес с благотворительной работой в организации, основанной им и его одноклассником в студенческом городке. На создание этой организации его вдохновила благотворительность, которой занимался его отец через фонд Heal the World Foundation.

– Если честно, я просто плыву по течению. Я еще молод, мои идеи могут сто раз поменяться, – говорит Джексон. – Я никогда не смогу отделиться от отца – он был грандиозным примером для всех нас. Но у меня нет с этим проблем. Я горжусь тем, что ношу его фамилию и что я его сын.

Принс Джексон устраивается в углу семейного «святилища», в окружении десятков фотографий своих теть, дядь и покойного отца. Он признается, что нервничает перед фотосессией – это не самое комфортное для него занятие. Пэрис заглядывает в комнату, чтобы посмотреть, как у брата идут дела, а затем плюхается на диван, чтобы немного поболтать с ним, прежде чем оба начнут шутить о его нервозности перед камерой. «Знойный взгляд!» – советует она. Он пробует последовать ее совету – и оба хихикают.

 

Источник: LA Times

Перевод: Юлия Сирош

 

6 мысли о “Принс Джексон: «Я горжусь тем, что ношу фамилию отца»

  • 08.11.2016 в 10:51
    Permalink

    Спасибо большое, Юлия! Вы, как всегда, бескорысно добры к нам!!! Статья хорошая, добрая. Хочу думать, что сын будет достойным продолжением дел отца.

    Ответить
  • 09.11.2016 в 11:34
    Permalink

    Майкл столько вложил в своих детей, и как приятно видеть такой результат. Принс многого добьется в жизни. Майкл может гордиться детьми.

    Ответить
  • 26.11.2016 в 03:09
    Permalink

    Спасибо за статью. Принс, достойный сын своего отца. Пусть дети Майкла будут счастливыми, пусть отец порадуется за них на небесах, он так их любил и все делал для них. Его дети отличались от других звездных детей, потому что Майкл занимался их воспитанием и образованием. Он был самым лучшим отцом для своих детей.

    Ответить

Оставьте комментарий