Стив Поркаро и Chicago 1945

porcaro_pic123-26 июня в Лос-Анджелесе Брэд Сандберг организовал эксклюзивную серию семинаров «In the Studio with MJ» под названием «Возвращение домой» (The Homecoming). Об этих уникальных семинарах уже был написан не один отзыв (см. отчет на нашем сайте о семинаре в Санкт-Петербурге). Однако семинары, устроенные Брэдом в Лос-Анджелесе, были особенными — не только потому что проходили они в знаменитой студии Westlake Studio D, где Майкл записывал свой альбом Bad, но еще и потому, что на них присутствовали редкие гости.

Мы посетили последний из семинаров, 26 июня. После традиционной программы, представленной Брэдом, всех VIP-гостей пригласили остаться на ужин, приготовленный «Слэм-данк-сестрами» — двумя очаровательными женщинами, некогда готовившими для Майкла и его команды во время их работы в студии. Нам подали салаты, лазанью и банановый пудинг (со свежими бананами, в точности как любил Майкл!) — все это было очень вкусно.

Во время ужина к нам присоединился еще один особый гость — композитор и музыкант Стив Поркаро. Поркаро и его рок-группа Toto выступали в роли студийных музыкантов Майкла Джексона на протяжении почти всей его сольной карьеры, от альбома Off the Wall до HIStory. Стив Поркаро также является автором трех песен, записанных Майклом. Две из них, «Human Nature» и «For All Time», давно известны поклонникам Джексона. Третья же (о которой вы, вероятно, уже догадались) оставалась для нас до некоторой степени загадкой.

Итак, представьте, что вы находитесь в тускло освещенной студии перед сценой, построенной специально для Майкла, чтобы он мог отрабатывать на ней свои танцевальные движения. За нашей спиной — аппаратная с аудиооборудованием высочайшего класса. Наверху находится комната Майкла (также известная как «обезьянья комната»), где он отдыхал между записями и запирал Бабблза на время записи вокала. Сегодня на сцене перед нами — Брэд Сандберг и Стив Поркаро.

В качестве представления своего гостя Брэд Сандберг рассказывает нам, что работу у Майкла не всегда получал самый талантливый специалист. Личные качества имели не меньшее значение. Работа в студии требует от всех членов команды тесного сотрудничества и умения ладить друг с другом, поэтому Майкл подбирал себе людей искренних, деловых, но приятных в общении. Стив, по словам Сандберга, отлично подходил по всем этим критериям (разумеется, помимо того, что он был очень талантлив). И мы быстро понимаем, что это правда. Стив Поркаро — очаровательный человек с прекрасным чувством юмора и замечательный рассказчик.

tumblr_n7uhtcEcQS1s0ndeqo1_1280
Майкл Джексон и Пол Маккартни на записи «The Girl Is Mine»
Стив и его группа Totо начали работать с Майклом благодаря Куинси Джонсу. У Майкла не было своих музыкантов, поэтому он часто приглашал участников Toto в студию для сессионной работы. Поркаро вспоминает, как присутствовал при записи «The Girl Is Mine» с Майклом, Полом Маккартни и огромной свитой Пола: его женой, менеджерами и ассистентами, которые следовали за ним повсюду. Он рассказывает, как Пол уже перед самым уходом ухитрился на несколько минут сбежать от всех этих людей и пробраться назад в студию, чтобы хоть немного пообщаться наедине с музыкантами.

Так как Поркаро сам композитор, он получает множество вопросов о вдохновении и процессе написания песен. Его спрашивают, пишет ли он песни так же, как Майкл (который утверждал, что песни просто падают ему на колени). Стив рассказывает, что иногда и с ним так бывает: песня приходит к нему сразу целиком. Однако чаще все начинается с малого — с припева или мелодии, — и композиция вырастает постепенно. Он говорит, что раньше написание песен было для него более деликатным и требующим вдохновения процессом: песня рождалась, только когда «все звезды выстраивались в ряд». Сегодня он пишет музыку для телесериалов и признает, что это дисциплинировало его. Он осознал, что вполне возможно написать песню к определенному сроку.

Разумеется, всем любопытно больше узнать о песнях, которые Поркаро написал для Майкла, поэтому мы переходим к обсуждению «Human Nature». Стив рассказывает историю создания песни. «Human Nature» он на самом деле написал о своей дочери. Его маленькая дочурка как-то пришла из школы в слезах: ее обидел какой-то мальчик. «Почему он так со мной поступает?» — не понимала она. Поркаро попытался объяснить ей, что, видимо, мальчик так выражает свой интерес к ней, что иногда парни так делают. Вскоре после этого в голову ему пришла мелодия. Изначально текст был таким:

I’ll tell her that it’s human nature
When she asks, “Why, why
Does he do it that way?”

Он написал куплеты в том же духе, записал демо на кассету и отнес песню своей группе Toto. Но группе не понравилась эта баллада. «Нам нужно больше рок-песен, песен, которые будут хорошо звучать на стадионах», — сказали музыканты Стиву. Ирония этих слов не ускользнула от них, когда позднее, во время тура Victory, Майкл использовал «Human Nature» в качестве промо-номера, и все телеканалы транслировали эту песню, исполняемую на стадионах по всей Америке к полному восторгу публики.

Так как же песня попала к Майклу Джексону? Стив утверждает, что по чистой случайности. Куинси Джонс обычно отводил людям в студии четкие роли. Если ты был звукоинженером, то ты не был музыкантом, а если ты был музыкантом, то ты не был композитором. Стив Поркаро, по его мнению, был музыкантом, поэтому Куинси никогда не просил его писать песни для Майкла. «Композитором» группы Toto был Дэвид Пейдж, и именно он получил предложение написать что-нибудь для Майкла Джексона. Дэвид сочинил несколько мелодий, но когда пришло время отправлять их Куинси, у него под рукой не оказалось чистой кассеты. Поэтому он взял кассету с демо-записями Поркаро, среди которых была и «Human Nature», записал свои заготовки на обратной стороне, пометил ее буквой «А» и отправил Джонсу. Дальнейшая история хорошо известна: по какой-то причине Куинси дослушал кассету до второй стороны, услышал песню и влюбился в нее. Стив уточняет, что любит писать песни с особой, необычной атмосферой, и именно атмосфера «Human Nature» покорила Джонса.

Однако Куинси не остался в восторге от текста. Он отдал песню поэту Джону Беттису, который написал к ней новые куплеты, и Поркаро признает, что результат был просто изумительным. А затем Майкл записал песню. По словам Поркаро, ему понадобилось для этого всего лишь несколько дублей. Стив показывал Майклу фразировку, и Майкл повторял за ним. Он спел песню от начала до конца буквально пару раз.

Много ли изменений претерпела песня от демо-версии к окончательной альбомной? Поркаро утверждает, что немного. Куинси песня понравилась в том виде, в каком он ее услышал, и в какой-то момент Брюс Свиден даже пригласил Стива в студию, чтобы тот помог ему расставить акценты на «why, why», поскольку они хотели воспроизвести их именно так, как в демо-записи. Поркаро вспоминает, что они все-таки добавили партию ритм-гитары, которая поначалу ему страшно не понравилась. «Я возненавидел ее. Мне казалось, что она совсем не подходит для песни. Разумеется, 40 миллионов дисков спустя я полюбил ее, — шутит он. — Теперь я считаю, что это самая гениальная партия гитары в мире».

Поркаро отмечает интересную деталь в песне: едва заметную строку в бэк-вокале, где слышится слово «around» (3:05-3:08 альбомного трека). Он говорит, что Майкл поет «she’s keeping him by keeping him around», и эта строка позаимствована из его оригинальной демо-записи.

10462359_296573797183188_1615446383801683037_n
Стив Поркаро и Брэд Сандберг
Далее мы переходим к «For All Time», еще одной красивой атмосферной песне авторства Поркаро. Стив сразу же опровергает миф о существовании версии, записанной во время сессий альбома Thriller: песня на самом деле была написана в период Dangerous, и тогда Майкл записал ее в первый и единственный раз. Стив говорит, что сочинил аккорды этой песни после того, как услышал несколько тактов «Daydream Believer» группы The Monkees из окна проезжавшей мимо машины. Иногда хорошая песня рождается вот так, из случайного момента. Название «For All Time» позаимствовано из другой композиции, «Wichita Lineman», исполненной Гленом Кэмпбеллом. Интересный факт: слова «for all time» в припеве — это не единая спетая Майклом строка, а комбинация трех склеенных сэмплированных слов. Стив хотел, чтобы они звучали именно так.

Так почему же ее издали в альбоме Thriller 25? У Поркаро нет ответа на этот вопрос. «Мне позвонили и сказали: “Мы хотим включить вашу песню в юбилейное издание альбома Thriller”, — вспоминает он. — Я ответил: “Разумеется, Human Nature должна быть там, она же есть в альбоме». Мне возразили: “Нет-нет, другую песню, For All Time”». Он до сих пор не знает, кто принял это решение — Майкл или звукозаписывающая компания.

А потом, ближе к концу семинара, Поркаро поделился с нами ценным подарком, который я навсегда сохраню в своей памяти. В самом начале нашей встречи мы спросили, сколько песен он написал для Майкла и сколько из них Майкл записал. Стив ответил, что предложил ему несколько песен, и Майкл записал «наверное, три». Я намеревалась задать вопрос о третьей песне в конце семинара, но этого не потребовалось: Стив сам поделился с нами этой историей.

После выхода альбома Thriller, во время тура Victory (или прямо перед его началом), Поркаро отправил Майклу несколько мелодий. Чуть позже Майкл перезвонил ему и сказал, что хочет кое-что попробовать сделать с одной из них. Как выяснилось, он был в библиотеке, где читал о Чикаго тридцатых-сороковых годов, и так ему в голову пришла идея для песни. Он встретился с Поркаро и записал девять вокальных дублей для композиции, которая теперь известна под названием «Chicago 1945».

Разумеется, невозможно описать музыку словами, но вот пять вещей, которые я могу вам сказать о «Chicago 1945»:
— Это вокально и музыкально полностью завершенная песня, пригодная к выпуску как есть;
— Она не имеет никакого отношения к «Al Capone» и «Smooth Criminal» (еще один миф) — это отдельная и иначе звучащая вещь;
— Текст повествует о (трех?) девушках, пропавших без вести;
— Это крепкая песня. Конечно, не уровня гениальности «Billie Jean» или «Beat It», но у нее запоминающийся ритм. Припев («Never to be found again… never to be found again») звучал у меня в голове три дня после того, как мы его услышали;
— Пока мы слушали песню, я пыталась подобрать какую-нибудь другую вещь Майкла, с которой ее можно было бы сравнить. Ближайшее, что пришло мне в голову, это «Behind the Mask» — у песни тот же темп, и даже композиция показалась мне в чем-то похожей. Хотя, по-моему, «Chicago 1945» звучит в более низкой тональности: голос Майкла в ней не настолько звонкий, как в «Behind the Mask».

Самое печальное то, что к этому времени все уже могли бы услышать ее, если бы звукозаписывающая компания готова была отнестись к ней с уважением. У Поркаро просили эту песню для альбома Xscape, но он не дал разрешения ее использовать. «Похоже, что песни сегодня идут прямиком в ремиксы», — сказал он нам. Было видно, что такой подход ему не нравится. И хотя как поклонник Майкла я бы с удовольствием приобрела эту песню в свою коллекцию, позиция Поркаро вызвала у меня исключительное уважение. Я подумала, что, как как музыкант и композитор, он понимает, насколько важной для артиста является целостность песни. И, как коллега Майкла, он наверняка знает, насколько трепетно Майкл относился к своим произведениям. Поркаро тоже не раз упомянул принцип «меньше значит больше», который был очень важен для Майкла и Куинси. «Chicago 1945» — прекрасная песня, которой не нужны никакие «осовременивания» и которая заслуживает быть услышанной и оцененной по достоинству в первозданном виде.

Поркаро сам не может издать эту песню без разрешения Фонда наследия Майкла Джексона, поэтому пока судьба песни неопределенна. Остается лишь надеяться, что придет время, когда творческие партнеры Майкла, его душеприказчики и зкувозаписывающая компания смогут договориться о том, в каком виде выпускать неизданный материал. А до тех пор мы, фаны, будем довольствоваться тем, что можем получить, и будем благодарны за каждую возможность услышать оригинальную музыку, оставленную Майклом. Спасибо, мистер Поркаро, для нас было огромной честью встретиться с вами и услышать истории и песни, которыми вы поделились с нами тем вечером.

Брэд Сандберг с дочерью, Стивом Поркаро и Брайаном Виббертсом
Брэд Сандберг с дочерью, Стивом Поркаро и Брайаном Виббертсом

Текст: morinen
Фото Брэда и Стива Поркаро взяты со страницы Фейсбука In The Studio with MJ

4 мысли о “Стив Поркаро и Chicago 1945

  • 13.07.2014 в 03:49
    Permalink

    Остается лишь надеяться, что придет время, когда псевдоэстейт сдохнит, а Поркаро дождётся совершенолетия детей и уже отдаст её им или не отдаст никому и спрячет где нибудь. Чтобы только через много лет её смогли найти и выпустить как есть, чтобы ни один урод нес мог её испоганить и набить себе кармашек. Благо мысли у Поркаро правильные, хоть он в открытую так и не говорит при людях.
    А вот в тексте Моринен так и сквозит прикрытым недовольством этим отношением Стива к эстейту. И она умудряется писать за всех нас «фанов», а не за себя. Ибо у многих людей, которые тоже вроде как фаны, совсем другой взгляд на те вещи, которые Майкл лично не выпустил, не довёл до того, до чего хотел. Так что, очень хочется, чтобы все писали сами за себя.

    Ответить
    • 13.07.2014 в 11:36
      Permalink

      А у вас, я смотрю, личная неприязнь к Моринен, и вы так и ищете, где бы еще ее высказать.
      Здесь обсуждают Майкла Джексона, а не авторов статей.

      Ответить
  • 13.07.2014 в 13:37
    Permalink

    Не ищу. Мнение уже сформировалось, прежде чем я увидел, кто автор сей наглости и высокомерия утверждать что либо за всех.

    Ответить

Оставьте комментарий