Тайный рок-н-ролл Майкла Джексона

MJМайкл Джексон навсегда стал известен как Король поп-музыки. Однако в течение своей музыкальной карьеры, повсеместно бившей рекорды, он время от времени проявлял интерес к рок-н-роллу, сотрудничая с некоторыми из лучших музыкантов в этом жанре. Давайте вспомним о легендарных личностях, которым повезло оказаться в одной студии с Джексоном.

Кенни Логгинс

East Van DiscoВ ретроспективе кажется странным, что песня с вокалом Майкла Джексона не была издана синглом. Но именно это случилось с Who’s Right, Who’s Wrong, треком, вошедшим в альбом Кенни Логгинса Keep the Fire. В припевах этой песни явственно слышится бэк-вокал Майкла.

Пол Маккартни

tumblr_n4lepaUwgR1qh2u5uo1_400Одним из немногих людей, чья слава, возможно, затмила известность Джексона, был Пол Маккартни. Бывший участник группы «Битлз» написал песню Girlfriend для альбома Джексона Off the Wall, тем самым положив начало некогда крепкой дружбы между знаменитостями. Позднее Маккартни спел дуэтом с Майклом в песне The Girl Is Mine в альбоме Thriller, а Джексон вернул ему услугу, поучаствовав в дуэте Say Say Say для альбома Маккартни Pipes of Peace.

 The Girl Is Mine добралась до второго места в лучшей сотне по версии журнала Billboard в 1983 году, в то время как Say Say Say стала в этом же хит-параде номером один. Вероятно, самое удивительное в этом треке то, что в хит-параде Billboard он считается одним из самых грандиозных хитов Майкла Джексона.

Дружбе Джексона и Маккартни был нанесен непоправимый урон, когда год спустя Джексон выкупил права на более чем 250 песен «Битлз» прямо под носом у Маккартни. Словно этого было мало, в 1987 году Джексон еще больше разозлил Маккартни, когда дал разрешение на использование песни Revolution знаменитой ливерпульской четверки в рекламном ролике кроссовок Nike.

После внезапной смерти Джексона в 2009 году Маккартни сказал, что не держит на него зла, и добавил, что «Майкл был невероятно талантливым мальчиком-мужчиной с доброй нежной душой. Для меня было великой честью общаться и работать с ним».

Дэйв Мэйсон

619440_1294949568774_fullДэйв Мэйсон больше известен своим хитом 1977 года, We Just Disagree, а также знаменит как участник джаз-рок-группы Traffic и как наемный студийный гитарист. Вместе с Джексоном он спел дуэтом в песне Save Me. Этот фанковый трек вошел в альбом Мэйсона Old Crest on a New Wave, но особым успехом не пользовался, добравшись лишь до 71-й позиции в лучшей сотне хитов Billboard.

Эдди Ван Хален

michael-jackson-van-halen-corbis-460-100-460-70Сотрудничество Джексона с рок-звездами не закончилось на Поле Маккартни. Эдди Ван Хален, гитарист группы Van Halen, согласился бесплатно записать сольную партию гитары в песне Beat It для альбома Thriller (таким образом он оказывал продюсеру Куинси Джонсу услугу). По словам очевидцев, Ван Хален записал свое 20-секундное соло меньше чем за полчаса.

В интервью телеканалу CNN Ван Хален рассказал, что он считал, будто бы его коллеги по группе никогда не узнают о его участии в создании альбома Thriller. «Я сказал себе: “Да кто узнает, что я играл на пластинке этого мальчишки? Никто не будет знать”».

Однако его коллеги отнеслись к этой записи далеко не так радужно. «Кое-кто совершенно не был в восторге от того, что я играю где-то за пределами нашей группы. Но Дэвид Ли Рот [вокалист] в тот момент был в путешествии, Майк Энтони [басист] поехал в Диснейленд, Эл Ван Хален [барабанщик] – в Канаде или где-то еще, а я сидел дома один. Поэтому и решил, что они никогда не узнают».

Предлагая альтернативную аранжировку для Beat It, Ван Хален понятия не имел, как Джексон отреагирует на изменения, которые тот внес в песню.

«Я как раз заканчивал второе соло, когда в студию вошел Майкл, – вспоминает он. – Знаете, артисты ведь сумасшедшие. Мы все немного странные. Я не знал, как он отреагирует на то, что я делаю. Поэтому я предупредил его, прежде чем дать ему послушать трек: мол, послушай, я поменял середину твоей песни. Я уже представлял себе, как его телохранители сейчас вышвырнут меня из студии за то, что я поиздевался над его песней. Ну, или ему это понравится. Он послушал, повернулся ко мне и сказал: “Ух ты, спасибо тебе за то, что проявил страсть к этой музыке, а не просто пришел и сыграл соло, ты улучшил ее”.

Все слышали соло Ван Халена в Beat It, но лишь избранным повезло присутствовать при живом исполнении этой партии. Благодаря счастливому совпадению графиков Ван Хален оказался в том же городе, где выступали Джексоны с туром Victory. Это было в Далласе 14 июля 1984 года. Для Джексона это был грандиозный год, как и для Ван Халена – оба были на пике успеха и только что выпустили пластинки, надолго определившие их карьеру. Естественно, с учетом того, что Эдди записал такую выразительную гитарную партию в песне, ставшей номером один, они не могли упустить возможность воссоздать это волшебство перед живой аудиторией.

На видео Джексон выкрикивает имя Эдди за несколько мгновений до того, как тот выходит на сцену. Разумеется, в карьере легендарного гитариста это одно из многих выдающихся соло, но его участие в Beat It остается для самого Ван Халена очень личным и важным моментом. В своем интервью 2011 года он рассказал, что это стало его любимым сотрудничеством из всех. «Когда я приехал в студию, у меня ушло 15 минут на то, чтобы заново аранжировать песню, я сыграл два сольника и сказал, что они могут выбрать тот, который им понравится больше. А затем пришел Майкл и сказал: “Классно, мне очень нравится вот эта высокая быстрая партия!” Я открыто веселился, записывая ее. Это невероятно для такого маленького музыкального отрывка, записанного за такой короткий срок, и тут он вырастает в нечто, совершенно превосходящее все самые смелые фантазии».

Ван Халену буквально сразу было дано осознать, какое огромное влияние имеет эта запись. Он стоял в очереди в музыкальном магазине, когда там включили Beat It. «Звучит гитарное соло, и я слышу, как какие-то ребята впереди меня переговариваются: мол, только послушай, этот парень пытается звучать, как Эдди Ван Хален. Я похлопал одного из них по плечу и сказал: “Но это действительно я!” Это было здорово. Я очень уважаю Майкла. Нам всем очень его не хватает. Мне было бы любопытно послушать то, что он делал бы сейчас».

Фредди Меркьюри

51f7dea1ecd9eВ 1983 году Фредди Меркьюри провел шесть часов в домашней студии Джексона, записывая вокал для трех песен – There Must Be More to Life Than This, State of Shock и Victory. Оба музыканта решили, что песни недостаточно хороши для официального релиза. Впоследствии их скопировали и слили публике, хотя первые две были изданы в других формах (см. ниже). В 2013 году гитарист группы Queen, Брайан Мэй, заявил, что намеревается издать эти песни в следующем альбоме.

Мик Джаггер

tumblr_ky2u4eCD1P1qb5m80Альбом Thriller все еще занимал высокие позиции в хит-парадах, когда Майкл Джексон решил поработать с очередным знаменитым рокером. Он на короткое время воссоединился со своими братьями в студии для записи альбома Victory, а затем записал хит State of Shock дуэтом с Миком Джаггером, солистом Rolling Stones.

Брюс Свиден, звукоинженер, работавший в студии над этим проектом, вспоминает, как Джексон велел Джаггеру «прогреть связки» при подготовке к записи. И хотя для некоторых то, что Майкл Джексон что-то там указывает солисту «Роллингов», прозвучит нелепым, Свиден подтвердил, что Джаггер с удовольствием подчинился. Вне сомнений, это стало доказательством того, насколько глубоко Джаггер уважал Джексона.

«Мик не стал спорить. К тому времени уже все знали, насколько хорош Майкл, – сказал Свиден. – Если Майкл Джексон говорит, что надо распеться, ты идешь и распеваешься – даже если ты Мик Джаггер».

We Are The World (1985)

Promio-Ad-For-We-Are-The-World-michael-jackson-35810865-502-4501С целью собрать средства для голодающих в Африке Джексон и Лайонел Ричи написали песню We Are The World. При участии продюсера Куинси Джонса они собрали невероятную команду из самых известных музыкантов. Среди рокеров, участвовавших в записи песни, были Брюс Спрингстин, Боб Дилан, Билли Джоэл и Пол Саймон. Песня целый месяц оставалась хитом номер один и собрала 63 млн. долларов.

Стив Стивенс

162654_004_jpgc05049e7cad7c646280ae12cfc7b6682Когда пришло время записывать следующий альбом после Thriller, Куинси Джонс позвонил продюсеру Теду Темплмену и поинтересовался, кого тот может порекомендовать для исполнения гитарного соло в песне Dirty Diana, которая впоследствии станет очередным хитом номер один. Не желая повторяться и снова приглашать в студию Эдди Ван Халена, Темплмен порекомендовал гитариста, работавшего с Билли Айдолом – Стива Стивенса.

Когда Джонс позвонил Стивенсу, гитарист поначалу не поверил в то, что говорил ему человек на другом конце линии. «Я жил в Нью-Йорке, и тут мне звонит Куинси Джонс, – рассказывал он. – Зазвонил телефон, я поднял трубку и решил, что кто-то прикалывается надо мной. Я повесил трубку, но телефон зазвонил снова, и Куинси сказал мне: “Не вешай трубку, я предлагаю реальную сделку!”»

По словам Стивенса, оригинальная версия Dirty Diana, в которой он записывал свою партию, была длиной более семи минут, и он никак не ожидал, что песня окажется такой мрачной и тяжелой.

«Майкл был очень музыкален. То, что он просил меня сделать, было очень круто, потрясающие идеи. Он понимал мой стиль и манеру игры и пытался извлечь из меня все самое лучшее. Это была отличная сессия».

Слэш

21MJЖелание Джексона поработать с нетрадиционными для его стиля музыкантами продолжилась в 1991 году, в альбоме Dangerous. Поп-звезда выбрала гитариста Guns N’ Roses, Слэша, для сольной партии гитары в песне Give In To Me, хотя многие ошибочно полагают, что легендарный гитарист играл в другом сингле Джексона, Black or White.

Слэш сам опроверг эти слухи в своем интервью 2010 года: «Я не играл в той песне. Звуки гитары [в той песне] слишком жизнерадостные. Они не похожи на меня, все это знают. От меня никто не ожидал бы таких звуков, но все почему-то решили, что это играю именно я».

Разумеется, это не помешало Слэшу и Джексону неоднократно выступать с Black or White на одной сцене.

Вероятно, слушатели, услышав в интро к Black or White гитарное соло, которое в самом деле исполнял Слэш, решили, что он играл и в самой песне. На самом же деле все гитарные партии в Black or White, кроме интро, играл Билл Боттрелл.

Источник: Ultimate Classic Rock
Перевод: Юлия Сирош

Одна мысль о “Тайный рок-н-ролл Майкла Джексона

  • 04.08.2014 в 21:51
    Permalink

    Цитата из автобиографической книги Сола Хадсона о работе с Майклом:

    «1 ФЕВРАЛЯ 1992 ГОДА МЫ ИГРАЛИ ФИНАЛЬНЫЙ КОНЦЕРТ С “SOUNDGARDEN”,
    Мы отыграли три концерта в «Токийском куполе» (“Tokyo Dome”), в Японии (19, 20, 22 февраля 1992 года), и это было что-то! В действительности в «Токийском куполе» я отыграл подряд не три, а пять концертов, в том числе два с Майклом Джексоном и три с “Guns N’ Roses”. Вообразите, какой я ощутил контраст между публикой, которая приходила на концерты Майкла, и публикой, приходившей на “Guns N’ Roses”. Не могу себе представить что-то более фантастическое, чем играть один вечер с Майклом, который носился по сцене, а в глубине сцены стояли дети, лежали игрушки; а затем, спустя два дня, играть с «Ганзами» и всем, что с этим словом связано, – и это всё под одним и тем же куполом. Для максимального эффекта я провёл свободный день между двумя концертами в Токийском Диснейленде.
    Чтобы отыграть концерт с Майклом, я прилетел в Японию пораньше. До этого, в перерыве между окончанием работы над альбомами “Illusion” и их релизом, мы вместе с Майклом в Лос-Анджелесе записывали его песни. Я остановился тогда в отеле «Хайатт» на бульваре Сансет, когда мне позвонили из нашего офиса.
    — Привет, Слэшер. Майкл Джексон собирается выйти на тебя. – сказал Алан. – Он хочет услышать тебя на своей новой пластинке.
    — Ух, ты! – сказал я. – Ну, ладно.
    Следующий звонок, который раздался у меня, был от Майкла.
    — Алло? – сказал я.
    — Алло? Слэш? – спросил он в своей характерной робкой и осторожной манере.
    Так мы и начали. Я был польщён его предложением и волновался, но всё вышло просто замечательно. Мы записали две песни. Первая из них, самая крутая, называлась “Give in to Me” и напоминала мне новую интерпретацию его песни “Dirty Diana”. Когда я пришёл для записи в студию “Record Plant”, Майкл уже был там с Брук Шилдз (Brooke Shields), с которой он тогда встречался. Студия была тускло освещена, и в ней было так же мрачно, как и в нашей студии, когда мы записывали наши альбомы, – просто «дежа вю».
    — Привет, – сказал Майкл, – это Брук.
    — Привет, приятно познакомиться, – сказал я. Думаю, я даже протянул ему руку.
    — Мне очень хочется поблагодарить тебя за то, что ты согласился записываться для моего альбома, – сказал Майкл, – я просто не могу дождаться, когда я услышу то, что подготовил.
    А затем они отделились от меня – пошли пообедать или что-то в том же духе. А я записал своё соло и на том закончил. Спустя несколько дней, я вернулся в студию и записал вступление к песне “Black and White”. От меня хотели, чтобы я записал какой-нибудь рифф для концовки вступления к песне, который даже не попал на альбомную версию песни. Вы может услышать эту часть, если только посмотрите видеоклип: это то, что играет на гитаре Маколей Калкин (Macauley Culkin) перед самым началом песни. Это было, по меньшей мере, странно: это было не совсем так, в каком контексте я видел это соло.
    Думаю, я понравился Майклу Джексону по той причине, что он видел во мне какого-то мультперсонажа, какой-то карикатурный образ. Но это именно тот, кем я и являюсь на самом деле. Я до сих пор не уверен, знает ли об этом сам Майкл.»

    «. В 2001 году я согласился выступить на праздновании по случаю 40-летнего юбилея Майкла Джексона в Мэдисон-Сквер-Гардене (Madison Square Garden), и мы с Перлой вылетели в Нью-Йорк. Это было мое первое выступление на сцене после операции, так что я очень ждал этого момента, который оказался незабываемым… мягко говоря.
    Несколько дней я провел в подготовке к выступлениям, которые были намечены на 8 и 10 сентября. Готовилось грандиозное событие; в списке у Майкла значились все от Джейми Фокса (Jamie Foxx) до Лайзы Миннелли (Liza Minnelli) и Марлона Брандо (Marlon Brando ), а также the Jackson Five и Глории Эстефан (Gloria Estefan) среди прочих. Это было великое шоу, все приглашенные Майкла Джексона выкладывались на полную, а для меня это было лучшее, что я сделал после того, как завязал с алкоголем. Кроме того, теперь у меня был кардиостимулятор, с которым было довольно интересно.
    Врачи установили мне дефибриллятор для поддержания нормального сердцебиения. Для большинства людей это не проблема, но однажды на сцене у меня случилось ускорение сердцебиения, о чем я не стал говорить врачам. Когда я вышел на сцену с Майклом, то внезапно почувствовал удары в груди от электрошока, а мои глаза словно ослепли от света голубых электрических ламп. Это случалось примерно четыре раза во время исполнения каждой песни, и я не понимал, что происходит — я думал, что произошло короткое замыкание кабеля моей гитары, а глаза ослепли от вспышек фотоаппаратов. Каждый раз, когда это происходило, я должен был стоять и делать вид, что ничего не происходит. Позже я смотрел это шоу по телевизору и думаю, что успешно завершил свое выступление. Это было крайне неожиданно, однако потом я понял, в чем дело.
    Утром 11 сентября в 8:15 нас разбудил Дэвид Виллиамс (David Williams), домашний гитарист Майкла.
    «Слэш, включи телевизор», — сказал он мне.
    «Он включен», — ответил я.
    «Там показывают новости?» — спросил он, странно на меня посмотрев.
    «Нет, это канал «Е!» — сказал я.
    «Срочно включай новости!». Я увидел, как самолет врезается в Башни-близнецы, а в следующий момент другой самолет делает то же самое у меня на глазах. Окна комнаты были открыты, так что я мог видеть происходящее на расстоянии. Это было, возможно, одно из самых страшных событий, когда-либо происходивших в моей жизни. Как вы можете представить, в отеле началась суматоха. Люди бегали по вестибюлю, как будто начался конец света. А Перла все еще спала. Мне пришлось разбудить ее и объяснить, что произошло. Думаю, понадобилось несколько минут, чтобы до нее дошло. Майкл со своим ближайшим окружением срочно покинул здание и благополучно вылетел из страны. Я так думаю. «

    Ответить

Оставьте комментарий