Ох уж этот Джексон!

Ох уж этот Джексон!

gallery_379_275582 Майкл Джексон – веселый парень, хоть и Король поп-музыки. Многие его друзья и коллеги не раз отмечали его чувство юмора. Даже когда он стал взрослым, многое в нем осталось от 10-летнего мальчишки, который от скуки носился с братьями по коридорам отелей и придумывал различные шалости – порой милые и добрые, а порой не очень. Битвы едой, водяными шариками, бои на водяных пистолетах, телефонные приколы, розыгрыши – Джексон всегда находил для этого время, и на гастролях, и во время записи в студии. Возможно, некоторые его «шуточки» кому-то покажутся детскими, глупыми или даже несколько злыми, но из песни, как говорится, слов не выкинешь, ему самому все это казалось очень забавным. Вдобавок, у него было и гораздо более ценное качество – он умел посмеяться и над собой тоже, особенно когда сам оказывался в глупом положении. Предлагаем вашему вниманию подборку историй очевидцев о смешных ситуациях с участием Майкла.

Читать далее

Стив Поркаро и Chicago 1945

Стив Поркаро и Chicago 1945

porcaro_pic123-26 июня в Лос-Анджелесе Брэд Сандберг организовал эксклюзивную серию семинаров «In the Studio with MJ» под названием «Возвращение домой» (The Homecoming). Об этих уникальных семинарах уже был написан не один отзыв (см. отчет на нашем сайте о семинаре в Санкт-Петербурге). Однако семинары, устроенные Брэдом в Лос-Анджелесе, были особенными — не только потому что проходили они в знаменитой студии Westlake Studio D, где Майкл записывал свой альбом Bad, но еще и потому, что на них присутствовали редкие гости.

Мы посетили последний из семинаров, 26 июня. После традиционной программы, представленной Брэдом, всех VIP-гостей пригласили остаться на ужин, приготовленный «Слэм-данк-сестрами» — двумя очаровательными женщинами, некогда готовившими для Майкла и его команды во время их работы в студии. Нам подали салаты, лазанью и банановый пудинг (со свежими бананами, в точности как любил Майкл!) — все это было очень вкусно.

Во время ужина к нам присоединился еще один особый гость — композитор и музыкант Стив Поркаро. Поркаро и его рок-группа Toto выступали в роли студийных музыкантов Майкла Джексона на протяжении почти всей его сольной карьеры, от альбома Off the Wall до HIStory. Стив Поркаро также является автором трех песен, записанных Майклом. Две из них, «Human Nature» и «For All Time», давно известны поклонникам Джексона. Третья же (о которой вы, вероятно, уже догадались) оставалась для нас до некоторой степени загадкой.

Итак, представьте, что вы находитесь в тускло освещенной студии перед сценой, построенной специально для Майкла, чтобы он мог отрабатывать на ней свои танцевальные движения. За нашей спиной — аппаратная с аудиооборудованием высочайшего класса. Наверху находится комната Майкла (также известная как «обезьянья комната»), где он отдыхал между записями и запирал Бабблза на время записи вокала. Сегодня на сцене перед нами — Брэд Сандберг и Стив Поркаро.

Читать далее

Brad x2: вечер с Брэдом Баксером

Brad x2: вечер с Брэдом Баксером

891394_666223466800573_670848145_n Мы — в маленькой студии при центре проката музыкальных инструментов на бульваре Сансет в Лос-Анджелесе. Зал полон людей, сидящих в несколько рядов перед невысокой сценой. На сцене — ассистент звукоинженера Брэд Сандберг, организатор встречи, и его друг, звукоинженер Брайан Виббертс. Брэд Баксер, музыкальный директор Майкла Джексона, занимает место за синтезатором. Звукоинженер Майкл Принс, работавший с Джексоном в последние годы, смотрит в экран своего Макбука. Бас-гитарист Сэм Симмс, игравший с Майклом на концертах, еще не прибыл — он присоединится к нам чуть позднее. Так начинается наше путешествие в прошлое, наполненное музыкой и историями.

Все гости этой встречи могут многое рассказать о временах, когда они работали с Майклом, но звездой вечера определенно является человек за синтезатором. Не зря ведь встреча называется “Brad x2” — организовывалась она главным образом для знакомства с этим очень скромно живущим парнем, едва ли известным кому-либо за пределами фан-сообщества. Это Брэд Баксер, творческий партнер, аранжировщик и музыкальный директор Майкла Джексона, проработавший с ним 17 лет. Большинство поклонников Джексона помнят Баксера с девяностых годов по гриве длинных светлых волос, делавших его похожим на Роберта Планта (по словам Баксера, это Майкл настоял на том, чтобы он осветлил волосы, — после того, как отказался от изначальной идеи заставить его покраситься в рыжий!). Но эти дни давно в прошлом. Сегодня Баксер носит черные брюки, свободную рубашку и натуральный цвет коротко остриженных волос. Совершенно обычный парень, в котором ни за что не угадаешь рок-музыканта. Он нечасто откровенничает о своей работе с Майклом Джексоном. Фактически, со дня смерти Джексона Баксер дал лишь одно интервью французскому журналу “Black & White” в 2009 году. Теперь он работает пилотом в авиакомпании, а написание музыки для него перешло скорее в разряд хобби. С поклонниками Джексона он согласился встретиться всего на один вечер, поэтому для нас это событие — настоящий эксклюзив.

Читать далее

Крис Грант вспоминает репетиции This Is It

Крис Грант вспоминает репетиции This Is It

Крис Грант, первый танцор, отобранный Майклом Джексоном для участия в шоу «This Is It» рассказывает о том, каково было работать с Королем поп-музыки.

x_bc51a2b3К 21 году Крис Грант уже многого добился. Еще подростком он дошел до финального тура в шоу Пи Дидди «Making The Band» на MTV, а в 20 лет получил работу хореографа в мировом туре Бейонсе. Как раз в это время Майкл Джексон анонсировал свои концерты-возвращение на арене O2 в Лондоне. Услышав о том, что грядет прослушивание, Крис Грант просто не мог упустить такой шанс.

«Я вырос вместе с Майклом Джексоном, — вспоминает Грант. — Моя бабушка купила мне фильм “Moonwalker”, и я смотрел его каждый день… Я хотел быть таким, как Майкл. Я стремился выступать. На каждой вечеринке, на каждом семейном празднике я танцевал, выступал для всех собравшихся».

Не жаль ли было Гранту оставлять работу над туром Бейонсе ради этой возможности?

«Нет, Бейонсе сама убеждала меня, что стоит попробовать, — смеется Грант. – Она сказала, что отшлепает меня, если я не поеду! Она болела за меня. И если бы меня не взяли в тур Майкла, я все еще мог бы вернуться и быть одним из капитанов в туре Бейонсе».
Читать далее

Dr. Freeze: «Он вставал перед микрофоном и зажигал песню огнем»

Dr. Freeze: «Он вставал перед микрофоном и зажигал песню огнем»

В этом интервью 2011 года продюсер Эллиот Страйт (Dr. Freeze) рассказывает сайту mjfrance.com о дружбе с Майклом Джексоном и работе над песнями “Break of Dawn”, “Blue Gangsta” и “A Place With No Name”.

Dr. Freeze и Майкл ДжексонQuagmire: Мне не терпится услышать, как вы начали работать с Майклом Джексоном, как он связался с вами.

Dr. Freeze: Я знал его менеджера, Джона Макклейна. Я тогда работал над альбомом со своими партнерами Spydermann. После завершения альбома все пошло не так, как мы планировали, и нам пришлось отменить его выпуск. Я был очень расстроен. И тогда Джон Макклейн сказал: «Фриз, не волнуйся, у меня есть для тебя еще один проект. Ты будешь работать с Майклом». — «С каким Майклом?» — не понял я. Он ответил: «С Майклом Джексоном!» Сначала я не поверил в это, это было невероятно! А потом в один прекрасный день, когда я говорил со своим отцом по телефону, кто-то позвонил мне на другую линию… И это был Майкл! Вот так все и началось. У меня было несколько песен, написанных для Майкла. Они ему страшно понравились! Потому что у нас мы с Майклом одинаковое чутье на мелодию. Каждый раз, когда я показывал ему песню, он с легкостью выучивал ее, как если бы уже знал. Я отдал ему несколько песен, которые он обожал. Он ценил их как драгоценность. Вот так мы и познакомились.

Q: Поговорим о «Break of Dawn» — это замечательная песня. На мой взгляд, это одна из самых чувственных песен, которые пел Майкл, именно такие вещи я хотел слышать от него. Не знаю, знали ли вы об этом, но это первый раз, когда он в песне говорит о занятии любовью. Не знаю, обсуждали ли вы с ним эту тему.

Читать далее

Брэд Баксер: «В музыке мы говорили на одном языке»

Брэд Баксер: «В музыке мы говорили на одном языке»

Брэд Баксер, клавишник и аранжировщик на всех альбомах Майкла Джексона, начиная с Dangerous, музыкальный директор туров Dangerous и HIStory, был близким другом и коллегой Майкла более 15 лет. Брэд — скромный человек и почти никогда не рассказывает о своей работе с Королем поп-музыки. В ноябре 2009 года он дал единственное полноценное интервью французскому фэнзину Black & White.

Брэд БаксерBlack & White: Как вы начали работать с Майклом?

Брэд Баксер: В 1986 году я ездил в тур со Стиви Уандером. Как вы знаете, Майкл был большим поклонником Стиви, поэтому внимательно следил за музыкантами, которые у него играли. До 1991 года я ездил с Уандером, и в то же время благодаря ему я познакомился с Майклом. Никогда не забуду нашу первую встречу. Между нами мгновенно проскочила искра: в музыке мы говорили на одном языке, были на одной волне. Разумеется, мы быстро подружились. Наша дружба началась естественно и со временем укрепилась.

Black & White: Таким образом, вскоре вы с Майклом уже занимались творческой работой над альбомом Dangerous?

Брэд Баксер: Да. До того, как в команду пришел Тедди Райли, мы с Биллом Боттреллом записали несколько демок, включая «Who Is It», «Black Or White» и «Heal The World».

Читать далее

Майкл Джексон и меня держал за руку

Майкл Джексон и меня держал за руку

Просто еще одна трогательная история о Майкле Джексоне — о его доброте и эмпатии, о способности искренне переживать за людей.

Майкл Джексон ScreamДавно нужно было об этом рассказать… Слишком долго это было моей маленькой тайной, но сейчас я хочу, наконец, поведать вам о том, как Майкл Джексон держал меня за руку…

Это произошло на студии Universal во время съемок видеоклипа «Scream», в котором Майкл выступал вместе со своей сестрой Джанет. Незадолго до этого я познакомился с Майклом, когда готовил для него сцену во время репетиций тура Dangerous.

И режиссер видео «Scream» Марк Романек, и художник-постановщик Том Фоден — бескомпромиссные перфекционисты. Работать с ними над многочисленными проектами было огромным удовольствием. В киноиндустрии сотрудничать с людьми, обладающими видением, значительно лучше, чем с теми, кому этого видения недостает. В этом конкретном проекте я работал с художественным департаментом, который возглавлял Том Фоден. В его подчинении были Дана Гармэн, Ричард Берг, Джеми Викерс, Поли Питч, Марк Брукс и другие.

«Scream» — это, наверное, самое дорогое музыкальное видео, которое когда-либо снимали. По-моему, общий бюджет продакшена/пост-продакшена составлял около 8,3 миллионов долларов. И могу сказать, что значительная доля этой суммы — может быть, около половины — приходилась на художественный департамент. Мы занимали три полноразмерных павильона в студии Universal в Лос-Анжелесе, внутри которых было более дюжины съемочных площадок. Когда начиналась съемка, я выполнял обязанности «декоратора на площадке» — проще говоря, представителя художественного департамента, который должен был все время находится на площадке как «лицо» департамента. По роду обязанностей эта работа включала непосредственное взаимодействие с артистом.

Бесспорно, это была сумасшедшая работенка. Три павильона, более дюжины сцен, двадцать съемочных дней.

В первый съемочный день нас вызвали в 7 утра, но Майкл появился только после полудня. Потом укладка волос, грим, выход на площадку — итого, съемки мы начали уже в 16:30. Стало ясно, что в последующие 20 дней снимать мы будем ночами. Также стало ясно, что Майклу это нравилось… работать по ночам.

Наконец, мы приступаем. Входит Майкл, его встречает Марк и объясняет ему постановку. Первая сцена, которую мы снимаем, — та, где Майкл танцует на одной из белых панелей, которых в этом видео множество. Майкл встает в свою позицию на расстоянии около 6 футов от камеры, пробует пару дублей и говорит, что пол (белый виниловый линолеум) немного скользкий. Я подбегаю со своими инструментами: металлической мочалкой, тряпкой и пульверизатором с «особой смесью», немного натираю пол мочалкой и отхожу назад. Марк выходит из-за камеры, смотрит на мою работу, зовет Тома и спрашивает, не пропал ли глянец. Я говорю, что нет, обрызгиваю пол «особой смесью», и она высыхает до блеска. Когда я поднимаюсь с колен, Майкл улыбается мне и говорит: «Я помню тебя с репетиций тура». Я отвечаю: «Верно». Он спрашивает, как дела у моих детей, и я говорю, «отлично, замечательно». Затем все возвращается в норму, Майкл делает свое дело, работа пошла.

Как я и предсказывал, сбор команды перенесли на 16 часов вместо 7 утра, и каждую ночь мы работали до 4-6 часов утра.

На исходе последней съемочной ночи мы переместились в декорации «дзэн». Съемки подходили к концу: последний день, последняя сцена, последние кадры. Художественный департамент подготовил помещение к приходу Майкла, который должен был занять место на дзэн-подиуме в центре съемочной площадки. Майкл обвел взглядом сцену и отметил красоту декораций. Он был абсолютно спокоен, и видно было, что ему нравилось сидеть в центре этого временного храма.

Марк попросил подрезать что-то на потолке, я взял 12-ступенчатую лестницу, взобрался наверх и начал пилить. По случайности портативная пила отскочила назад и отрезала мне треть левого безымянного пальца. Не говоря ни слова, я вынул из заднего кармана тряпку, обернул ею палец, спустился вниз и вышел со съемочной площадки. По пути я встретил Тома и показал ему, что произошло. Том проводил меня до выхода из павильона, и я лег на бетонный пол. Вскоре вокруг меня уже полукругом возвышалась вся съемочная группа. Ребята из профсоюза, жующие жвачку. Три часа утра. Представили?

Внезапно толпа расступается и появляется Майкл — и останавливается, наклоняясь ко мне и глядя на меня сверху. Он смотрит на мою левую руку, которую я держу на весу, потом снова на меня. А потом ни с того ни с сего опускается на колени справа от меня, берет мою правую руку и сжимает ее в своих ладонях. Он смотрит мне прямо в глаза и извиняется — он повторял слова сожаления снова и снова, а на глазах у него выступили слезы, и он так и держал меня за руку, пока не приехала «скорая» и не увезла меня.

На следующей неделе, когда я поправлялся дома, начали приходить подарки от Майкла и Джанет — со вкусом подобранные, классные вещи: превосходное мыло, банный халат, благовония, открытка. Вот такая у меня история. Майкл Джексон и меня держал за руку. Майкл, если ты прочтешь это, спасибо тебе за заботу.

Даг Льюис
История размещена в блоге veniceartsclub 6 сентября 2009 г.
Перевод jil_dp, morinen
Фото Ричарда Берга

История песни «She Was Lovin’ Me» («Chicago»)

История песни «She Was Lovin’ Me» («Chicago»)

Статья рассказывает об истории создания песни «She Was Lovin’ Me», которая планируется к выпуску под именем «Chicago» в посмертном альбоме Майкла Джексона Xscape. Автор песни Кори Руни вспоминает работу с Майклом в 1999 году.

443783_original24 февраля 1999 года в аудитории Shrine в Лос-Анджелесе проводилась 41-я церемония вручения наград Grammy, на которой присутствовали самые знаменитые артисты, продюсеры и директора музыкальной индустрии.

В то время Эллиот Страйт, талантливый композитор и продюсер, известный под именем Dr. Freeze, только-только начал работать с Королем поп-музыки Майклом Джексоном над концепцией нового альбома. Они записывали музыку в нескольких студиях, включая Hit Factory в Нью-Йорке и Record One в Лос-Анджелесе, а также в личной студии Джексона на ранчо Неверленд.

В период церемонии Grammy 1999 года они работали в Marvin’s Room, — знаменитой голливудской студии звукозаписи, принадлежавшей Джону Маклейну, общему другу Фриза и Джексона. Лейбл Джексона, Sony Music, надеялся выпустить готовившийся альбом до начала нового тысячелетия, но после ряда задержек стало ясно, что Джексон не уложится в желаемые сроки. В начале 1999 года представители лейбла еще не слышали ничего из нового материала. Вскоре, однако, ситуация изменилась.

Читать далее

Винсент Патерсон: «Он — сама музыка. Его тело — музыка»

Винсент Патерсон: «Он — сама музыка. Его тело — музыка»

IMG_5568Хореограф Винсент Патерсон всегда с теплотой вспоминает годы работы с Майклом Джексоном и отзывается с большим уважением о своем коллеге и друге. Патерсон начал работать с Майклом как танцор в видеоклипах «Beat It» и «Thriller», а позже ставил танцы во многих его музыкальных видео, включая «Smooth Criminal», «The Way You Make Me Feel», «Black Or White» и «Blood On the Dance Floor».

«Beat It»

Кажется, я впервые по-настоящему узнал об альбоме Thriller, когда увидел программу Motown Special с Майклом Джексоном. Честно, я не очень-то увлекался Джексоном до этого выступления, но когда увидел его, то совершенно потерял голову. Я никогда не видел, чтобы кто-либо так танцевал, кипел такой мощной энергией, обладал такой силой, таким самоконтролем и двигался так, чтобы движения захватывали даже с экрана. Ничего подобного не видел с времен Фреда Астера. Я не думал, что такое возможно повторить. Когда я увидел, как молодой парень делает такие вещи в манере, очень близкой мне, я буквально влюбился в него. А затем я «распробовал» басовую партию в «Billie Jean». Едва эту песню стали крутить по радио, ее уже невозможно было забыть. Думаю, когда мы слышим эти звуки, то сразу переносимся в те времена, и образ Майкла, танцующего в той телепрограмме, снова оживает перед нами.

Читать далее

Брайан Лорен: «Я горжусь тем, что могу назвать его коллегой и другом»

Брайан Лорен: «Я горжусь тем, что могу назвать его коллегой и другом»

Брайан Лорен, композитор, музыкант и продюсер, записавший с Майклом Джексоном несколько (преимущественно невыпущенных) песен, вспоминает работу с Королем поп-музыки.

Брайан Лорен Всегда тяжело терять человека, которого ты называл другом. Но еще тяжелее бывает, когда он понимал про тебя нечто такое, чего большинство людей понять не может. Для меня таким человеком был Майкл.

Я провел с Майклом очень много времени: и в студии, и просто в личном общении. В том числе Майкл встречал как минимум одно Рождество и один День Благодарения у меня дома. Мы были вдвоем. Мы кучу времени провели за разговорами — о жизни, музыке, живописи, кино, людях, женщинах (да-да, о женщинах), и о том, что значило для него быть тем, кем он был, во времена, на которые пришлась его карьера. Мы говорили об Элвисе. Он на самом деле задавался вопросом, будет ли его музыкальное наследие считаться столь же великим, как наследие Элвиса. Я всегда уверял его, что будет. Я был с ним в Нью-Йорке, во время работы над HIStory, в то время, когда он начал встречаться с Лизой Мари. Я, на самом деле, даже ревновал тогда немного. Она всегда казалась мне очень привлекательной (lol). Я был с ним, когда он решил пойти на вручение Оскаров с Мадонной. Я часто наведывался в Неверлэнд и гостил там. Я провел много дней в его «Укрытии» — так называлась квартира Майкла в Вествуде, в Лос-Анджелесе. Помню, как-то он повел меня в комнату, где хранил свой гардероб из тура Bad, и показал куртку, в которой выступал на сцене, исполняя «Thriller». Она выглядела так же, как в видеоклипе, только была дополнительно оснащена неоновыми лампочками, которые загорались во время танца. Я примерял ту куртку. Она была ТЯЖЕЛАЯ — как мне показалось, весила килограммов 15. Даже не верилось, что он носил ее, да при этом еще и танцевал. Тогда я впервые понял, насколько же он сильный для своего худощавого телосложения.

Читать далее