Из уст Майкла: интервью Гленну Пласкину, 16 августа 1992

Майкл Джексон интервью Гленн ПласкинМежду выступлениями своего нашумевшего европейского турне Dangerous Майкл Джексон согласился дать эксклюзивное интервью Гленну Пласкину. Агент передал вопросы Джексону в Германию после его мюнхенского концерта, и тот надиктовал ответы, которые были отправлены Пласкину факсом для публикации.

Мне понравилось, что в своей книге «Танцуя мечту» вы привлекаете внимание к мировым проблемам — «ребенку, плачущему в Эфиопии, к морской чайке, жалостно бьющейся в разлитой нефти, солдату-подростку, дрожащему от страха…» Как вам кажется, мы перестали все это замечать?

«Нет, я вовсе не считаю, что мы перестали замечать эти трагедии. Сейчас мы наблюдаем всемирное возрождение и восстановление базовых гуманистических ценностей и осознание, что вся жизнь на нашей планете священна».

Ваша книга полна житейской мудрости. Вы считаете себя философом?

«Я не считаю себя философом. Я считаю, что у меня есть предназначение, как и у любого человека на Земле. Найти это предназначение и жить, чтобы выразить его, означает зажечь в себе искру божественности».

Поэмы и эссе в книге взяты из вашего дневника?

«Я не веду дневник. Идеи вынашиваются и созревают в моей голове».

Вы всегда говорите о том, как важно мечтать. Вы осуществили все свои мечты?

«Вовсе нет. Без мечтаний нет творчества. Творческий порыв в нас исходит из неудовлетворенности – священной неудовлетворенности, которая побуждает изменить, преобразовать мир, наполнить его новым волшебством. Для меня в жизни важнее всего сделать нечто значимое, ступить на незнакомую, неизученную территорию и оставить за собой след».

Что вам нравится в детях, и чем они воодушевляют вас, когда вы чувствуете уныние?

«Дети невинны и не выносят суждений. Они дарят мне силы, помогая мне найти моего собственного внутреннего ребенка, без которого я был бы потерян. У детей мы можем научиться любить, прощать, во всем творить новое и исцелять мир».

Когда вы один, вы чувствуете одиночество или удовлетворенность?

«Я умею находить прелесть в уединении. Опыт одиночества может быть суровым, но уединение есть любовь и всецелое познание жизни».

Майкл Джексон интервью Гленн ПласкинВы часто говорите о Боге и духовности, и вы воспитаны в религии Свидетелей Иеговы. Вы считаете себя религиозным человеком?

«Я не считаю себя религиозным человеком в смысле следования какой-либо догме. Я бы назвал себя духовным человеком – в том смысле, что я верю в существование духовной сферы, в которой мы можем познать нашу всеобщность. Я читаю всевозможную религиозную литературу, потому что считаю, что правда есть во всех этих книгах».

В вашем эссе «Доверие» вы пишете: «Мы считаем, что обособляясь от других, оберегаем себя, но это заблуждение. В итоге мы лишь чувствуем себя одинокими и нелюбимыми». Вы чувствуете, что находитесь в заточении славы?

«Да. Слава может ограничивать свободу. Но самое замечательное в положении Майкла Джексона — это знание, что я могу взаимодействовать с миллионами людей, и в этом взаимодействии мы чем-то обмениваемся».

Чем же это?

«Любовью. Это необыкновенно воодушевляет. Это волшебно».

Вы наверняка могли бы стать замечательным танцовщиком балета. Ваша мать однажды заметила, что к пяти годам вы могли повторить почти любое танцевальное движение. Когда вы танцуете на сцене, что вы ощущаете, и насколько усердно вы готовитесь к выступлениям?

«В танце я выражаю блаженство. Я не напрягаюсь на тренировках, когда танцую. Я просто чувствую, что танец танцует себя через меня. Я – инструмент, дающий выражение экстазу».

Раскройте некоторые секреты: что вы едите, как тренируетесь?

«Моя жизнь не связана какими-то специальными диетами или упражнениями! Я живу в свое удовольствие и получаю удовольствие от общения с друзьями. Я люблю смотреть фильмы, читать книги, танцевать, а иногда – и ничего не делать».

Вы так много пишете о животных. Чему мы можем научиться у них?

«Животные не убивают из жестокости, жадности или ревности. И большинство не убивает особей своего вида. Мы — единственные животные, которые опустошают и разрушают Землю! Но мы учимся, и еще не слишком поздно».

К слову о животных. После того, как сексуальная, неистовая сцена с пантерой в «Black or White» вызвала нешуточную полемику, психологи-любители рассуждали, будто вы выпустили гнев в отношении…

Майкл Джексон интервью Гленн Пласкин«Гнев и ярость – прелюдия к изменению в сознании. Пока мы не почувствуем ярость в адрес предвзятости и несправедливости нашего общества, нет надежды на преобразование».

Ваши видеоклипы – передовые, как миниатюрные художественные фильмы. Вы хотели бы снимать полнометражные фильмы?

«Я собираюсь стать продюсером и режиссером многих фильмов — фильмов, которые покажут волшебство жизни: которые будут иметь развлекательную ценность, но в то же время заставят людей задуматься».

Сейчас, когда вы сочиняете песни для своего следующего альбома, к вам сначала приходят слова или музыка?

«Я сначала слышу музыку и чувствую танец, а потом спонтанно приходят слова».

В вашем эссе «О детях мира» вы говорите, что очень многие дети лишены детства. Как ребенок-звезда, вы чувствовали это на себе?

«У меня определенно было необычное детство. Но волшебство в нем было всегда».

Все мы видели, с каким энтузиазмом Элизабет Тейлор добивается финансирования борьбы со СПИДом и сострадания к больным. Какое качество вы больше всего цените в ней как друг?

«У Элизабет есть страсть к жизни. Жить нужно со страстью».

В прошлом октябре на вашем ранчо состоялась свадьба Элизабет Тейлор. Вам видится в мечтах и ваша собственная свадьба?

«Я живу настоящим. И самое замечательное в жизни – ступать в неизвестность каждое утро. Я открыт для будущего – что бы оно ни принесло».

Опубликовано в Chicago Tribune
Перевод: morinen

Оставьте комментарий