Неавторизованное интервью 1984 г.

Голос за кадром: С вашим телевизором всё в порядке. Это мания Майкла — контроль за изображением и звуком, и раньше мы никогда не проводили неподготовленные съёмки. Поэтому вы испытаете некоторые технические неполадки в нескольких местах. Так что на следующие 30 минут сядьте удобнее и наслаждайтесь исключительно редким видеофильмом — совершенно новым взглядом на Майкла Джексона.

MJLama84Майкл подходит к камере, ведя на поводке ламу, белую с коричневой спиной.

Голос: Как зовут ламу? Это член твоей семьи?

Майкл: Да, его зовут Луи. Он милый, его зовут Луи. Я люблю животных. Я думаю, они самые невероятные создания Божьи.

Голос: Милое животное.

Майкл: Они очень привязчивые, и… Что он ест? Он ест люцерну. Он очень милый. Вообще, Луи из цирка, он катал детей.

Голос: Думаю, ты неплохо с ним выступаешь.

Майкл: Я? Нет, я с ним не выступаю, он выступал в цирке, а я не знаю никаких трюков, которые он делает. Он очень милый. Изначально, он родом из Южной Америки, с гор в Перу.

Голос: Я знаю, что у него есть еще приятель.

Майкл: Да, мистер Типс. Мистер Типс, его близкий друг?… Я думаю, ламы — одни из моих любимых животных, мне нравятся их глаза. Он уже взрослый. У меня была другая лама, белоснежная… И, к несчастью, мои собаки напали на неё, так жалко, она была такая красивая, её звали Лола. А теперь у меня Луи. И Луи очень милый. Правда, Луи? Скажи «привет»! Скажи «привет» всем этим волшебным людям. Привет, Луи…

Голос: О, Луи кажется очень робким.

Майкл: Вы можете сказать, что он из семейства верблюдов, он очень похож на верблюда, на альпаку, они из одного семейства. Это очень милые животные.

Голос: Я видел его с тобой на фотографии на обложке журнала.

Майкл: Да, фэны и дети знают его по фотографиям. Забавно, что многие люди думают, что он брыкается и может причинить боль, но он этого не делает, он очень милый. Правда, Луи? Скажи «сыр»!

Голос: Улыбнись в камеру, Луи!

Майкл: Ладно, я должен прогулять его немного. В следующий раз я буду в саду.

Фонтан с подсветкой. Майкл сидит на парапете фонтана.

Майкл: Здесь хорошо сидеть… просто отдыхать…

Голос: Каково твоё расписание?

Майкл: Простите (Из-за шума воды плохо слышны вопросы.)

Голос: Твой обычный режим дня.

Майкл: Думаю, моё расписание… То, что я привык делать, день за днём, свою работу. Я составляю график каждое утро и выполняю его. «Этим утром я буду делать это…» (Кому-то за кадром) Фил, иди отсюда… Ну… это просто то, что привык делать, часть твоей работы, репетиции. Иногда я люблю быть дома, отдыхать, как сейчас.

Голос: Что ты можешь сказать о своих фэнах?

Майкл: Я думаю, для меня это очень важно, как для исполнителя. Ты выступаешь, и тебе нужна отдача. Это даёт исполнителю заряд, я думаю, фэны дают тебе энергию, ты взаимодействуешь с ними. Меня слышно?

Голос: Да. Что является для тебя вдохновением?

Майкл: Господи, это трудно объяснить… Это что-то, с чем, я думаю, ты рождаешься. Ты чувствуешь музыку, это, по-моему, как живопись: берёшь холст, краски, кисти, и вдохновляет тебя всё вокруг, я думаю. То, что ты чувствуешь. И ты это делаешь. И… Я люблю создавать волшебство. (Поёт несколько строчек, вероятно, из какого-то мюзикла или фильма.)

Голос: Что ты имеешь в виду, говоря о волшебстве?

Майкл: Говоря о волшебстве… Я имею в виду — удивление, восхищение, нечто неожиданное, бегство от реальности, создание чего-то совершенно невероятного, иллюзию. То, из-за чего люди оказываются в такой ситуации — неважно, что это может быть — когда происходит нечто намного большее, чем то, что, они думали, может произойти. Такой — фьюфф! — взрыв воображения. Я люблю создавать волшебство, что-то исключительное. Я люблю это делать, с этим ничто не сравнится. Я стараюсь делать это во всём, чем я занимаюсь.

Голос: Где ты берёшь идеи для песен?

Майкл: Идеи для песен, я думаю… Я всегда говорю, что не пишу мои песни. Я чувствую, что я просто средство, тоннель, по которому они приходят, я чувствую, что они были написаны давно где-то в космосе. «Billie Jean» и «Beat It», все эти песни сделаны где-то там, наверху, и просто пришли через меня. Так я чувствую. Ну да, я сделал это, но не я их создал. Это и есть искусство… ты делаешь это, но какая-то высшая сила заставляет это происходить. (Смеётся и поёт:) Это такой чудесный день!..

Голос: Дети дают тебе вдохновение, правда?

Майкл: Да. Да. (Лукаво) А как вы узнали? Это очень верно. Я думаю, дети очень особенные. Они величайшее вдохновение для меня. Дети, животные и Бог — такие вещи. В них есть волшебство. Когда я с ними, я чувствую себя более живым, я могу сделать всё, что угодно. Они за

ряжают меня, они дают мне энергию, это действительно так. Большая часть моего успеха в том, что меня вдохновляют дети… (Нервно пожимает плечами и говорит немного смущённо) Я никогда… никогда еще не давал интервью вне помещения… здесь, где деревья и

Голос: Почему у тебя такой дом?кусты…

Майкл: Простите?

Голос: У тебя большой дом, почему ты сделал его таким, какой он есть?

Майкл: Ну, причина, по которой я люблю дом, в котором живу… Всё, что здесь сделано, сделано для детей. Когда они приходят сюда, я люблю смотреть, как они играют, развлекаются, радуются, потому я и Диснейленд очень люблю, я люблю, когда им весело, я получаю свою дозу вдохновения. И возвращаясь к работе, я готов совершить что угодно. Это так хорошо. Это волшебство — их глаза, лица, характеры… Волшебство. (Пауза.) Знаете, мы делаем сейчас новый альбом, это альбом «The Jacksons», и я пишу несколько песен для него. Последняя, которую я написал, называется «Буффало Билл», это о знаменитом ковбое, о том, как он умер, и… (улыбается) я очень заинтересован этим, я знаю, что это будет хит… Еще я написал песню о… девушке из Либерии, она называется «Liberian Girl», и это мне тоже очень интересно. Мне интересны все мои проекты. Так я живу, день за днём, мечтая, загадывая на звёздах?… Всякие волшебные штуки…

Голос: Всё время ощущая волшебство?

Майкл: Да, всё происходит в одно и то же время. Мы ведь и здесь создаём волшебство, да?.. Пойдёмте на задний двор, там красивое освещение.

Дом. Открывается дверь на небольшой балкончик, выглядывает Майкл.

Майкл: Йу-хуу! (Возглас восторга по поводу чудесного вечера.) О, ребята, что же вы мне не сказали, что снимаете? Я сейчас спущусь. Секунду, ладно? Ждите!

Снова фонтан с подсветкой, на сей раз во дворе. Довольно темно. Майкл входит в кадр, смотрит на небо и начинает говорить мягко и мечтательно.

Майкл: О, Господи… Это закат… Луна взошла… Самая прекрасная часть дня. Я вижу, как появляются звёзды. Очень красиво. Всё становится живым. Светлячки, деревья… Всё становится волшебным. Это… Я бы сказал, это моя любимая часть дня, рассвет и закат, есть в этом определённое волшебство. На закате всё живое готовится к ночи, птицы возвращаются в гнёзда… Я люблю и рассвет. Некоторые психологи говорят, что… (задумывается) что закат… для многих творческих людей… ты как бы достигаешь альфа-состояния, становишься более способным к творчеству в определённое время дня, но со мной это происходит в любое время… Я просто люблю творить. Это не какое-то особенное время, но для меня это настоящее волшебство, потому что это как… как живопись, это как искусство… Это волшебство. (Поёт:) Это так чудесно… (Садится на парапет фонтана.) И звук воды — тоже волшебство. Это прекрасно. Сидеть и отдыхать здесь… (Кладёт ногу на ногу, обхватив колено сцепленными в замок руками; закрыв глаза, произносит звук «тс-тс», как бы вспоминая начало какой-то мелодии, но, мгновенно передумав, изображает пару затяжек несуществующей сигаретой, точно передавая жесты и выражение лица одинокого курильщика в романтическом настроении.)

Голос: (Неразборчиво.)

Майкл: Я думаю, в любом виде творчества ты создаёшь то, что затрагивает твои чувства… Я фанатик фантазии. Что-то, что уносит тебя в совершенно другой мир, бегство от реальности… Вот то, что я люблю. Я совсем не без ума от реальности, от всего этого… Я люблю, когда много фантазии, и это то, что я стараюсь создавать. Что-то отдавать… Чтобы тебя это трогало… (Поёт:) Чтобы тебя это трогало…

Встав на парапет фонтана, Майкл вновь поёт ту же мелодию, обыгрывая текст — «посмотри на меня, посмотри, я лечу…» — мимикой и руками. Когда он начинает говорить, его руки продолжают двигаться.

Майкл: Это… Это волшебство… Это трудно объяснить… Я мог бы просто подпрыгнуть… взлететь… мне это нравится… Ты чувствуешь энергию, энергию вокруг тебя, ты это просто чувствуешь… Энергию луны, растений, всего, что вокруг тебя. Это чудесно. Я… я думаю, природа, животные, всё это вдохновляет мою работу, я общаюсь с ними и с детьми… Это даёт идеи, создаёт всё, я просто не могу выразить… И большая часть моего успеха происходит из этого источника. Некоторые люди говорят: «Мы хотим знать подробности», — но это трудно, на самом деле, невозможно. В этом просто целый мир, это взаимодействие с жизнью. Я думаю, это то же самое, что вдохновляет художников, скульпторов, людей искусства. Это целый мир, это… (поёт:) это волшебство… То, что мне нравится делать, это… (Задумывается и меняет тему.) Я, наверное, приведу свою сестру сюда, чтобы поговорить. Она вам расскажет о её волшебстве, переживаниях и историях…

Майкл и Ла Тойя сидят вместе у фонтана.

Майкл: Что у меня на губе?

01ddЛа Тойя: Вот здесь, я не знаю, что это такое. Но уже нет, видишь.

Майкл: Ладно. Мы говорили о…

ЛТ: Подожди… (Пытается окончательно привести брата в порядок, Майкл отстраняется.)

Майкл: Ладно, мы говорили о закате, о волшебстве… (Кому-то за кадром:) Не мог бы ты помолчать, толстый плут!.. И я пригласил тебя, чтобы ты рассказала, что вдохновляет тебя.

ЛТ: В музыке или?..

Майкл: Всё равно, я имею в виду, что даёт тебе вдохновение — и для творчества, и для музыки, и для хорошего настроения, что?
ЛТ: Я бы сказала, звуки океана, я люблю пляж. И для музыки это вдохновляет меня, потому что я вижу творение Господа. Слушаю все эти разные звуки океана…

Майкл: Я тоже говорил об этом.

ЛТ: Правда? Шутишь!

Майкл: Видишь, мы думаем одинаково. А что является тем главным делом, которым ты собираешься заняться в будущем? В чём твоя высшая цель?

ЛТ: Моя высшая цель в том, чтобы быть разносторонней исполнительницей, как Барбара Стрейзанд и Дайана Росс. Я думаю, фактически их только двое таких, кто может сочетать музыку с актёрской игрой.

Майкл: Да, правда…

ЛТ: И мне нравится это делать. Разумеется, каждый хочет быть там, где ты теперь, и я хотела бы это сделать.

Майкл: (Качает головой) Я ничего такого не сделал.

ЛТ: Да?

Майкл: Я только начинаю, это только начало. (Поёт всё ту же мелодию.)

ЛТ: Холодно, Майкл.

Майкл: Но это же волшебство, как ты можешь говорить, что холодно, (поддразнивая) это чудесная ночь! Волшебство вокруг! Тебе правда холодно? Мне нет.

ЛТ: Ну, немножко, это из-за воды, знаешь, от фонтана…

Майкл: Сегодня ясно, замечательно. Чудесно.

ЛТ: Звук воды приятный.

Майкл: Это очень хорошо, идеальный вечер для этой съёмки. (Задумчиво:) Я помню всё это с давних времён… Ну, что еще ты хотела бы рассказать? О своих мечтах…

ЛТ: Обо всех мечтах в моей жизни?!

Майкл: Да! (Поддерживая шутку и потому очень серьёзно и слегка издевательски.)

ЛТ: Вот ты точно был в моих страшных снах?…

Майкл: (Как бы поясняя) Среди моих сестёр есть идиотка.

ЛТ: Я от него набралась!

Майкл: Ну, что еще? Какие у тебя мечты?

ЛТ: (Очень решительно) Я бы хотела прямо сейчас быть там, где ты. Это моя величайшая мечта.

Майкл: (Немного недовольно) Она шутит, когда говорит это… Я ничего еще не сделал.

ЛТ: Нет, ты сделал. Каждый артист хотел бы быть на твоём месте, и поскольку я артистка, и я только начинаю, то и я тоже.

Майкл: Это очень приятно, спасибо.

ЛТ: Пожалуйста.

Майкл: Есть еще столько всего…

ЛТ: Конечно, фильмы…

Майкл: …я не люблю, когда люди ограничивают себя, всегда можно идти вперёд.

ЛТ: …конечно, фильмы, я люблю делать фильмы.

Кадр меняется, чуть-чуть изменена точка съёмки.

ЛТ: Знаешь, что мне всё это напоминает?

Майкл: Что?

ЛТ: Париж. Звук падающей воды, огни…

Майкл: Мне нравится Париж.

ЛТ: Это моё любимое место.

Майкл, операторам: А вы были в Европе? Там здорово, правда?

ЛТ: Где вы были?

Голос за камерой: Я родилась на Кубе.

Майкл: Где вы родились?

Голос: На Кубе.

Майкл: О, хотел бы я, чтобы я мог это сказать.

ЛТ: Я люблю Германию.

Майкл: А я из Индианы!

Голос: Я наполовину индианка.

ЛТ: Правда?

Майкл: Кто она?

ЛТ: Наполовину индианка.

Майкл: Восточная индианка или американская? Восточная индианка! — я очень люблю этот народ. (Указав на сестру:) Она знает, что я большой друг индийцев. Фил! Кто «мои люди»?

ЛТ: Его предки.

Майкл: Нет, какую страну я люблю? Индию, верно. Индийцы, по-моему, очень красивы, и чем темнее их кожа, тем они красивее.

ЛТ: (Пронзительно, прямо в ухо сидящему рядом Майклу) Фил! Извините… Не мог бы ты закрыть ту дверь?

Майкл: (Тоном важного сообщения) Твой голос страшно действует на нервы.

ЛТ: (Смеётся) Я знаю… Не мог бы ты закрыть ту дверь, Фил, пожалуйста.

Майкл: Как бы то ни было, мы смогли передать это волшебство сегодня. Я думаю, можно заканчивать. Давай споём песню.

ЛТ: Давай. Какую?

Майкл: «Колокольчики звенят»? Нет. Какую нам спеть… Одну из старых песен…

ЛТ: «Не могу сказать прощай»?

Майкл: ОК, (немедленно начинает петь)

Never can say goodbye, no no no no, I

Never can say goodbye. (Поют вместе.)

ЛТ: Дальше ты.
Майкл: Even though the pain and heartache
Seem to follow me wherever I go,
Though I tried and tried to hide my feelings,
They always seem to show.

ЛТ: It’s the same old dizzy hang-up, kiss me going… Я не помню слова!

Майкл: Tell me why!.. И конец — is it so — don’t wanna let you go.

Встают с парапета, и Ла Тойя выталкивает Майкла локтем и плечом из кадра.

ЛТ: Не обнимайся с камерой!

Майкл: (Смеётся) Я побывал на телевидении, но всё равно люблю съёмки. Но не потому, что я такой тщеславный… не потому, что я тщеславный, просто я люблю создавать волшебство.

ЛТ: (Имея в виду брызги от фонтана) Я вся мокрая, я тебя убью за это! Ты тоже намок?

Майкл: (Очень тепло) Конечно, дорогая.

Кланяется перед камерой.

Ла Тойя появляется перед камерой.

ЛТ: Привет. Для тех из вас, кто не знает — я Ла Тойя. Я выросла в большой семье, у меня две сестры и шесть братьев. Когда я была маленькой девочкой, я видела, как мои братья репетируют каждый день, не зная, что когда-нибудь станут знаменитыми «Jackson Five». И я никогда не мечтала стать частью группы, не хотела заниматься музыкой, не хотела иметь к этому никакого отношения, потому что видела, как они репетируют каждый день, как отец заставляет их делать всё снова и снова, и я говорила: нет, я не хочу так жить. Но позже, когда мне было, я думаю, лет 16-17, когда я была на сцене, мне нравилась каждая минута. И сегодня я люблю это. Хотя нелегко добиваться успеха.
Одним из моих самых больших желаний было встретиться с «битлами», ведь они были такими великими. И… Майкл решил сделать клип с Полом Маккартни, потому что они вместе написали песню. И я снималась в клипе «Say, say, say», мы все работали вместе, это такие чудесные люди — Пол и Линда Маккартни и, конечно, вся их семья, и это было потрясающе. Мы снимали в Лос-Аламос, примерно неделю, это заняло четыре съёмочных дня, и это было здорово, с ним очень легко работать, очень просто и замечательно, и я наслаждалась каждой минутой. Это же была моя величайшая мечта — встретить его, я даже не знала, что через пару лет буду работать с ним. И я надеюсь, в будущем я еще буду с ним работать, и с другими людьми тоже.

Примечания:
? — Мистер Типс — муфлон (горный баран), который вырос вместе с Луи и выступал с ним в цирке.
? — «Если ты загадываешь на звёздах» — песенка Сверчка из мультфильма «Пиноккио».
? — Ла Тойя обыгрывает то, что в английском языке и «мечта», и «сон» — одно и то же слово, «dream».

Перевод: Анастасия Кисиленко, Моника Байлер.

Оставьте комментарий