20/20 интервью, сентябрь 1997 года

Интервью 20/20

mjbwi4Интервью состоялось в пятницу, 12 сентября 1997 года в отеле George V Hotel в Париже.
После интервью Барбара Уолтерс заявила на шоу The View о том, что Майкл очарователен.
В течении этого интервью Майкл казался более расслабленным, более открытым, чем обычно, когда он даёт телеинтервью (заметьте этот процесс с каждым разом всё более выражен, стоит вспомнить интервью с Опрой и далее). Он показал и выразил целый спектр эмоций в этом двадцатиминутном интервью. От интонации его голоса до языка телодвижений и выражений лица, он демонстрировал грусть, страх, отвращение, гнев, юмор, смелость, застенчивость, серьёзность, счастье, любовь, чистую радость и восхищение.

М — Майкл Джексон. Б — Барбара Уолтерс (интервьюер). Х — Хью Даунс (репортер).

Б: До недавнего времени самыми фотографируемыми людьми на Земле были Принцесса Диана и Майкл Джексон. Сегодня остался только один из этих людей, с которым можно поговорить о том, что значит постоянно быть под всеобщим наблюдением. после обвинений в интимных связях с несовершеннолетним четыре года назад, Майкла Джексона стали ещё больше преследовать. Кстати, мы заглянули к адвокатам в Лос Анджелесе и Санта-Барбаре и узнали у них, что на сегодняшний день дело против мистера Джексона в активах не значится (то есть закрыто). Майкл Джексон был сам очень застенчивый, давая интервью. Я встретилась с ним в Париже, для того чтобы поговорить о папарацци и его собственных воспоминаниях о Принцессе Диане. Когда мы заговорили о папарацци, Майкл сказал, что он чувствует связь с Принцессой Дианой. Папарацци были неотъемлемой частью его жизни ещё с самого детства. Он является суперзвездой уже на протяжении трёх десятилетий. В 39 лет он продолжает петь и танцевать по всему миру…. и папарацци неуклонно следуют за ним повсюду. В последние пять месяцев он выступал в Европе для более чем 2 миллионов фэнов. В ту ночь, когда погибла Принцесса Диана, Майкл отменил свой концерт, а его два последних шоу были посвящены ей. Он не скрывает то, что она была его другом. И она, как известно, также была его большой поклонницей.

М: Я впервые встретился с ней….ммм….. на концерте в Лондоне (в 1988 году). Она была очень добра…. очень мила.

Б: О чём вы вдвоём говорили?

М: Я написал песню «Dirty Diana». Она была не о Леди Диане. Она о таких девушках, которые постоянно на концертах, в клубах, ну вы понимаете. Их ещё называли «групи».

Б: Групи?

М: Я жил с этим всю мою жизнь. Эти девушки…. они делают все возможное с группами….вы знаете….все, что можно себе только представить. И я написал песню, которую назвал «Dirty Diana». Но я исключил её из шоу в честь Её Королевского Величества. Она отозвала меня и спросила :
«Вы собираетесь петь «Dirty Diana»?» Я сказал: «Нет, я исключил её из шоу из-за Вас.» И она говорит: «Нет! Я хочу чтобы Вы сделали это… сделали это….спели песню.»

Б: Итак, она проявила своё чувство юмора с Вами.

М: Да, конечно. И она сказала, что имела честь встретится со мной, и я сказал: «Это честь для меня встретится с Вами.»

Б: Как Вы узнали о её смерти?

М: Ммм….Я проснулся (мягким и задумчивым голосом) и мой доктор сказал мне новость. И я снова упал на кровать в печали, я заплакал, боль, я чувствовал внутреннюю боль, в моём животе… в моей груди. (Голос Майкла начинает немного дрожать). И я сказал: «Я не могу, я не могу это вынести, это слишком.» Просто новость и тот факт, что я знал её лично. И потом всё это. Я сказал: «Будет ещё кто-то, очень скоро. Я чувствую это, ещё кто-то.» И я молю Бога чтобы это был не я: «Пожалуйста, я не хочу!» И потом, Мать Тереза…

Б: Вы можете предсказывать это? Это о чём Вы говорили?

М: Я не хочу утверждать, что это так, но со мной и раньше подобное случалось.

Б: И Вы думаете, что следующим можете стать Вы?

М: Да. (Посмотрев вниз на свои сжатые руки.) Я жил так всю свою жизнь. Таблоидная пресса, не вся пресса, а таблоиды, папарацци, я всё время куда-то бежал, прятался, пытался скрыться незаметно. Но это невозможно, потому что они везде. Приходится притворяться, что я пойду одним путём, а идём другим. Кто-то скажет: «Перестаньте! Этот человек заслуживает личной жизни. Вы не должны за ним идти!» Я путешествую по миру, постоянно бегая и прячась. Я не могу выйти погулять в парке, я не могу сходить в магазин. Мне приходится сидеть в комнате. Чувствуешь себя как в тюрьме.

Б: Что было самым неожиданным, самым неприятным?

М: Такое постоянно происходило. Они доходили до того, что прятали свои штучки в некоторых местах. Они незаметно установят свою камеру в туалете,…. тч, тч, тч, тч (Майкл произносит звук щелканья фотокамеры), вот так вот. «О, Боже! Они сделали это!»

Б: Когда Вы приехали в этот отель Вы вошли через парадный вход или прошли через кухню?

М: Со мной это происходит уже много лет. Во многих отелях я никогда не видел парадного входа. Никогда.

Б: Вы когда-нибудь пытались оторваться от папараци?

М: Оторваться от них?

Б: Да.

М: Они преследуют тебя на своих мотоциклах (изображает звук мотора мотоцикла, вррум, вррум, вррум.)

Б: Пересекая дорогу прямо перед Вашей машиной?

М: Да. И я должен говорить своему водителю, я говорю ему: «Езжай помедленнее!», — я вскакиваю и говорю ему: «Ты собираешься убить нас? Езжай потише!» Я делал это много раз. «Ты хочешь убить нас?» И он выбегал из машины и начинал кричать на тех людей.

Б: Вы знаете, есть аргумент, что Вы полагаетесь на прессу, продавая свои альбомы, для Ваших концертов, что Вы сами хотите этого.

М: Когда я одобряю это, то да.

Б: Но вы не можете постоянно контролировать прессу. Вы не можете всё одобрять. Вы не можете приглашать их к себе снова и снова и потом понятно почему, Вы огораживаете себя от них.
М: Да, мне приходится это делать. Пришло время, когда они говорят то, что не нужно говорить. Не нужно говорить «Он животное, … он …» Не нужно говорить «Он Джеко». Я не «Джеко». Я Джексон.

Б: Как Вы себя чувствуете когда они Вас так называют?

М: Да…Уэко-Джеко, откуда они это взяли, английские таблоиды? У меня есть сердце, и у меня есть чувства. Я чувствую, когда Вы делаете это со мной. Это не хорошо. Не делайте этого. Я не «уэко» (английское слово «wacko», сленг, переводится примерно, как «псих»)
Б: Некоторые говорят, что Вы сами навлекаете на себя чрезмерное внимание.

М: Ничего подобного.

Б: Ну хорошо, а маски, таинственное поведение.

М: Нет, никакого таинственного поведения. Когда я даю концерт, я хочу, чтобы все, кто хочет, пришли на шоу и насладились им. Но бывает и время, когда ты хочешь побыть один, когда ты одеваешь пижаму и идёшь спать, выключаешь свет (произносит звук «чи чинг» и показывает рукой, будто выключает свет за верёвочку) и ты ложишься, это твоё личное пространство. Или ты гуляешь по парку. Я не могу пойти в парк, поэтому я создал свой парк в Неверлэнде, моё собственное озеро, мой кинотеатр, мой парк аттракционов, всё это для того, чтобы я смог наслаждаться жизнью.
Б: Я не хочу чтобы это звучало оскорбительно. Я просто хочу быть с Вами прямой. Но Вы по меньшей мере эксцентричный. Как Вы одеваетесь, как Вы выглядите. Это всё привлекает к Вам внимание. Как менялась Ваша внешность с годами. Вы не думаете, что это привлекает к Вам прессу и папарацци?

М: Нет.(машет головой) Нет, нет может быть мне нравится так жить, мне нравится так одеваться. Я не хочу папарацци, это правда. Но если Вы уж есть, так будьте добрее, пишите правду.

Б: Майкл, Вы думаете, это роль журналиста, или роль прессы, быть добрыми?

М: Быть добрыми?

Б: Потому что пресса иногда должна всматриваться в вещи, быть жестокой. Она не может быть всегда доброй.

М: Что Вы видели, что случилось с Леди Дианой, Вы теперь скажите мне. Должны быть всему приделы, другие способы. Звезда нуждается в своём личном пространстве. Дайте нам отдохнуть. У нас есть сердце, мы люди.

Б: Вы отменили свой концерт, когда узнали о смерти Дианы.

М: Да.

Б: И когда Вы всё-таки дали этот концерт, Вы посветили его ей, что Вы сделали?

М: В моём сердце я говорил: «Я люблю тебя Диана. Светись, светись всегда. Потому что ты настоящая Принцесса людей.» А в словах я этого не говорил. Но я сказал это тремя минутами, показывая на больших экранах её фотографию, на больших экранах Sony. И её фотография вся светилась. И толпа сходила с ума (имитирует шум толпы). Я спел песни «Smile» и «Gone too soon».

Б: Спойте нам немного из этой песни, если можно.

М: Shiny and sparkly and splendidly bright … here one day … gone one night … Gone too soon.

Б: Вы сказали: «Я вырос в аквариуме. Я не позволю, чтобы это случилось с моим сыном.» И теперь когда у Вас родился сын, Вы продали его фотографии National Enquirer и другим европейским газетам, таблоидам. Почему Вы это сделали?

М: Почему?

Б: Почему?

М:Потому что была гонка. Были изданы нелегальные фотографии. Кто-то нелегально сфотографировал малыша и получил миллионы долларов, сказав: «Это сын Майкла».

Б: А этого не было, на сколько я помню.

М: Не было. Поэтому я позволил сфотографировать моего сына. Я сказал: «Они вынуждают меня сделать эти фотографии.» Над нами летают вертолёты, над моим домом, летали над роддомом, машины и спутники кругом. Даже в роддоме мне сказали: «Майкл, у нас были здесь самые разные знаменитости, но такого у нас никогда не происходило. Это невероятно.» И потом я сказал: «Вот возьмите.» Деньги за фотографии я отдал на благотворительность.

Б: Насколько я поняла, Вы сделали это чтобы они оставили Вас в покое.

М: Да и сейчас они снова хотят этого, а я не хочу, может я не хочу показывать его миру таким образом. Я хочу чтобы у него было своё пространство, где он мог бы ходить в школу. Я не хочу, чтобы его называли «уэко Джеко». Это не хорошо. Они называют так его отца. Это не хорошо, не правда ли?

Б: Вы сказали, что не хотите, чтобы Вашего сына называли «уэко Джеко». (Барбара опустила глаза, возможно, смущенная, что ей пришлось повторить столь неприятное выражение.) Как Вы собираетесь предотвратить это?

М: В этом всё дело, вся суть. Может Вы поможете мне на счёт этого советом.

Б: Вы его папа.

М: Вот и Вы туда же. Они что никогда не думали, что у меня будут дети? Что у меня есть сердце? Это ранит моё сердце. Почему же это должно передаваться ему?

Б: Вам нравится быть отцом?

М: Очень. (Без сомнения и с большой улыбкой ответил Майкл)

Б: Вы его любите?

М:(Смеется) Да.

Б: Вы хотите ещё детей?

М: Да. (Смущенно смеется).

Б: Вы были у всех на виду с самого детства.

М: Да.

Б: Если Ваш сын проявит талант, кстати, к 9 месяцам он ещё не проявил таланта?

М: Знаете, я Вам сейчас расскажу. Когда он плачет, чтобы его успокоить, мне приходиться делать одну вещь.

Б: Какую?

М: Я должен встать перед ним и танцевать.

Б: Правда?

М: Да. И он перестаёт плакать и начинает смеяться. И он счастлив , он улыбается.

Б: А Вы делаете для него «Лунную походку»?

М: Да, я делаю разные движения (показывает несколько своих движений)…(смеется)

Б: И он перестаёт плакать?

М: И он перестаёт плакать.

Б: Вам должно быть приходится не мало танцевать?

М: (Смеется громче). Мне приходится много танцевать.

Б: Майкл, а если этот маленький мальчик скажет: «Папа, я хочу на сцену.»?

М: (Майкл хихикает, хлопает руками по коленям)

Б: После всего через Вы прошли?

М: Я скажу: «Подожди секунду. Подожди. Если ты хочешь пойти этой дорогой подготовься к этому, к этому, к этому, к этому (считает по пальцам).

Б: Вы сразу всё ему выложите?

М: Сразу всё. Я скажу: «Смотри, у тебя будет всё это (показывает на одну из камер) и это (показывает на другую камеру) и это (показывает на третью камеру). Ты готов к этому?» Если он скажет: «Да, я не могу этого дождаться.» Тогда я скажу: «Давай, ступай и сделай это лучше, чем я.»

Б: Наше интервью закончилось. И когда Джексон попытался выйти через заднюю дверь, там уже была толпа фэнов.

Х: Вы сказали, что Майкл объяснил почему он носит одну перчатку.

Б: Да.

Х: И почему же?

Б: Он сказал «Так круче»

Оставьте комментарий