Проживая «Историю»: Майкл не соперничал с другими артистами. Он бросил вызов бессмертию.

Проживая «Историю»: Майкл не соперничал с другими артистами. Он бросил вызов бессмертию.

Двадцать лет назад, 20 июня 1995 года, в продажу поступил альбом Майкла Джексона HIStory: Past, Present and Future, Book I. Этот альбом, родившийся из печальных событий в личной жизни Майкла, стал самым смелым, вызывающим и откровенным в его карьере. Задуманный как сборник лучших хитов, он разросся до двухдискового шедевра, включающего пятнадцать новых выразительных, социально-острых песен. Сегодня, в двадцатый юбилей HIStory, вспомним о создании альбома и о том, как появилось его имя. Рассказывает Дэн Бек, бывший вице-президент по маркетингу в Epic Records:

Читать далее

Ghosts: мотивы зеркала, двойничества и шахмат

Ghosts: мотивы зеркала, двойничества и шахмат

14Ghosts – это общепризнанная в среде поклонников Майкла Джексона вершина среди всего того, что он успел создать в киноискусстве. Это не видеоклип, а 40-минутный фильм, который, имхо, правильнее всего было бы отнести к жанру социально-философской драмы, хотя и облеченной в притчевую форму.

«Ужастик», как его называют поверхностные зрители – неподходящее определение, а лишь внешнее. Так же, например, фантастику Курта Воннегута или тем более Рэя Брэдбери мне трудно назвать чистой фантастикой, потому что автор здесь лишь использует «фантастические» средства для достижения совсем других, впрямую относящихся к реальному обществу и человеку художественных целей. «Сирены Титана» — не повесть о полете на Марс, а рассуждение о смысле существования человечества. То же самое мы имеем и здесь – Ghosts, при всем обилии атрибутов «ужастиков», вовсе не примитивная страшилка, сдобренная музыкальным сопровождением – это становится ясным почти сразу, если хоть чуть-чуть стараться проникнуть вглубь.

Фильм «Ghosts» — это удивительная смесь жанров. Так, например, на поверхности лежит то, что это автобиографический фильм. Но узнаваемые автобиографические реалии вплетены в сюжет философской притчи – причем сюжет очень простой, там и действия-то почти никакого нет, видимого действия, но поле для толкований – огромное, если не сказать необъятное. Но здесь есть и еще один слой – слой социальной драмы: это жесткое обличительное послание обществу.

Да еще все это подано под соусом музыкального фильма. Роскошного музыкального представления, киномюзикла. С фантастическими танцевальными номерами. То есть так, чтобы завлекало самого неискушенного зрителя. Это очень характерный майкловский способ творить, и в нем так много пушкинско-моцартовского отношения к творчеству – когда вложено туда невероятно много всего, а на выходе получается кристально чистый и очень-очень простой результат. Понятный каждому – но в котором можно находить новые смыслы всю жизнь.

Синопсис, на основе которого был написан сценарий фильма, принадлежит самому Майклу и Стивену Кингу. Однако я почти уверена в том, что Кингу тут принадлежит скорее роль оформителя-профессионала, «одевшего» идеи Майкла в подходящие кинематографические одежды – уж слишком много здесь узнаваемо-майкловского, откровенно-исповедального и личного.

Читать далее

Майкл Джексон и меня держал за руку

Майкл Джексон и меня держал за руку

Просто еще одна трогательная история о Майкле Джексоне — о его доброте и эмпатии, о способности искренне переживать за людей.

Майкл Джексон ScreamДавно нужно было об этом рассказать… Слишком долго это было моей маленькой тайной, но сейчас я хочу, наконец, поведать вам о том, как Майкл Джексон держал меня за руку…

Это произошло на студии Universal во время съемок видеоклипа «Scream», в котором Майкл выступал вместе со своей сестрой Джанет. Незадолго до этого я познакомился с Майклом, когда готовил для него сцену во время репетиций тура Dangerous.

И режиссер видео «Scream» Марк Романек, и художник-постановщик Том Фоден — бескомпромиссные перфекционисты. Работать с ними над многочисленными проектами было огромным удовольствием. В киноиндустрии сотрудничать с людьми, обладающими видением, значительно лучше, чем с теми, кому этого видения недостает. В этом конкретном проекте я работал с художественным департаментом, который возглавлял Том Фоден. В его подчинении были Дана Гармэн, Ричард Берг, Джеми Викерс, Поли Питч, Марк Брукс и другие.

«Scream» — это, наверное, самое дорогое музыкальное видео, которое когда-либо снимали. По-моему, общий бюджет продакшена/пост-продакшена составлял около 8,3 миллионов долларов. И могу сказать, что значительная доля этой суммы — может быть, около половины — приходилась на художественный департамент. Мы занимали три полноразмерных павильона в студии Universal в Лос-Анжелесе, внутри которых было более дюжины съемочных площадок. Когда начиналась съемка, я выполнял обязанности «декоратора на площадке» — проще говоря, представителя художественного департамента, который должен был все время находится на площадке как «лицо» департамента. По роду обязанностей эта работа включала непосредственное взаимодействие с артистом.

Бесспорно, это была сумасшедшая работенка. Три павильона, более дюжины сцен, двадцать съемочных дней.

В первый съемочный день нас вызвали в 7 утра, но Майкл появился только после полудня. Потом укладка волос, грим, выход на площадку — итого, съемки мы начали уже в 16:30. Стало ясно, что в последующие 20 дней снимать мы будем ночами. Также стало ясно, что Майклу это нравилось… работать по ночам.

Наконец, мы приступаем. Входит Майкл, его встречает Марк и объясняет ему постановку. Первая сцена, которую мы снимаем, — та, где Майкл танцует на одной из белых панелей, которых в этом видео множество. Майкл встает в свою позицию на расстоянии около 6 футов от камеры, пробует пару дублей и говорит, что пол (белый виниловый линолеум) немного скользкий. Я подбегаю со своими инструментами: металлической мочалкой, тряпкой и пульверизатором с «особой смесью», немного натираю пол мочалкой и отхожу назад. Марк выходит из-за камеры, смотрит на мою работу, зовет Тома и спрашивает, не пропал ли глянец. Я говорю, что нет, обрызгиваю пол «особой смесью», и она высыхает до блеска. Когда я поднимаюсь с колен, Майкл улыбается мне и говорит: «Я помню тебя с репетиций тура». Я отвечаю: «Верно». Он спрашивает, как дела у моих детей, и я говорю, «отлично, замечательно». Затем все возвращается в норму, Майкл делает свое дело, работа пошла.

Как я и предсказывал, сбор команды перенесли на 16 часов вместо 7 утра, и каждую ночь мы работали до 4-6 часов утра.

На исходе последней съемочной ночи мы переместились в декорации «дзэн». Съемки подходили к концу: последний день, последняя сцена, последние кадры. Художественный департамент подготовил помещение к приходу Майкла, который должен был занять место на дзэн-подиуме в центре съемочной площадки. Майкл обвел взглядом сцену и отметил красоту декораций. Он был абсолютно спокоен, и видно было, что ему нравилось сидеть в центре этого временного храма.

Марк попросил подрезать что-то на потолке, я взял 12-ступенчатую лестницу, взобрался наверх и начал пилить. По случайности портативная пила отскочила назад и отрезала мне треть левого безымянного пальца. Не говоря ни слова, я вынул из заднего кармана тряпку, обернул ею палец, спустился вниз и вышел со съемочной площадки. По пути я встретил Тома и показал ему, что произошло. Том проводил меня до выхода из павильона, и я лег на бетонный пол. Вскоре вокруг меня уже полукругом возвышалась вся съемочная группа. Ребята из профсоюза, жующие жвачку. Три часа утра. Представили?

Внезапно толпа расступается и появляется Майкл — и останавливается, наклоняясь ко мне и глядя на меня сверху. Он смотрит на мою левую руку, которую я держу на весу, потом снова на меня. А потом ни с того ни с сего опускается на колени справа от меня, берет мою правую руку и сжимает ее в своих ладонях. Он смотрит мне прямо в глаза и извиняется — он повторял слова сожаления снова и снова, а на глазах у него выступили слезы, и он так и держал меня за руку, пока не приехала «скорая» и не увезла меня.

На следующей неделе, когда я поправлялся дома, начали приходить подарки от Майкла и Джанет — со вкусом подобранные, классные вещи: превосходное мыло, банный халат, благовония, открытка. Вот такая у меня история. Майкл Джексон и меня держал за руку. Майкл, если ты прочтешь это, спасибо тебе за заботу.

Даг Льюис
История размещена в блоге veniceartsclub 6 сентября 2009 г.
Перевод jil_dp, morinen
Фото Ричарда Берга

Герой на высоте 10 тысяч метров над землей

Герой на высоте 10 тысяч метров над землей

Несмотря на свою огромную известность и регулярные перелеты по всему миру, Майкл Джексон, на самом деле, не любил прибегать к использованию частных самолетов — во всяком случае, вплоть до конца девяностых годов, пока у него не появились дети. Конечно, для нужд туров, когда путешествовала большая команда и требовалась транспортировка сцены, он арендовал несколько отдельных самолетов. Но вне туров, по частным делам, он нередко летал обыкновенными коммерческими рейсами. Неудивительно, что столь необычный попутчик запомнился многим пассажирам и работникам авиалиний — и как выяснилось, им есть о чем рассказать. В этой статье собраны воспоминания о Майкле Джексоне и некоторых его замечательных поступках, совершенных в воздухе.

В августе 1993 года перед началом азиатской части Dangerous-тура Майкл летел из Сан-Франциско в Тайбэй коммерческим рейсом China Airlines. Китайская команда, конечно, аккуратно записала все, что он сказал, сделал, съел… — и опубликовала в журнале авиакомпании China Airlines “Dynasty”:

«Майкл Джексон взошел на борт рейса China Airlines CI-003 в Сан-Франциско последним, незаметно для пассажиров, в последнюю минуту перед отлетом. На нем были шляпа и хирургическая маска. Он сел у окна в первом ряду салона первого класса, рядом со своим охранником Биллом Бреем. После этого длительного перелета все члены экипажа остались под большим впечатлением от его шарма и хороших манер.

Старший бортпроводник Чжанг вспоминает, что, взойдя на борт, Майкл выразил желание поспать. Он не спал предыдущей ночью из-за концерта, поэтому в самолете заснул на 5-6 часов после взлета. Проснувшись, Майкл заглянул в кухню и пообщался с персоналом. Он даже взял себе немного детских игрушек и наклеек. Не было сомнений в том, что он действительно обожал детей: когда ему протянули фотографию двухлетней дочки бортпроводницы для автографа, он рассматривал фото секунд пять, прежде чем коснуться его ручкой.

Читать далее

В студии с Майклом Джексоном

В студии с Майклом Джексоном

Студия всегда была для Майкла Джексона в некотором роде священным местом: там он собирал людей, которым всецело доверял, там он создавал комфортную обстановку, в которой мог без стеснения обнажать душу в творчестве. Туда редко допускались посторонние и почти никогда не допускались журналисты — но они, как правило, и не проявляли интереса к творческому процессу Джексона, уделяя больше внимания его «странностям» и частной жизни. В этой дискуссии, состоявшейся на форуме звукозаписи Gearslutz.com в 2009 году, звукоинженеры, работавшие с Майклом Джексоном, впервые поделились воспоминаниями о том, как создавались бессмертные песни и альбомы «Короля поп-музыки». Эта непринужденная беседа дарит редкую возможность заглянуть в «мастерскую» гения.

Участники дискуссии: инженеры Роб Хоффман и Джон Ван-Нест (чьи воспоминания уже публиковались на этом сайте ранее), Расс Рэгздейл, Билл Ботрелл и Дейв Уэй. Вопросы инженерам Джексона задают разные люди — поклонники Майкла и другие звукоинженеры, участники форума. Их имена для краткости опущены.

Расскажите, как Майкл работал с Куинси? Как получался такой блестящий результат? Я всегда считал альбом Thriller великим, но раньше, будучи в некоторой степени джазовым снобом, полагал, что величие этих песен – заслуга таланта и опыта Куинси. Почитав этот трэд, я теряюсь… Участвовал ли Майкл в создании всех этих духовых и басовых партий, брейкдаунов, замечательных клавишных/вокальных решений и т.д.? Они правда очень джаз-ориентированные, если убрать акустику. Почти как у Джила Эванса. И если MJ действительно помогал создавать песни в таком ключе, он сознательно решил не делать этого больше после Куинси? Потому что я (во всяком случае, на первый взгляд) не чувствую тот же музыкальный «глубинный» вкус в более поздних вещах — в «Black or White», например.

Читать далее

«Майкл производил эффект на всех, даже на брутальных рэперов»

«Майкл производил эффект на всех, даже на брутальных рэперов»

Небывалая популярность Майкла Джексона и его революционный прорыв в музыке к мейнстрим-аудитории всех рас заслужили ему недосягаемый авторитет и уважение в афроамериканском музыкльном сообществе. Несмотря на то что его имидж совсем не вписывался в с грубоватую, брутальную культуру хип-хопа 80-90х, Джексон тем не менее оставался кумиром и примером для подражания для многих чернокожих музыкантов. Существует не одна история о том, как известные артисты, порой даже самые суровые рэперы робели, терялись и превращались в благоговеющих поклонников в присутствии худенького застенчивого Майкла. Один из таких эпизодов вспоминает звукоинженер Джон Ван-Нест, рассказывая о работе в студии с Майклом Джексоном и о памятной встрече Майкла с рэпером Notorious B.I.G.:

Джон Ван-Нест
Джон Ван-Нест

«Я работал с Майклом много раз… вначале в 1979-ом, вскоре после выпуска альбома Off The Wall, который был записан в моей старой студии Image Recording, когда она еще принадлежала предыдущему владельцу Аллену Зентцу.

Потом я провел с Майклом некоторое время в 1980-м (или 81-м?), записывая демо для Thriller. Это было здорово, потому что мы работали вдвоем, не считая тех, кого приглашал Майкл. «Джон, у нас будет Джонатан Моффит в двенадцать, потом Грэг Филлингейнс в час… а, и еще мы записываем струнные в четыре!» Работать с ним так тесно было очень здорово! В какие-то дни Майкл стоял у микрофона, записывал вокал – это было потрясающе… Он классно танцевал во время пения и делал все эти «вздохи, охи и ахи», которыми полны его песни. Он попросил меня убрать ковер, чтобы можно было танцевать, и между дублями пел всякие другие популярные тогда песни, просто в свободном стиле, а капелла. Мы разговаривали о нашей любимой музыке.

Читать далее

«Пусть покупает алкоголь, сигареты – все, что понадобится»

«Пусть покупает алкоголь, сигареты – все, что понадобится»

Все без исключения продюсеры, музыканты и исполнители, работавшие с Майклом Джексоном, вспоминают его как человека, обладавшего редким музыкальным даром и абсолютно, безгранично преданного своему делу. Музыка была для него превыше всего остального. Так, Майкл порой собирал в студии людей с разным опытом, совсем неблизкими ему жизненными принципами и стилем работы — сам обладая яркой индивидуальностью, он уважал индивидуальность других артистов, и его главными критериями при выборе творческих партнеров всегда оставались талант и профессионализм.

На форуме gearslutz.com, посвященном звукозаписи, звукоинженер Роб Хоффман вспоминает работу над альбомом HIStory в 1994-95 годах:

Читать далее