Новая книга «Сотворение Майкла»

Новая книга «Сотворение Майкла»

indexПредлагаем вашему вниманию отрывки из новой книги о Майкле Джексоне от журналиста Майка Смоллкомба — «Сотворение Майкла» (Making Michael). Книга содержит множество интересных моментов из жизни певца, а также описание его работы в студии с ранних лет и до 2009 г.

Несмотря на то, что студии находились недалеко от дома Майкла в Энсино, он постоянно терялся на улицах в своем роллс-ройсе. Студийный инженер Эд Черни вспоминает: «Ему не нравились шоссе, поэтому он ездил по всяким закоулкам и боковым улочкам и чаще всего терялся. В таких случаях он останавливался, стучал в первую попавшуюся дверь и звонил нам. Иногда мне приходилось ехать за ним, чтобы привезти его в студию. Он был такой милый, звонил и говорил: «Эд, можешь приехать за мной? Я заблудился, сейчас нахожусь по такому-то адресу». Поскольку мы использовали несколько разных студий, Майкл еще и путался в них и порой приезжал не в ту студию!»

Читать далее

«Он не способен отдать свое сердце одному человеку»

«Он не способен отдать свое сердце одному человеку»

Телохранитель Джордж Кервински, родом из Германии, работал с Майклом Джексоном на протяжении трех мировых туров. В 1993 году он рассказал журналу Bravo о буднях, проведенных рядом с артистом, и о том, каков Майкл в повседневной жизни.

Начало тура было нелегким. В Лондоне Майкл с самолета должен был отправиться прямо в отель. Было решено, что Майкл поедет в заранее поданном микроавтобусе, где для него уже были приготовлены напитки. Перед тем, как сойти с самолета, Майкл получил от своих людей – Билла Брея и Уэйна Наджина – детальные инструкции о том, что ему следует делать, куда идти, кому он будет пожимать руку и т.д.

Читать далее

Утренний сюрприз

Утренний сюрприз

Многие истории о том, как Майкл Джексон помогал людям – в том числе жителям своего округа – остались неизвестны широкой публике. О них знали только непосредственные участники событий. Это одна из таких историй.

Майкл Джексон и детиМеня зовут Нэнси. Я живу в Долине Санта-Инез — там, где у Майкла Джексона некогда было прекрасное ранчо Неверленд. Конечно, я слушала песни Майкла с тех пор, как он выступал в составе группы Jackson Five, и знала, что он был звездой и живет по соседству — но на этом, в общем-то, и все.

Однажды рано утром, когда мы с мужем еще спали, нас разбудил звонок в дверь. Завернувшись в халат, я побежала открывать, ожидая увидеть на пороге кого-то из сослуживцев мужа. К моему величайшему удивлению, за дверью оказался Майкл Джексон! Он широко улыбнулся, словно был уверен, что я ожидаю его в гости. Я несколько раз вслух произнесла его имя, глядя на него, дабы убедиться, что он действительно тот, кем кажется. Он кивнул, продолжая понимающе улыбаться мне. Я в замешательстве осмотрелась: поблизости не было ни фотографов, ни толпы, ни суматохи. Лишь одинокий автомобиль с водителем в нашем проезде. Я еще раз взглянула на него, спросив: «Майкл Джексон?»

Читать далее

Майкл Джексон и меня держал за руку

Майкл Джексон и меня держал за руку

Просто еще одна трогательная история о Майкле Джексоне — о его доброте и эмпатии, о способности искренне переживать за людей.

Майкл Джексон ScreamДавно нужно было об этом рассказать… Слишком долго это было моей маленькой тайной, но сейчас я хочу, наконец, поведать вам о том, как Майкл Джексон держал меня за руку…

Это произошло на студии Universal во время съемок видеоклипа «Scream», в котором Майкл выступал вместе со своей сестрой Джанет. Незадолго до этого я познакомился с Майклом, когда готовил для него сцену во время репетиций тура Dangerous.

И режиссер видео «Scream» Марк Романек, и художник-постановщик Том Фоден — бескомпромиссные перфекционисты. Работать с ними над многочисленными проектами было огромным удовольствием. В киноиндустрии сотрудничать с людьми, обладающими видением, значительно лучше, чем с теми, кому этого видения недостает. В этом конкретном проекте я работал с художественным департаментом, который возглавлял Том Фоден. В его подчинении были Дана Гармэн, Ричард Берг, Джеми Викерс, Поли Питч, Марк Брукс и другие.

«Scream» — это, наверное, самое дорогое музыкальное видео, которое когда-либо снимали. По-моему, общий бюджет продакшена/пост-продакшена составлял около 8,3 миллионов долларов. И могу сказать, что значительная доля этой суммы — может быть, около половины — приходилась на художественный департамент. Мы занимали три полноразмерных павильона в студии Universal в Лос-Анжелесе, внутри которых было более дюжины съемочных площадок. Когда начиналась съемка, я выполнял обязанности «декоратора на площадке» — проще говоря, представителя художественного департамента, который должен был все время находится на площадке как «лицо» департамента. По роду обязанностей эта работа включала непосредственное взаимодействие с артистом.

Бесспорно, это была сумасшедшая работенка. Три павильона, более дюжины сцен, двадцать съемочных дней.

В первый съемочный день нас вызвали в 7 утра, но Майкл появился только после полудня. Потом укладка волос, грим, выход на площадку — итого, съемки мы начали уже в 16:30. Стало ясно, что в последующие 20 дней снимать мы будем ночами. Также стало ясно, что Майклу это нравилось… работать по ночам.

Наконец, мы приступаем. Входит Майкл, его встречает Марк и объясняет ему постановку. Первая сцена, которую мы снимаем, — та, где Майкл танцует на одной из белых панелей, которых в этом видео множество. Майкл встает в свою позицию на расстоянии около 6 футов от камеры, пробует пару дублей и говорит, что пол (белый виниловый линолеум) немного скользкий. Я подбегаю со своими инструментами: металлической мочалкой, тряпкой и пульверизатором с «особой смесью», немного натираю пол мочалкой и отхожу назад. Марк выходит из-за камеры, смотрит на мою работу, зовет Тома и спрашивает, не пропал ли глянец. Я говорю, что нет, обрызгиваю пол «особой смесью», и она высыхает до блеска. Когда я поднимаюсь с колен, Майкл улыбается мне и говорит: «Я помню тебя с репетиций тура». Я отвечаю: «Верно». Он спрашивает, как дела у моих детей, и я говорю, «отлично, замечательно». Затем все возвращается в норму, Майкл делает свое дело, работа пошла.

Как я и предсказывал, сбор команды перенесли на 16 часов вместо 7 утра, и каждую ночь мы работали до 4-6 часов утра.

На исходе последней съемочной ночи мы переместились в декорации «дзэн». Съемки подходили к концу: последний день, последняя сцена, последние кадры. Художественный департамент подготовил помещение к приходу Майкла, который должен был занять место на дзэн-подиуме в центре съемочной площадки. Майкл обвел взглядом сцену и отметил красоту декораций. Он был абсолютно спокоен, и видно было, что ему нравилось сидеть в центре этого временного храма.

Марк попросил подрезать что-то на потолке, я взял 12-ступенчатую лестницу, взобрался наверх и начал пилить. По случайности портативная пила отскочила назад и отрезала мне треть левого безымянного пальца. Не говоря ни слова, я вынул из заднего кармана тряпку, обернул ею палец, спустился вниз и вышел со съемочной площадки. По пути я встретил Тома и показал ему, что произошло. Том проводил меня до выхода из павильона, и я лег на бетонный пол. Вскоре вокруг меня уже полукругом возвышалась вся съемочная группа. Ребята из профсоюза, жующие жвачку. Три часа утра. Представили?

Внезапно толпа расступается и появляется Майкл — и останавливается, наклоняясь ко мне и глядя на меня сверху. Он смотрит на мою левую руку, которую я держу на весу, потом снова на меня. А потом ни с того ни с сего опускается на колени справа от меня, берет мою правую руку и сжимает ее в своих ладонях. Он смотрит мне прямо в глаза и извиняется — он повторял слова сожаления снова и снова, а на глазах у него выступили слезы, и он так и держал меня за руку, пока не приехала «скорая» и не увезла меня.

На следующей неделе, когда я поправлялся дома, начали приходить подарки от Майкла и Джанет — со вкусом подобранные, классные вещи: превосходное мыло, банный халат, благовония, открытка. Вот такая у меня история. Майкл Джексон и меня держал за руку. Майкл, если ты прочтешь это, спасибо тебе за заботу.

Даг Льюис
История размещена в блоге veniceartsclub 6 сентября 2009 г.
Перевод jil_dp, morinen
Фото Ричарда Берга

Майкл: «Всё о первом поцелуе!»

Майкл: «Всё о первом поцелуе!»

Эта публикация появилась в журнале “Teen’s Star!” в 1972 году. 14-летний Майкл Джексон подробно рассказывает, как бы он провел первое свидание.

Вопрос журнала “Teen’s Star”: Майкл, твои фэны хотят знать, как бы ты провёл своё первое свидание?

Michael Jackson teenagerMJ: На первом свидание я бы пригласил девочку к себе домой, скажем, на барбекю или поплавать в бассейне, особенно в тёплый летний вечер! Я знаю, некоторые девчонки злятся, если ты не ведёшь их в какое-нибудь классное место и не тратишь на них кучу денег на свидании – но мне такие девушки не интересны. Я хотел бы, чтобы с девочкой можно было просто посидеть и поговорить, повеселиться, просто быть вместе. Я не говорю, что мы никогда не выходим куда-нибудь, мне нравится ходить в кино, на концерты, в рестораны, но мне кажется, на первом свидании важно узнать друг друга получше, а этого не сделаешь, если вы будете смотреть кино весь вечер!

В: На свидании ты ведёшь себя как джентльмен?

MJ: Я об этом не задумываюсь. Я автоматически открываю двери перед девочками, не размышляя, — это как почесать голову, если она чешется! Когда тебя всю жизнь воспитывают, чтобы ты был вежливым с девочками, ты об этом уже не забудешь. Это твоя вторая натура — как дышать или постукивать ногой в такт музыке.

Читать далее

Герой на высоте 10 тысяч метров над землей

Герой на высоте 10 тысяч метров над землей

Несмотря на свою огромную известность и регулярные перелеты по всему миру, Майкл Джексон, на самом деле, не любил прибегать к использованию частных самолетов — во всяком случае, вплоть до конца девяностых годов, пока у него не появились дети. Конечно, для нужд туров, когда путешествовала большая команда и требовалась транспортировка сцены, он арендовал несколько отдельных самолетов. Но вне туров, по частным делам, он нередко летал обыкновенными коммерческими рейсами. Неудивительно, что столь необычный попутчик запомнился многим пассажирам и работникам авиалиний — и как выяснилось, им есть о чем рассказать. В этой статье собраны воспоминания о Майкле Джексоне и некоторых его замечательных поступках, совершенных в воздухе.

В августе 1993 года перед началом азиатской части Dangerous-тура Майкл летел из Сан-Франциско в Тайбэй коммерческим рейсом China Airlines. Китайская команда, конечно, аккуратно записала все, что он сказал, сделал, съел… — и опубликовала в журнале авиакомпании China Airlines “Dynasty”:

«Майкл Джексон взошел на борт рейса China Airlines CI-003 в Сан-Франциско последним, незаметно для пассажиров, в последнюю минуту перед отлетом. На нем были шляпа и хирургическая маска. Он сел у окна в первом ряду салона первого класса, рядом со своим охранником Биллом Бреем. После этого длительного перелета все члены экипажа остались под большим впечатлением от его шарма и хороших манер.

Старший бортпроводник Чжанг вспоминает, что, взойдя на борт, Майкл выразил желание поспать. Он не спал предыдущей ночью из-за концерта, поэтому в самолете заснул на 5-6 часов после взлета. Проснувшись, Майкл заглянул в кухню и пообщался с персоналом. Он даже взял себе немного детских игрушек и наклеек. Не было сомнений в том, что он действительно обожал детей: когда ему протянули фотографию двухлетней дочки бортпроводницы для автографа, он рассматривал фото секунд пять, прежде чем коснуться его ручкой.

Читать далее

Низшая точка: Майкл на реабилитации в 1993 году

Низшая точка: Майкл на реабилитации в 1993 году

12 ноября 1993 года Майкл сообщил, что отменяет оставшиеся концерты тура Dangerous в связи с тем, что ему требуется лечение от лекарственной зависимости. Артист объяснил, что болеутоляющие, прописанные ему после операции на коже головы, вызвали привыкание организма. Несомненно, сопровождавшая его в турах бессонница, а также разразившийся тогда мировой скандал вокруг обвинений Джорди Чандлера только усугубили состояние Майкла.

Дав последний концерт в Мехико, Майкл улетел из страны под покровом ночи. Его местонахождение во время лечения было неизвестно, и прессе оставалось лишь делать предположения. Нелепые слухи о Джексоне несколько месяцев являлись главной темой новостей…

О периоде реабилитации Майкла до сих пор известно очень мало. Статья Роберта Макгиббона, написанная со слов охранника Майкла, Стивена Тарлинга, является практически единственным свидетельством о том, что происходило с Майклом в те дни.

Низшая точка

"Портрет Человека" (рисунок Kelley-Michelle)
«Портрет Человека»
(рисунок Kelley-Michelle)
Холодный ноябрь и уже почти час ночи. На взлетно-посадочной полосе аэропорта Лутон пустынно. Только что приземлившийся частный самолет подрулил к укромному месту возле заграждения. Два арендованных микроавтобуса с окнами, затянутыми белыми занавесками, подъехали к хвостовой части, где уже был спущен узкий трап. Водителем первого автобуса был охранник Стив Тарлинг — его задачей было вывести Майкла Джексона из самолета как можно более быстро и незаметно. Таможенные и иммиграционные офицеры поднялись на борт самолета для проверки документов, и Стив двинулся внутрь. Никто не предупредил его, что вид Майкла Джексона будет настолько шокирующим. Тарлинг вспоминает:

«Он сидел один и, казалось, спал. Его ноги были укутаны красным пледом, а на глаза была надвинута черная шляпа. Он был одет в черную рубашку с большим красным воротником и просторный черный кардиган с поясом вокруг талии. На ногах были потрепанные черные мокасины.

Читать далее

Ужин с Майклом Джексоном

Ужин с Майклом Джексоном

После оправдательного вердикта в 2005 году Майкл Джексон покинул Америку и некоторое время прожил в Бахрейне, в гостях у принца Аль-Халифы. Принц устраивал светские приемы для знаменитостей Америки и Европы, и некоторым из них довелось познакомиться с Майклом именно в такой необычной обстановке. Тим Кэш, новостной корреспондент телеканала MTV, вспоминает встречу с Королем поп-музыки в Бахрейне в 2006 году.

Майкл Джексон и Тим Кэш в Бахрейне, 2006 г.

Первым альбомом, который я позаимствовал (точнее, украл!) у моего отца, был Off the Wall Майкла Джексона. Это была кассета с чудесной фотографией молодого Майкла, одетого в черный смокинг, с шикарной прической и широченной улыбкой, на фоне кирпичной стены. В 1988 году я попал на первый концерт на лондонском стадионе Уэмбли во время Bad-тура. Грандиозное шоу. Он был в самом расцвете сил, изумительный исполнитель во всех смыслах.

Но встретиться с Майклом Джексоном лично мне довелось только в 2006 году. Меня пригласили в Бахрейн на одно из отборочных ралли для Гран-при Формулы-1. Нас радушно принял наследный принц, шейх Салман бин Хамад бин Иса Аль-Халифа, у которого в то время жил еще один высокий гость – Король поп-музыки Майкл Джексон.

Читать далее

«Майкл, скамейка…» Воспоминания Мико Брандо

«Майкл, скамейка…» Воспоминания Мико Брандо

Мико Брандо, сын знаменитого актера Марлона Брандо, был близким другом Майклу Джексону на протяжении более чем 25 лет. Поначалу он работал в составе личной охраны Майкла, но вскоре они стали просто хорошими друзьями. Когда в 1984 году на съемках рекламы «Пепси» у Майкла загорелись волосы, именно Мико первым бросился к нему, чтобы сбить пламя. В последние годы, когда Майкл жил в уединении со своими детьми, потеряв контакт со многими друзьями прошлого, Мико оставался одним из немногих, кто продолжал навещать его и поддерживать с ним связь.

Мико и Майкл
Мико и Майкл
«Майкл был моим кумиром. Он был мне как отец после того, как мой собственный отец умер. Очень странно жить без него. Я никогда не буду прежним, и я не знаю, смогу ли когда-нибудь пережить эту потерю. Это как потерять спутника, кого-то, про кого ты думал, что он будет рядом всегда. Это просто неправильно. Он так много значил для меня… Я словно стал другим человеком после четверга. Я чувствую опустошение, я потерян. Он был хорошим другом столько лет…

Я ценю время, которое провел с Майклом. Мы вместе ходили за покупками, в Диснейленд, путешествовали, бывали в доме у отца. Он просто приезжал и жил в доме моего отца некоторое время. Мне так нравилось обсуждать с ним музыку, есть вместе, веселиться. Мы были просто очень хорошими друзьями, вот что я могу сказать. Он всегда был рядом, когда я в нем нуждался, и мне хочется думать, что я также был рядом с ним.

У меня нет какого-то отдельного воспоминания о Майкле. Очень трудно выбрать что-то конкретное, когда ты дружишь с кем-то так долго, как дружили мы. Самые лучшие мои воспоминания – это время, которое мы проводили за разговорами, как он обнимал меня, как мы говорили, как я его смешил – мне так нравилось его смешить. Я мог сказать что-нибудь – просто прошептать пару слов ему на ухо, и он начинал смеяться. Боже, у него был такой заразительный смех!

В 1994 году Майкл был шафером на свадьбе Мико Брандо, состоявшейся на ранчо Неверленд
В 1994 году Майкл был шафером
на свадьбе Мико Брандо,
состоявшейся на ранчо Неверленд
Превыше всего, Майкл был очень заботливым человеком. В его сердце было очень много любви. Он ни к кому не был безразличен, особенно к людям на улицах. Он не был напыщен – у него не было никакого эго, и он старался найти для всех время, потому что не хотел никого обидеть. Если он думал, что сделал что-то не так, его это очень беспокоило. В нем было больше любви, чем в ком-либо еще из тех, кого я знаю.

Майкл, которого я видел каждый день, был человеком, очень любившим своих детей. Они были смыслом его жизни. Он был очень занятой человек, но он всегда следил за тем, чтобы дети были под присмотром.

Чего многие люди, возможно, не знают о Майкле, — это того, каким хорошим бизнесменом он был. Тур, который он готовил, — прекрасное тому подтверждение. Он был перфекционист, и он точно знал, что ему нужно и как этого добиться. Все, что имело отношение к этому туру, должно было быть одобрено Майклом. То, что он в последнее время нечасто появлялся на тв-экране или на публике, вовсе не означает, что он ничего не делал и не был ничем занят. Многие люди говорят, что он сильно переживал по поводу тура, но я не думал, что он переживал. Он делал то же самое, что и во время предыдущих туров.

Я думал о том, есть ли общее между Майклом и моим отцом, и я не могу найти ничего общего. Вы слышали выражение, что противоположности сближаются? Я думаю, это и объясняет их дружбу. У них не было ничего общего, но когда они оказывались вместе, их невозможно было оторвать друг от друга. Он любил моего отца, и они очень много дней провели вместе и в доме отца, и в Неверленде. Они были очень близки.

Майкл очень помог отцу в последние годы его жизни. И за это я перед ним в вечном долгу. В последние дни отцу было трудно дышать, и он почти все время был подключен к кислороду. Он любил находиться на природе, и поэтому Майкл приглашал его в Неверленд. Отец мог назвать там все деревья и все цветы, но поскольку он был на кислороде, ему было трудно передвигаться и все это видеть, ведь поместье такое огромное. И Майкл приобрел для отца гольф-мобиль с портативным кислородным баллоном, чтобы он мог ездить по Неверленду. И так они и ездили – Майкл Джексон и Марлон Брандо с портативным кислородным баллоном в гольф-мобиле.

Одни из лучших моментов с Майклом я провел, сидя на скамейке на Главной улице Диснейленда. Мы просто сидели и наблюдали за людьми. Иногда Майкл был в гриме, чтобы люди не могли его узнать – но они все равно всегда его узнавали. Когда у него было плохое настроение или он был чем-то расстроен, я просто говорил: «Майкл, скамейка…» и у него сразу поднималось настроение. Если я знал, что ему хочется повеселиться или просто сменить обстановку, я говорил: «Поехали на скамейку», — и мы ехали.

Мико Брандо, Майкл Джексон и Билл Брей в фильме "Moonwalker"
Мико Брандо, Майкл Джексон и Билл Брей
в фильме «Moonwalker»
Конечно, Майкл Джексон неизбежно привлекал толпы людей в таких общественных местах, как Диснейленд, и иногда нас сопровождала служба безопасности парка. Но они были с нами не для того, чтобы охранять Майкла, а для того, чтобы охранять людей. Он никогда не беспокоился о себе, его волновало только то, что кто-то может пострадать в давке людей, которые хотели его видеть. Люди просто начинали сходить с ума, когда видели Майкла Джексона.

Майкл очень редко плакал, но думаю, он бы расплакался, узнав о том, как мир отреагировал на его смерть. Он был бы потрясен и счастлив, что вся эта любовь, которую он дарил, вернулась к ему от людей, которых он любил. Я думаю, что он бы сделал глубокий вдох и просто сказал спасибо.

Семья еще планирует похороны, но я думаю, Майкл хотел бы, чтобы они стали праздником. Он бы хотел, чтобы все пришли. Он любил своих фэнов. Я общался со многими большими звездами кино, но фэны Майкла – это больше, чем фэны. Он знал, что именно фэны сделали его тем, кем он стал, и он бы не хотел, чтобы кто-то оказался забыт. Везде, где бы он ни появлялся, были фэны. Он говорил мне, что фэны всегда знают, чем он занят. Я не думаю, что у кого-то еще когда-либо были такие фэны. Поэтому Майкл хотел бы похороны, на которые были бы приглашены его фэны и которые сделали бы его фэнов счастливыми. Он бы хотел, чтобы похороны как бы говорили: «Я по-прежнему с вами, и мы всегда будем вместе». Он был счастливым человеком, и ему хотелось сделать всех вокруг счастливыми. И наконец, ему бы хотелось любви. Превыше всего для Майкла была любовь».

Перевод: Екатерина Кофман
Воспоминания опубликованы на сайте Ларри Кинга 29 июня 2009 г.

В студии с Майклом Джексоном

В студии с Майклом Джексоном

Студия всегда была для Майкла Джексона в некотором роде священным местом: там он собирал людей, которым всецело доверял, там он создавал комфортную обстановку, в которой мог без стеснения обнажать душу в творчестве. Туда редко допускались посторонние и почти никогда не допускались журналисты — но они, как правило, и не проявляли интереса к творческому процессу Джексона, уделяя больше внимания его «странностям» и частной жизни. В этой дискуссии, состоявшейся на форуме звукозаписи Gearslutz.com в 2009 году, звукоинженеры, работавшие с Майклом Джексоном, впервые поделились воспоминаниями о том, как создавались бессмертные песни и альбомы «Короля поп-музыки». Эта непринужденная беседа дарит редкую возможность заглянуть в «мастерскую» гения.

Участники дискуссии: инженеры Роб Хоффман и Джон Ван-Нест (чьи воспоминания уже публиковались на этом сайте ранее), Расс Рэгздейл, Билл Ботрелл и Дейв Уэй. Вопросы инженерам Джексона задают разные люди — поклонники Майкла и другие звукоинженеры, участники форума. Их имена для краткости опущены.

Расскажите, как Майкл работал с Куинси? Как получался такой блестящий результат? Я всегда считал альбом Thriller великим, но раньше, будучи в некоторой степени джазовым снобом, полагал, что величие этих песен – заслуга таланта и опыта Куинси. Почитав этот трэд, я теряюсь… Участвовал ли Майкл в создании всех этих духовых и басовых партий, брейкдаунов, замечательных клавишных/вокальных решений и т.д.? Они правда очень джаз-ориентированные, если убрать акустику. Почти как у Джила Эванса. И если MJ действительно помогал создавать песни в таком ключе, он сознательно решил не делать этого больше после Куинси? Потому что я (во всяком случае, на первый взгляд) не чувствую тот же музыкальный «глубинный» вкус в более поздних вещах — в «Black or White», например.

Читать далее