«Гениальная дикция»

1Соавторы Майкла Джексона не раз говорили, что он не так уж много внимания уделял поэтическим текстам и часто писал их в последнюю очередь, буквально «на коленке». Тем удивительнее то, насколько точно эти тексты выражают послание, заложенное в песнях; насколько идеально они дополняют музыкальный шедевр, становясь не просто цепью слов, а дополнительной музыкальной линией. Виртуозность, с какой Майкл Джексон использовал звукопись и речь в музыке, изумительна и совершенно не изучена.

О звукописи и о владении речью в песнях Майкла размышляют Любовь Кузнецова и Елена Гарник.

Любовь Кузнецова:

В очередной раз слушая песни Майкла, поймала себя на мысли, что вслушиваюсь не столько в слова, сколько в звуки речи (особенно когда не понимаешь половину слов). Филологическая мысль понеслась дальше, и я вдруг поняла, что гениальность песен начинается с самого простого уровня — с фонетического — даже не добираясь до сознания, а прямиком шествуя в подсознание. Читать далее

Стив Поркаро и Chicago 1945

Стив Поркаро и Chicago 1945

porcaro_pic123-26 июня в Лос-Анджелесе Брэд Сандберг организовал эксклюзивную серию семинаров «In the Studio with MJ» под названием «Возвращение домой» (The Homecoming). Об этих уникальных семинарах уже был написан не один отзыв (см. отчет на нашем сайте о семинаре в Санкт-Петербурге). Однако семинары, устроенные Брэдом в Лос-Анджелесе, были особенными — не только потому что проходили они в знаменитой студии Westlake Studio D, где Майкл записывал свой альбом Bad, но еще и потому, что на них присутствовали редкие гости.

Мы посетили последний из семинаров, 26 июня. После традиционной программы, представленной Брэдом, всех VIP-гостей пригласили остаться на ужин, приготовленный «Слэм-данк-сестрами» — двумя очаровательными женщинами, некогда готовившими для Майкла и его команды во время их работы в студии. Нам подали салаты, лазанью и банановый пудинг (со свежими бананами, в точности как любил Майкл!) — все это было очень вкусно.

Во время ужина к нам присоединился еще один особый гость — композитор и музыкант Стив Поркаро. Поркаро и его рок-группа Toto выступали в роли студийных музыкантов Майкла Джексона на протяжении почти всей его сольной карьеры, от альбома Off the Wall до HIStory. Стив Поркаро также является автором трех песен, записанных Майклом. Две из них, «Human Nature» и «For All Time», давно известны поклонникам Джексона. Третья же (о которой вы, вероятно, уже догадались) оставалась для нас до некоторой степени загадкой.

Итак, представьте, что вы находитесь в тускло освещенной студии перед сценой, построенной специально для Майкла, чтобы он мог отрабатывать на ней свои танцевальные движения. За нашей спиной — аппаратная с аудиооборудованием высочайшего класса. Наверху находится комната Майкла (также известная как «обезьянья комната»), где он отдыхал между записями и запирал Бабблза на время записи вокала. Сегодня на сцене перед нами — Брэд Сандберг и Стив Поркаро.

Читать далее

В студии с Майклом Джексоном

В студии с Майклом Джексоном

Студия всегда была для Майкла Джексона в некотором роде священным местом: там он собирал людей, которым всецело доверял, там он создавал комфортную обстановку, в которой мог без стеснения обнажать душу в творчестве. Туда редко допускались посторонние и почти никогда не допускались журналисты — но они, как правило, и не проявляли интереса к творческому процессу Джексона, уделяя больше внимания его «странностям» и частной жизни. В этой дискуссии, состоявшейся на форуме звукозаписи Gearslutz.com в 2009 году, звукоинженеры, работавшие с Майклом Джексоном, впервые поделились воспоминаниями о том, как создавались бессмертные песни и альбомы «Короля поп-музыки». Эта непринужденная беседа дарит редкую возможность заглянуть в «мастерскую» гения.

Участники дискуссии: инженеры Роб Хоффман и Джон Ван-Нест (чьи воспоминания уже публиковались на этом сайте ранее), Расс Рэгздейл, Билл Ботрелл и Дейв Уэй. Вопросы инженерам Джексона задают разные люди — поклонники Майкла и другие звукоинженеры, участники форума. Их имена для краткости опущены.

Расскажите, как Майкл работал с Куинси? Как получался такой блестящий результат? Я всегда считал альбом Thriller великим, но раньше, будучи в некоторой степени джазовым снобом, полагал, что величие этих песен – заслуга таланта и опыта Куинси. Почитав этот трэд, я теряюсь… Участвовал ли Майкл в создании всех этих духовых и басовых партий, брейкдаунов, замечательных клавишных/вокальных решений и т.д.? Они правда очень джаз-ориентированные, если убрать акустику. Почти как у Джила Эванса. И если MJ действительно помогал создавать песни в таком ключе, он сознательно решил не делать этого больше после Куинси? Потому что я (во всяком случае, на первый взгляд) не чувствую тот же музыкальный «глубинный» вкус в более поздних вещах — в «Black or White», например.

Читать далее