«Гениальная дикция»

1Соавторы Майкла Джексона не раз говорили, что он не так уж много внимания уделял поэтическим текстам и часто писал их в последнюю очередь, буквально «на коленке». Тем удивительнее то, насколько точно эти тексты выражают послание, заложенное в песнях; насколько идеально они дополняют музыкальный шедевр, становясь не просто цепью слов, а дополнительной музыкальной линией. Виртуозность, с какой Майкл Джексон использовал звукопись и речь в музыке, изумительна и совершенно не изучена.

О звукописи и о владении речью в песнях Майкла размышляют Любовь Кузнецова и Елена Гарник.

Любовь Кузнецова:

В очередной раз слушая песни Майкла, поймала себя на мысли, что вслушиваюсь не столько в слова, сколько в звуки речи (особенно когда не понимаешь половину слов). Филологическая мысль понеслась дальше, и я вдруг поняла, что гениальность песен начинается с самого простого уровня — с фонетического — даже не добираясь до сознания, а прямиком шествуя в подсознание. Читать далее

Майкл Джексон и меня держал за руку

Майкл Джексон и меня держал за руку

Просто еще одна трогательная история о Майкле Джексоне — о его доброте и эмпатии, о способности искренне переживать за людей.

Майкл Джексон ScreamДавно нужно было об этом рассказать… Слишком долго это было моей маленькой тайной, но сейчас я хочу, наконец, поведать вам о том, как Майкл Джексон держал меня за руку…

Это произошло на студии Universal во время съемок видеоклипа «Scream», в котором Майкл выступал вместе со своей сестрой Джанет. Незадолго до этого я познакомился с Майклом, когда готовил для него сцену во время репетиций тура Dangerous.

И режиссер видео «Scream» Марк Романек, и художник-постановщик Том Фоден — бескомпромиссные перфекционисты. Работать с ними над многочисленными проектами было огромным удовольствием. В киноиндустрии сотрудничать с людьми, обладающими видением, значительно лучше, чем с теми, кому этого видения недостает. В этом конкретном проекте я работал с художественным департаментом, который возглавлял Том Фоден. В его подчинении были Дана Гармэн, Ричард Берг, Джеми Викерс, Поли Питч, Марк Брукс и другие.

«Scream» — это, наверное, самое дорогое музыкальное видео, которое когда-либо снимали. По-моему, общий бюджет продакшена/пост-продакшена составлял около 8,3 миллионов долларов. И могу сказать, что значительная доля этой суммы — может быть, около половины — приходилась на художественный департамент. Мы занимали три полноразмерных павильона в студии Universal в Лос-Анжелесе, внутри которых было более дюжины съемочных площадок. Когда начиналась съемка, я выполнял обязанности «декоратора на площадке» — проще говоря, представителя художественного департамента, который должен был все время находится на площадке как «лицо» департамента. По роду обязанностей эта работа включала непосредственное взаимодействие с артистом.

Бесспорно, это была сумасшедшая работенка. Три павильона, более дюжины сцен, двадцать съемочных дней.

В первый съемочный день нас вызвали в 7 утра, но Майкл появился только после полудня. Потом укладка волос, грим, выход на площадку — итого, съемки мы начали уже в 16:30. Стало ясно, что в последующие 20 дней снимать мы будем ночами. Также стало ясно, что Майклу это нравилось… работать по ночам.

Наконец, мы приступаем. Входит Майкл, его встречает Марк и объясняет ему постановку. Первая сцена, которую мы снимаем, — та, где Майкл танцует на одной из белых панелей, которых в этом видео множество. Майкл встает в свою позицию на расстоянии около 6 футов от камеры, пробует пару дублей и говорит, что пол (белый виниловый линолеум) немного скользкий. Я подбегаю со своими инструментами: металлической мочалкой, тряпкой и пульверизатором с «особой смесью», немного натираю пол мочалкой и отхожу назад. Марк выходит из-за камеры, смотрит на мою работу, зовет Тома и спрашивает, не пропал ли глянец. Я говорю, что нет, обрызгиваю пол «особой смесью», и она высыхает до блеска. Когда я поднимаюсь с колен, Майкл улыбается мне и говорит: «Я помню тебя с репетиций тура». Я отвечаю: «Верно». Он спрашивает, как дела у моих детей, и я говорю, «отлично, замечательно». Затем все возвращается в норму, Майкл делает свое дело, работа пошла.

Как я и предсказывал, сбор команды перенесли на 16 часов вместо 7 утра, и каждую ночь мы работали до 4-6 часов утра.

На исходе последней съемочной ночи мы переместились в декорации «дзэн». Съемки подходили к концу: последний день, последняя сцена, последние кадры. Художественный департамент подготовил помещение к приходу Майкла, который должен был занять место на дзэн-подиуме в центре съемочной площадки. Майкл обвел взглядом сцену и отметил красоту декораций. Он был абсолютно спокоен, и видно было, что ему нравилось сидеть в центре этого временного храма.

Марк попросил подрезать что-то на потолке, я взял 12-ступенчатую лестницу, взобрался наверх и начал пилить. По случайности портативная пила отскочила назад и отрезала мне треть левого безымянного пальца. Не говоря ни слова, я вынул из заднего кармана тряпку, обернул ею палец, спустился вниз и вышел со съемочной площадки. По пути я встретил Тома и показал ему, что произошло. Том проводил меня до выхода из павильона, и я лег на бетонный пол. Вскоре вокруг меня уже полукругом возвышалась вся съемочная группа. Ребята из профсоюза, жующие жвачку. Три часа утра. Представили?

Внезапно толпа расступается и появляется Майкл — и останавливается, наклоняясь ко мне и глядя на меня сверху. Он смотрит на мою левую руку, которую я держу на весу, потом снова на меня. А потом ни с того ни с сего опускается на колени справа от меня, берет мою правую руку и сжимает ее в своих ладонях. Он смотрит мне прямо в глаза и извиняется — он повторял слова сожаления снова и снова, а на глазах у него выступили слезы, и он так и держал меня за руку, пока не приехала «скорая» и не увезла меня.

На следующей неделе, когда я поправлялся дома, начали приходить подарки от Майкла и Джанет — со вкусом подобранные, классные вещи: превосходное мыло, банный халат, благовония, открытка. Вот такая у меня история. Майкл Джексон и меня держал за руку. Майкл, если ты прочтешь это, спасибо тебе за заботу.

Даг Льюис
История размещена в блоге veniceartsclub 6 сентября 2009 г.
Перевод jil_dp, morinen
Фото Ричарда Берга

В студии с Майклом Джексоном

В студии с Майклом Джексоном

Студия всегда была для Майкла Джексона в некотором роде священным местом: там он собирал людей, которым всецело доверял, там он создавал комфортную обстановку, в которой мог без стеснения обнажать душу в творчестве. Туда редко допускались посторонние и почти никогда не допускались журналисты — но они, как правило, и не проявляли интереса к творческому процессу Джексона, уделяя больше внимания его «странностям» и частной жизни. В этой дискуссии, состоявшейся на форуме звукозаписи Gearslutz.com в 2009 году, звукоинженеры, работавшие с Майклом Джексоном, впервые поделились воспоминаниями о том, как создавались бессмертные песни и альбомы «Короля поп-музыки». Эта непринужденная беседа дарит редкую возможность заглянуть в «мастерскую» гения.

Участники дискуссии: инженеры Роб Хоффман и Джон Ван-Нест (чьи воспоминания уже публиковались на этом сайте ранее), Расс Рэгздейл, Билл Ботрелл и Дейв Уэй. Вопросы инженерам Джексона задают разные люди — поклонники Майкла и другие звукоинженеры, участники форума. Их имена для краткости опущены.

Расскажите, как Майкл работал с Куинси? Как получался такой блестящий результат? Я всегда считал альбом Thriller великим, но раньше, будучи в некоторой степени джазовым снобом, полагал, что величие этих песен – заслуга таланта и опыта Куинси. Почитав этот трэд, я теряюсь… Участвовал ли Майкл в создании всех этих духовых и басовых партий, брейкдаунов, замечательных клавишных/вокальных решений и т.д.? Они правда очень джаз-ориентированные, если убрать акустику. Почти как у Джила Эванса. И если MJ действительно помогал создавать песни в таком ключе, он сознательно решил не делать этого больше после Куинси? Потому что я (во всяком случае, на первый взгляд) не чувствую тот же музыкальный «глубинный» вкус в более поздних вещах — в «Black or White», например.

Читать далее

«Пусть покупает алкоголь, сигареты – все, что понадобится»

«Пусть покупает алкоголь, сигареты – все, что понадобится»

Все без исключения продюсеры, музыканты и исполнители, работавшие с Майклом Джексоном, вспоминают его как человека, обладавшего редким музыкальным даром и абсолютно, безгранично преданного своему делу. Музыка была для него превыше всего остального. Так, Майкл порой собирал в студии людей с разным опытом, совсем неблизкими ему жизненными принципами и стилем работы — сам обладая яркой индивидуальностью, он уважал индивидуальность других артистов, и его главными критериями при выборе творческих партнеров всегда оставались талант и профессионализм.

На форуме gearslutz.com, посвященном звукозаписи, звукоинженер Роб Хоффман вспоминает работу над альбомом HIStory в 1994-95 годах:

Читать далее