«Мистер Джексон больше всего боялся людей, которые присутствовали в его жизни»

Выдержка из новой книги телохранителей Майкла Джексона «Remember the Time: Protecting Michael Jackson in His Final Days» об отношениях Майкла с его семьей в последние годы жизни.

Remember the Time: protecting Michael Jackson in His Final Days22 декабря 2006 года частный самолет Майкла Джексона приземлился в аэропорту Лас-Вегаса. Восемнадцатью месяцами ранее Майкл Джексон покинул родину, забрав своих троих детей и удалившись в добровольную ссылку в попытке скрыться от роя таблоидных СМИ, который сопровождал его во время суда 2005 года по обвинениям в совращении ребенка. Суд оправдал Джексона по всем пунктам обвинения, но это суровое испытание тем не менее нанесло ему огромный ущерб — финансовый, физический и моральный — и теперь он надеялся найти покой за океаном, сначала на Ближнем Востоке, в Бахрейне, а затем в Ирландии.

Наверняка артист так и остался бы жить за границей, но множащиеся юридические и финансовые проблемы заставили его вернуться в США, где предложение выступать в казино Лас-Вегаса обещало стабильный доход и постоянный дом для его семьи. Знаменитый с десяти лет, Джексон всегда полагался на личную охрану, сопровождавшую его неотступно, и, прибыв в Лас-Вегас, он решил заменить команду, служившую ему за границей. Он нанял двоих охранников: Билла Уитфилда, ранее работавшего начальником охраны Пи Дидди, и Джавона Бирда, доверенного члена семьи одного из помощников Джексона.

Следующие два с половиной года Уитфилд и Бирд работали личными охранниками Джексона, находясь при нем почти 24 часа в сутки и оставаясь единственными посредниками между внешним миром и прячущимся от него Королем поп-музыки. За это время они узнали его как мягкого человека и любящего отца — совсем не тот образ, который рисовала желтая пресса. Им довелось наблюдать вблизи нескончаемую череду проблем, вынудивших Джексона вести уединенную жизнь за воротами особняка в Лас-Вегасе.

Bill Whitfield and Javon Beard author photo for Remember the Time.
Билл Уитфилд и Джавон Бирд
Билл Уитфилд: До того, как я начал работать на мистера Джексона, моей основной профессией всегда было иметь дело с внешними угрозами — сталкерами, папарацци. С этим я умел разбираться. Но мистер Джексон боялся больше всего — и ждал от нас больше всего защиты от людей, которые уже присутствовали в его жизни. Он хотел, чтобы мы были рядом и помогали ему скрыть его перемещения от его собственных менеджеров и юристов. Он хотел, чтобы мы выступали буфером между ним и его семьей. Никого из членов его семьи не пускали к дому без предварительной записи — кроме миссис Джексон, его матери. Если появлялась она, мы открывали ворота, чтобы она могла пройти в дом. Она могла приходить без предупреждения. Всем остальным требовалось назначать встречу, и для нас это была весьма деликатная ситуация.

Мимо дома постоянно ездили поклонники. Они приезжали, делали круг по кварталу, останавливались, осматривались и уезжали. В один прекрасный день, где-то в начале февраля, мы увидели бордовый PT Cruiser, разъезжающий перед домом. У него были тонированные стекла, так что мы не видели, кто водитель. Машина объехала квартал раза четыре и скрылась. На следующий день тот же PT Cruiser подъехал и остановился у ворот. Джавон остался в трейлере наблюдать за мониторами, а я вышел к воротам посмотреть, в чем дело.

Я подошел, и из машины появился Джо Джексон, отец мистера Джексоне. Я протянул ему руку сквозь прутья ворот со словами «добрый день, мистер Джексон».

Он не стал пожимать мне руку. Он только смерил меня взглядом и произнес: «Ты, наверное, один из тех, кто вставляет иглы моему сыну в вену». Я ничего на это не ответил. Он сказал: «Я приехал поговорить с Майклом».

«Хорошо», — ответил я и отправился в дом за мистером Джексоном. Он был в своей комнате, слушал музыку очень громко. Я постучал к нему, и когда он вышел, сказал: «Сэр, ваш отец приехал». — «У него назначена встреча? — спросил мистер Джексон. — Он есть в моем расписании?» — «Думаю, что нет, сэр», — ответил я. «Нет, нет, нет. Я работаю. Я не могу отвлекаться от творческого процесса. Скажи ему, чтобы вернулся в другой день и предварительно назначил встречу».

Я отправился назад к воротам, думая про себя: «Вот черт, мне придется сказать этому человеку, что ему нужно записаться на прием? К собственному сыну? Ох…» Я просто не мог сказать ему этого. Мне пришлось выдумывать что-то на ходу. Я подошел к воротам и сказал, что мистер Джексон занят, но если Джо придет завтра, я обязательно сообщу об этом его сыну. И с этими словами я протянул ему визитную карточку. Он не взял ее. Он просто сорвался на меня: «Мне не нужен твой гребаный телефон! Да если бы не я, ни у кого бы из вас, сукины дети, работы не было! Это я начал все это дерьмо!»

Как только он начал выговаривать мне все это, разговор был окончен. Я повернулся и ушел. А он просто остался стоять там, на тротуаре, и ругаться в пространство. В конце концов он сел в свою машинку и уехал. Тогда я начал задумываться о том, в какую ситуацию влип. На это я не подписывался — разбираться с его семьей.

Джавон Бирд: Мистер Джексон и Элизабет Тейлор были давними друзьями, и она собиралась отмечать свой 75-й день рождения на курорте в Лас-Вегасе — это было масштабное мероприятие с красной дорожкой. Ее люди узнали, что мистер Джексон теперь живет в Вегасе, и обратились к его менеджерам с приглашением. Конечно, мистер Джексон хотел пойти на этот вечер. И вот, недели за две до праздника нам сообщили об этом, и мы начали готовиться.

Первое, что сделал мистер Джексон, это позвонил дизайнеру Роберто Кавалли и заказал ему эксклюзивный костюм. Кавалли прилетел для этого в Вегас экстренным рейсом. Мы забрали его в MGMGrand, привезли домой и они с мистером Джексоном начали разрабатывать этот костюм специально для вечеринки.

Мистер Джексон был одержим каждой мелочью в приготовлении к этому празднику. Он вызвал в Лас-Вегас своего визажиста. Когда мы увидели это, мы поняли, что дело по-настоящему серьезное. Мы к тому времени работали на него уже больше месяца, и это был первый раз, когда он сказал: «Не забудьте надеть новые костюмы!» Не просто костюмы — новые костюмы. «Помойте машины! Натрите их воском! Не забудьте начистить туфли до зеркального блеска!» Он никогда так себя раньше не вел. Мы в первый раз выходили на публику — когда он знал, что будут папарацци и пресса. И вот каждый день он твердил нам: «Ребята, вы должны выглядеть безупречно. Я хочу, чтобы все выглядели безупречно».

Уитфилд: Мы несколько раз съездили в торговый центр, куда он ходил, надев маскировочный костюм. Мы посетили магазины Tiffany’s и Hallmark. Он купил подарки и поздравительную открытку. В машине он говорил о том, как предвкушает это мероприятие. Мы тоже волновались и предвкушали, уже просто находясь рядом с ним. Мы впервые видели его таким. В день праздника он был в хорошем настроении с самого утра. Это было заразительно и распространилось на всех в доме. «Мистер Джексон в хорошем настроении!» Все были рады. Атмосфера в доме изменилась. Мы в команде охраны осматривали друг друга, проверяя, что готовы. Костюмы выглажены. Туфли сияют. Даже наши пистолеты были отполированы. Черт, да мы выглядели классно!

Бирд: Мы готовились выйти на красную дорожку с Майклом Джексоном. Для нас это было что-то немыслимое. Мы, конечно, были его охраной, но мы еще и фэны! А кто бы не был в такой ситуации? Мы сопровождаем Короля поп-музыки на день рождения Элизабет Тейлор! Круче этого уже и быть не может! Самые знаменитые люди.

Уитфилд: Мы готовились выезжать, машины стояли в проезде, все было готово, и мистер Джексон все никак не мог собраться и выйти. Пока мы ждали его, я отъехал, чтобы заправить одну из машин. Потом я вернулся, мне открыли ворота, и я заехал на правую сторону кругового проезда. Ворота за мной начали закрываться. Я выходил из машины, и ворота за моей спиной уже почти сомкнулись, как вдруг — БАМ! — послышался громкий грохот. Я повернулся и увидел серый внедорожник Mercedes, врезавшийся в ворота на полной скорости. Ворота начали открываться снова — как створка гаража, когда не может закрыться. Mercedes рванул вперед, продрался через щель в воротах и стремительно пронесся на левую сторону проезда. Я, было, решил, что этот сумасшедший решил протаранить дом. Выхватив оружие, я бросился к машине.

Бирд: Я был в гараже, ждал мистера Джексона, чтобы закрыть за ним дверь — он как раз спускался. Тут я услышал грохот и увидел Билла, выхватившего пушку. Босс в этот самый момент выходил из двери дома в гараж. Я закричал: «Мистер Джексон! Нельзя!» — схватил его и втолкнул обратно в дом — и закрыл внутри. Он перепугался и восклицал: «В чем дело? Что случилось?»

Уитфилд: Все происходило с бешеной скоростью и одновременно как в замедленной съемке. Mercedes с визгом затормозил перед парадной дверью. Я встал между ним и домом, вынул пистолет и прицелился в водителя. Лазерная точка прицела была прямо у него на груди, и в моей голове пронеслась мысль: «Кто бы он ни был, он сейчас получит пулю».

Водитель пригнулся, и краем глаза я заметил на пассажирском сидении женщину. Я опешил. Женщину я увидеть не ожидал. Потом водитель поднял голову, я разглядел, кто это, и замер. Черт возьми! Это же его брат! Это Рэнди Джексон. Я только чудом не спустил курок. И теперь я представлял себе, какое безумие началось бы, если бы я выстрелил. Я мысленно видел заголовки: «Брат Майкла Джексона застрелен телохранителем Короля поп-музыки».

Рэнди приоткрыл окно и крикнул: «Убери пушку от моего лица, пока я не вызвал прессу!» Прессу? Это моему боссу было нужно меньше всего. Я подошел к окну и произнес: «Мистер Джексон, нельзя этого делать». — «Я приехал к брату», — сказал он. «Только не так, нет. Пожалуйста, вернитесь за ворота. Вернитесь на улицу, и я сообщу мистеру Джексону, что вы здесь». — «Я не двинусь с места, пока не увижу брата».

Бирд: Он начал кричать, ругаясь, на чем свет стоит, выкрикивая что-то про деньги, которые ему причитаются, и про то, что без них он не уедет.

Уитфилд: Я оставил Джавона и других присматривать за Рэнди и пошел в дом поговорить с мистером Джексоном. «Ваш брат Рэнди протаранил ворота, — сообщил я ему. — Он говорит, что приехал к вам по какому-то финансовому вопросу и не уедет, пока не поговорит с вами». Мистер Джексон приподнял брови. Потом поморщился и отвернулся. «Избавьтесь от него». — попросил он.

Я отправился назад снова увещевать Рэнди. Тот не желал сдвинуться с места.

Бирд: Мне в голову пришла идея заблокировать Рэнди одним из грузовиков, вывести босса через боковой вход, запрыгнуть в другую машину и ускользнуть. Но мистер Джексон зарубил этот план: «Он все равно последует за нами на праздник Лиз и устроит там отвратительную сцену. Она этого не заслуживает».

Уитфилд: Прошло еще минут 30. Я снова отправился в дом и сообщил мистеру Джексону, что Рэнди не уходит. Мистер Джексон помолчал, потом вздохнул и сказал: «Ну что ж. Я, пожалуй, пойду в постель». Он поднялся наверх, закрыл за собой дверь и больше не вышел.

Бирд: Это просто убило нас. Мы были в отчаянии — за мистера Джексона и за себя. Я так гордился тем, что работаю на него, и мне хотелось появиться на публике, показать людям, что я работаю на Майкла Джексона. У нас были новенькие костюмы, мы так готовились! День рождения Элизабет Тейлор! Да вы только представьте! Я-то — обычный парень. Естественно мы ждали этого с нетерпением!

А мистер Джексон? Он две недели строил планы. Для него это было так важно! И так все перечеркнуть и отправиться в постель? В тот момент мы поняли: у этой семьи есть над ним реальная власть. Они испортили ему весь вечер.

После этого мистер Джексон три дня не выходил из дома. Мы его не слышали. Ни звонков, ни просьб — ничего. Он просто закрылся.

Уитфилд: Пару недель спустя появилась вся семья — все. Мы вышли на улицу около полуночи и увидели у ворот кучку людей. Целая толпа знакомых лиц. Кажется, там были все, кроме Рэнди и Марлона. На мгновение мне показалось, что я смотрю какую-то юбилейную передачу о воссоединении Джексонов.

Бирд: Все они были в шапках и темных очках. Все было сделано инкогнито: эта большая знаменитая семья стояла на тротуаре среди ночи — и вокруг тишина.

Уитфилд: Я подошел к воротам и спросил, зачем они пришли в такое время. Они ответили: «Мы слышали, что наш брат болен. Мы пришли проверить, все ли с ним в порядке».

Я сказал им, что не видел никаких признаков нездоровья у мистера Джексона. Они ответили, что хотят убедиться сами и не уйдут, пока не увидят его. Теперь я был в затруднении. Мы получили от мистера Джексона строгие указания не беспокоить его, но в то же время я не мог оставить всю семью Джексонов стоять на улице в час ночи, не рискуя превратить это в публичный скандал — чему мистер Джексон тоже не был бы рад.

Я велел им подождать, пошел к дому и позвонил в звонок. Когда мистер Джексон вышел к двери, я сказал: «Сэр, ваша семья у ворот, они настаивают на встрече с вами».

Он был не рад. Он был рассержен, и я понял, что он рассержен на меня за то, что я не справился с ситуацией самостоятельно.

Я сказал: «Они прослышали, что вы больны, и хотят знать, все ли с вами в порядке». — «Я в порядке, в порядке, — ответил он. — Скажи им, что я в порядке». — «Сэр, они не уйдут, пока не увидят вас».

Он помолчал секунду, потом сказал: «Хорошо, я встречусь с ними. Но я не хочу пускать их в дом». — «Я могу отвести их в трейлер охраны, — предложил я. — Вы можете поговорить с ними там». — «Хорошо. Но я поговорю только с братьями». После чего он спросил, с ними ли Рэнди. Я ответил, что не видел его. «Хорошо, — сказал он. — Я не хочу видеть Рэнди».

Я пошел назад к воротам и сказал: «Мистер Джексон хочет видеть только братьев». — «А я?» — спросил голос сзади. Поначалу я не разглядел, кто это. Потом понял, что это Джанет. «Простите, мадам. Он сказал, только братья». Она была недовольна.

Братья вошли. Я проводил их в трейлер, и они зашли внутрь. Потом я позвал мистера Джексона, он спустился и присоединился к ним. Они закрыли дверь и разговаривали минут 20. Мистер Джексон вышел первым. Прошел прямо в дом. Ничего не сказал. Потом вышли братья, прошли к воротам, и на этом все кончилось. О чем они говорили, я не знаю.

Бирд: Они пришли, потому что услышали, что их брат был болен, но мистер Джексон был здоров. Он был здоров. Это дети болели. Тогда в январе они все заболели простудой. Мы договорились о визите к врачу вечером, после окончания рабочего дня. Медсестра рассказала прессе о том, что приходил Майкл Джексон, и семья прослышала. Им это показалось подозрительным. Они услышали, что он пришел к врачу посреди ночи, и хотели убедиться, что с ним все в порядке.

Уитфилд: В этом для Майкла Джексона заключалась трудность путешествий по миру. Такая простая задача, как отвести детей к врачу, требовала тщательного планирования и подготовительной работы. Он принимал все меры предосторожности, но достаточно было провести 15 секунд в обществе не того человека, — какой-то любопытной медсестры — и вот уже пошли слухи.

Пэрис все не поправлялась. Ее простуда не проходила, и мистер Джексон волновался, что у нее грипп. Мы не могли поехать в отделение неотложной помощи, и мистер Джексон не хотел больше идти в какую-то незнакомую клинику. Он хотел найти врача, который бы пришел на дом. Так что мы начали разыскивать частного врача, который выезжал на дом. Мне сообщили имя и велели ожидать.

В назначенный вечер к дому подъехала серебряная BMW 745i, и вышел стройный подтянутый джентльмен. На нем была голубая врачебная роба. Он подошел к воротам и представился: «Доктор Конрад Мюррей. Меня вызывали к пациенту».

Я сообщил ему, что его ожидают, открыл ворота и показал, где припарковать машину. Он заехал, припарковался и вышел.

У меня была готова форма о конфиденциальности для подписи. Прежде, чем достать ее, я спросил, знает ли он, к кому приехал. Он ответил, что нет. Я сказал ему, что нужно будет подписать соглашение, прежде чем я позволю ему войти. Он не возражал. Я достал документ, он взглянул на заголовок и увидел имя Майкла Джексона. Его брови взлетели вверх, и он посмотрел на меня с недоверием: это серьезно?

Я кивнул. Он подписал форму. Мы прошли к дому, я позвонил в звонок, и мы подождали. Я увидел приближающийся силуэт мистера Джексона через стекло двери. Он открыл дверь, и я представил их: «Мистер Джексон, это доктор Мюррей. Доктор Мюррей, это мистер Джексон».

Отрывок опубликован на сайте slate.com
Перевод: morinen

5 мысли о “«Мистер Джексон больше всего боялся людей, которые присутствовали в его жизни»

  • 04.06.2014 в 09:05
    Permalink

    Частный врач в Лас Вегасе не знал, в какой дом едет?
    Вообще жутко, конечно. Первая встреча с собственным убийцей.

    Ответить
    • 04.06.2014 в 09:36
      Permalink

      Да мало ли знаменитостей приезжает в Вегас, думаешь, местные жители за ними следят, что ли. Там многие и до сих пор понятия не имеют, где он жил.

      Меня больше отношение брата впечатлило. Впрочем давно еще, когда эта история только появилась. Это один из тех поступков, которым нет оправдания в моих глазах.

      Ответить
  • 05.06.2014 в 01:15
    Permalink

    Ко всем воспоминаниям у меня двоякое чувство, но в любом из них я понимаю — Майкл жил в аду! Чтобы выжить, ему требовалось столько усилий и терпения! На мой характер — я бы или сошла с ума, или покончила с этим, то есть с собой. Есть еще одно — я бы постоянно была в состоянии раздражения (мягко говоря), но Майкл, это другой мир! Как он себя сдерживал, не понимаю! Я тоже читала о Рэнди и этой ситуации раньше. Гнусность! Приехать ночью, устроить безобразие, и еще что-то требовать!? Все так сложно! Спасибо за перевод!

    Ответить

Оставьте комментарий