Заявление о невиновности, 1993 год

Эта трансляция была показана 22 декабря 1993 года, в разгар первого разбирательства по иску о непристойном поведении Майкла Джексона по отношению к несовершеннолетнему. В прямом эфире, состоявшемся через день после того, как Майкла подвергли унизительному интимному осмотру, он выступил с зяввлением в свою защиту и попытался объяснять ситуацию.

«… и поклонники. Я хочу выразить глубочайшую благодарность за вашу любовь и поддержку. У меня все в порядке, я держусь. Как вы уже, наверное, знаете, после окончания турне я остался за пределами страны, где лечился от зависимости от обезболивающих препаратов. Эти лекарства были мне прописаны от боли, которую я испытывал после недавней операции на коже головы.

В последнее время прозвучало много отвратительных заявлений касательно обвинений в непристойных действиях, выдвинутых в мой адрес. Эти заявления – абсолютная ложь. Как я утверждал с самого начала, я надеюсь на скорое окончание этого кошмарного, кошмарного испытания, которому меня подвергли. Я не буду в этом заявлении отвечать на все фальшивые голословные утверждения в мой адрес, так как мои юристы не советовали мне делать этого в такой форме. Я скажу, что меня особенно огорчает то, как ужасно, отвратительно освещается это дело в прессе. При любой возможности пресса подтасовывает факты и использует эти голословные заявления в своих целях. Я прошу всех вас подождать и услышать правду, прежде чем вы заклеймите меня. Не относитесь ко мне как к преступнику, потому что я невиновен.

На этой неделе департамент полиции Лос-Анджелеса и департамент шерифа округа Санта-Барбары заставили меня пройти бесчеловечный и унизительный осмотр. Они представили мне ордер на обыск, который позволил им осмотреть и сфотографировать мое тело, включая пенис, ягодицы, нижнюю часть туловища, бедра и другие участки тела на их усмотрение. Они, предположительно, искали нарушения цвета кожи, пятна, отметины или любые другие доказательства наличия у меня болезни кожи витилиго, о которой я говорил раньше.

Ордер также обязал меня оказывать их терапевту всяческое содействие в осмотре, чтобы помочь ему установить состояние моей кожи и факт наличия у меня витилиго. В ордере было указано, что я не имею права отказываться от осмотра и фотографирования, и что если я откажусь сотрудничать с ними, то мой отказ они представят в суде как признание моей вины.

Это было самое унизительное испытание в моей жизни – такое, через которое не должен пройти ни один человек. И даже после этого унизительного осмотра они все еще не были удовлетворены и захотели сделать еще несколько снимков. Это был кошмар, ужасающий кошмар. Но если я должен вынести это, чтобы доказать свою невиновность, — так тому и быть.

Всю свою жизнь я просто старался помочь тысячам детей вести счастливую жизнь. Когда я вижу страдающего ребенка, у меня на глаза наворачиваются слезы.

Я не виновен в том, в чем меня обвиняют. Если я и виновен в чем-то, так это в том, что я отдаю все возможное, чтобы помочь детям во всем мире. В том, что я люблю детей всех рас и возрастов. В том, что я искренне радуюсь, видя невинные улыбающиеся детские лица. В том, что благодаря им я наслаждаюсь детством, которого у меня никогда не было. Если я и виновен в чем-то, так это в том, что я верю словам Господа о детях: «Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие». Я никоим образом не считаю себя Богом, но в сердце я стараюсь быть похожим на Него.

Я не виновен ни в каких преступных действиях, и я знаю, будет доказано, что эти ужасные обвинения – ложь. Еще раз, мои друзья и поклонники, огромное вам спасибо за поддержку. Вместе мы сможем все это пережить. Я вас очень люблю, да благословит вас Господь. Я люблю вас. До свидания».

— Майкл Джексон (22 декабря 1993 года)

Оставьте комментарий