«I was a boy in Michael Jackson’s life»

Скандал, связанный с показом на американском независимом кинофестивале Sundance (штат Юта) нового документального фильма о Майкле Джексоне, продолжает развиваться. Среди новых отзывов все чаще звучат голоса возмущения и гнева. И это не только протесты от имени семьи певца (напомним, один из его племянников, Тадж Джексон, объявил сбор средств на съемки фильма, в котором намерен рассказать всю правду о гонениях и клевете на артиста). И не только петиции против показа фильма, которые призывают подписать фанаты. Все больше высказываются люди, с которыми артист жил, работал, близко общался. Дети, взрослые, друзья, сотрудники и партнеры. Премьера фильма на телеканале НВО (и ряде других), которая должна состояться в марте, обещает новую волну непримиримых дискуссий. Редакция сайта michaeljackson.ru собрала подборку мнений, появившихся в прессе и в соцсетях в последние две недели.

«Вместо того, чтобы оплакивать и должным образом праздновать и чествовать Майкла Джексона, мы снова вынуждены доносить до средств массовой информации и широкой общественности правдивые факты, — пишет Тадж Джексон на странице сбора средств. — Мы снова должны защищать его имя и наследие от злобной и обдуманной лжи. Мы больше не можем сидеть сложа руки и ждать, пока кто-то расскажет правду, пока кто-то другой вмешается, чтобы отстоять истину. Это обязанность фанатов, друзей и семьи. Я знаю, что единогласных оправдательных приговоров и 10-летнего расследования ФБР (приведшего к полной реабилитации моего дяди) должно быть достаточно. Но худшее, что мы можем сделать, это позволить этой продолжающейся клевете остаться без ответа <…>

Майкл Джексон был, пожалуй, величайшим артистом всех времен. <…> В течение последних 15 лет своей жизни он подвергался ложным, злонамеренным обвинениям в жестоком обращении с детьми. Он успешно защитился от этих обвинений и умер невиновным и реабилитированным. Но, тем не менее, обвинители взяли свое. Спустя годы после того, как Джексон был убит своим доктором, двое мужчин, которые, пока он был жив, решительно защищали его невиновность, попытались через суд вымогать финансовые бонусы у Фонда наследия. Но не смогли. После того, как суд отклонил их ложные обвинения в злоупотреблениях (сведенные на нет многочисленными доказательствами, свидетельствующими об обратном), они обратились к HBO, 4-му каналу Великобритании и кинофестивалю Sundance. Эти три авторитетные организации, к сожалению, поставили под угрозу репутацию своего бренда, объявив, что они предоставят платформу для «документального фильма», посредством которого эти два обвинителя, накопившие большие юридические долги, стремятся получить прибыль из своих уже дискредитированных историй.

Майкл Джексон умер невинным и оправданным. Мир должен понять этот самый важный и основной факт. Мир также должен понимать ущерб, который наносится истинным жертвам жестокого обращения, когда открытым лжецам не только разрешают извлекать выгоду из лжи, но и предоставляют платформу для декларации их мошеннических требований».

«Это Америка. Черный человек оправдан в суде. Оправдан ФБР. Невиновность подтверждена двумя расследованиями. Оправдан сотнями свидетелей, — пишет у себя в Твиттере Джо Вогель, автор музыкальной биографии Джексона «Человек в музыке». — И вот два белых человека меняют свои истории — через двадцать лет. Утверждают, что они лгали под присягой <…> Как вы думаете, кому верит Америка?»

«Нам приходится иметь дело не только с враньем, но и разбираться с людьми, повторяющими и закрепляющими это вранье. И то, что эти люди осознанно или неосознанно не могут даже провести небольшое исследование, чтобы понять, что это ложь, только ухудшает ситуацию», — пишет в своем Твиттере Бретт Барнс, один из свидетелей, выступавших на суде в 2005 году — наравне с Уэйдом Робсоном — в защиту певца. И иронично добавляет: «Так люди теперь узнают факты из фильмов? Тогда интересно, что они думают о документальном фильме о великом вторжении инопланетян в 1996 году?»

В отличие от Робсона, Бретт Барнс с течением времени своего мнения не изменил. «Бретт Барнс, 23-летний молодой человек, прилетевший из Австралии, сказал присяжным, что ему пришлось уволиться с работы в Мельбурне, где он был дилером, для того чтобы выступить на суде в Санта-Марии (Калифорния), — так описывала его показания на суде в 2005 году журналистка Афродита Джонс. — Стоя за панелью на месте для дачи свидетельских показаний, Бретт описывал Майкла как джентльмена и хорошего друга, с которым он знаком с пяти лет. Барнс рассказал присяжным, что когда ему было пять лет, он вместе с мамой написал артисту письмо и умудрился передать его одному из танцоров Джексона в аэропорту Мельбурна. Спустя некоторое время семья Барнсов получила звонок от Джексона, и с тех самых пор они подружились. Барнс свидетельствовал, что впервые он и его семья посетили Неверленд в 1991 году. Молодой человек насчитал по меньшей мере десяток поездок всей семьей в Неверленд. Он сказал присяжным, что чаще всего предпочитал ночевать в спальне Майкла. Без каких бы то ни было колебаний, Бретт абсолютно спокойно говорил о времени, проведенном с Майклом в его спальне, происходившее за дверями которой так беспокоило и огорчало взрослый мир».

«У моей дочери Али были близкие, любящие отношения с Майклом с того дня, как она родилась, — пишет Карен Фей, стилист и визажист Джексона. Фото маленькой девочки Али, которую Майкл ведет за руку по дорожкам Неверленда, висит в профайле ее Твиттера. — Он сам настоял, чтобы я привела ее на гастроли, чтобы она могла все время быть со своей мамой».

«У меня никогда не было ни тени трепета или сомнения, когда Али проводила время с Майклом, — добавляет Карен. — Мне никогда не приходило в голову вообще даже беспокоиться об этом. Я провела много часов, много лет с Майклом и с детьми. И всегда чувствовала, что он оказывает чудесное влияние на всех, кого приводит в свою жизнь».

И в другом твите снова повторяет: «Я провела 27 лет с Майклом, в его домах, в путешествиях, в отелях по всему миру, все время, дни и ночи… и мы смотрели видео, и я тоже засыпала в его постели и никогда не видела в этом ничего неуместного. Но я видела жадных и неблагополучных родителей, пользующихся его добротой».

Джонатан Моффетт, барабанщик, работавший с Майклом 30 лет, выступил с эмоциональным заявлением в Facebook.

«Как говорится в старой поговорке: «Если сначала у тебя ничего не получается… попробуй, и пробуй, и пробуй еще раз!!» Вот девиз этих двух парней (Уэйда Робсона и Джеймса Сейфчака. Оба подали «посмертные» иски к Фонду наследия. Оба иска не были приняты к рассмотрению судом — прим.ред.), которые продолжают пытаться достать Майкла <…> И продолжают унижать его своими, по общему признанию, ложными обвинениями. Что подтверждено и их собственными свидетельствами невиновности Майкла, которые они снова и снова повторяли на протяжении многих лет с тех пор, как эти обвинения впервые появились!!! Как им может быть разрешено клеветать на человека, который оправдан по 14 обвинениям в публичном судебном процессе перед всем миром? Почему это разрешается снова и снова, когда Майкл уже доказал свою невиновность? Одни и те же люди обновляют и перетасовывают колоды, пробуя перефразированную версию своих прежних утверждений и обвинений в другом свете и с другой точки зрения — чтобы посмотреть, РАБОТАЕТ ЛИ ЭТО?! Попытка сбить с толку, одурачить публику, которая уже видела и слышали свидетельства с обеих сторон (доказавшие невиновность Майкла во всех выдвинутых против него обвинениях!!) Когда даже ТОЛЬКО ОДНО из обвинений могло отправить его за решетку на очень долгое время… И все же никто не смог… и никто не сможет! Но даже после всего этого…

То, что они делают — это преступление! <…> Теперь, когда его уже нет в этом мире и на Земле, как это все можно допустить?! С теми же старыми недоказанными аргументами, как и раньше, только обновленными!? Как может наша судебная система разрешать использовать себя жадным до денег людям — для своих собственных эгоистичных целей? Где справедливость для «ДОКАЗАННОГО НЕВИНОВНОГО»? И почему этим некогда бывшим защитникам Майкла и его невиновности разрешено злоупотреблять судом? Давать им возвышать их гнусный голос еще раз, и снова, и снова?! <…> Остановите безумие! Когда даже ФБР после десятилетий расследования и сбора документов о нем — без его ведома — пришла к выводу, что он не виновен ни в чем из того, в чем его обвиняют!!»

Еще один юный друг Майкла, знаменитый герой фильма «Один дома» Маколей Калкин, который, как и Бретт Барнс, защищал его в суде в 2005 году, также на днях выступил в его защиту в радиоинтервью. «Он [Майкл Джексон] обратился ко мне, потому что со мной тогда происходило столько всего, так много и так быстро… я думаю, что он очень понимал, каково мне <…> В конце концов, легко было бы сказать, что это странно или что-то в этом роде, но это не имело бы никакого смысла. Мы просто были друзьями», — сказал Калкин.

Маколей также подтвердил, что спал в одной постели с Джексоном: «Ну да, я спал на его кровати. Просто приходил и заваливался спать/ I’ve fallen asleep in the same bed with him. I’d just flop down».

Актер еще раз назвал обвинения против Майкла «абсолютно нелепыми». По его словам, мир рассматривал их дружбу как странную из-за огромной славы Джексона. Когда ведущий спросил его о разнице в возрасте с Майклом, Калкин парировал, заявив, что взрослый друг понимал в том, что он пережил, будучи ребенком-звездой, намного больше, чем его одноклассники. «Никто другой в моей католической школе не имел даже близко представления о том, через что я прошел. И он был из тех, кто пережил точно такое ​​же безумие. Он хотел, чтобы я не был одинок, — сказал Маколей. — Для меня это так нормально и обыденно. Я знаю, что это важно для всех остальных, но для меня это была нормальная дружба».

«Когда вы проводите три года с кем-то в качестве личного охранника, этот человек начинает доверять вам и зависеть от вас. Вы видите его истинный характер, дух и сердце. Мистер Джексон, которого я знал, НЕ МОГ, НЕ МОГ даже ПОДУМАТЬ о том, чтобы надругаться над ребенком или причинить ему вред. Это НЕ то, кем он был. Он был хорошим чуваком — не потому, что я так думаю, а потому, что я это знаю», — пишет в Facebook бывший секьюрити Билл Уитфилд, охранявший Джексона в 2007-2009 годах.

«Моральный компас этого мира радикально изменился. Коррумпированные, непристойные, подлые, безнравственные, лживые мошенники процветают, в то время как их лживые схемы губят сострадательных, любящих, добрых, щедрых людей, таких как Майкл Джексон, — публично заявил другой бывший охранник Майкла, Керри Андерсон. — Недавние отвратительные обвинения тревожны и невероятны. Я имею основания так говорить, поскольку говорю о человеке, которого я знал и с которым жил много лет. Доктор Мартин Лютер Кинг-младший однажды сказал: «В конце концов, мы будем помнить не слова наших врагов, а молчание наших друзей». Поскольку Майкл Джексон был моим другом, я больше не могу молчать, оставаясь невнимательным и эгоистичным. Лжецы используют в своих интересах, оскорбляют моего друга, который не делал ничего, кроме того, что было продиктовано добротой, огромной щедростью, состраданием и любовью к другим. И это в одно из самых мрачных времен его жизни (Керри Андерсон охранял Майкла в том числе в период суда 2005 года — прим.ред.).

Двое из этих людей имеют наглость утверждать, что их память служит им лучше после рождения их собственных детей. Те, кто знают меня, знают, что дети занимают особое место в моем сердце, как и в сердце Майкла. Как же вы осмелились полностью отречься от вашего же предыдущего свидетельства ради денежной выгоды? Как это тошно и эгоистично <…> Есть общее во всех религиях — ты пожнешь то, что посеешь. Я могу только надеяться, что кто-то в вашей жизни молится за вас и вашу семью. Получили ли вы за свою ложь то, что стоило дороже вашего личного покоя? Нет ничего лучше любви и душевного спокойствия. Но вы забыли ту любовь и мир, которые Майкл Джексон подарил вам и вашим семьям. И если кто-то из вас захочет обсудить этот вопрос со мной лично, назовите место — я приду к вам».

«Печально наблюдать за ложными атаками на моего босса и дорогого друга Майкла Джексона — именно тогда, когда, к сожалению, его нет с нами, чтобы защитить себя, — пишет в Facebook костюмер Джексона Майкл Ли Буш. — Как человек, который был с Майклом Джексоном ежедневно и провел с ним годы, путешествуя и проводя бесчисленные часы в его компании, я абсолютно не сомневаюсь, что недавние истории от Уэйда Робсона и Джимми Сейфчака являются полностью ложными и сфабрикованными, особенно учитывая то, как они поддерживали Майкла всю его жизнь и в течение нескольких лет после. Печально видеть, что кто-то делает такое ради славы, денег и из чистой жадности, несмотря на то, что Майкл Джексон делал для этих двух оппортунистов и их семей в течение многих лет. Но в конце концов истина восторжествует, и мир увидит Робсона и Сейфчака такими, какие они есть».

Высказался и Фрэнк Касио, также бывший на протяжении многих лет в детстве и юности другом Майкла. Что, впрочем, не помешало ему впоследствии сыграть весьма противоречивую роль в промоушене посмертного альбома «Michael», три песни из которого вызвали у фанатов большие сомнения в подлинности вокала. Тем не менее, в Твиттере он однозначно заявил следующее: «Пропагандистская информация, особенно предвзятая или вводящая в заблуждение, используется для продвижения или публикации определенной точки зрения. Почему Бретт Барнс, или я, или сотни других людей, у которых нет какого-то специального интереса, и у которых противоположные взгляды, не были приглашены выступить в этом «документальном» фильме?»

Брэд Сандберг, технический директор Майкла, работавший с ним 18 лет, одним из первых четко обозначил свою позицию. «Несколько слов о фильме на «Санденс». Я решил даже не упоминать название фильма, но я хочу поделиться небольшими выводами после разговора с одной из моих дочерей.
Вокруг премьеры поднялась небольшая шумиха, и она спросила, что я чувствую в связи с этим. Я немного подумал и сказал что-то вроде этого:

— Я не был с Майклом 24/7. Я никогда не утверждал, что был его лучшим другом. Но я очень хорошо его знал. У меня также был доступ к его личному пространству – я имею в виду, что я ведь протягивал провода от колонок под его кроватью. Я двигал коробки в его подсобках/гардеробных/санузлах, чтобы установить усилители. Я был в его апартаментах и отельных номерах, устанавливая танцевальные полы и звуковые системы. Я обставлял его личные лаунджи в студиях – и поддерживал их в порядке. Я видел его книги и журналы. Я видел его коллекцию кассет. Я был в таких местах — самых укромных местах – куда допускались очень немногие люди. Это было частью моей работы.

То же самое можно сказать о других звёздах и обычных людях, с которыми я работал. Доверие идёт рука об руку с работой в такой непосредственной близости от них, в самых укромных уголках их домов. Ты слышишь разговоры и комментарии. Ты знаешь, как сделать так, чтобы клиент чувствовал себя совершенно комфортно в твоем присутствии. Им просто нужны люди, которые оказывают разные услуги (в моём случае – по установке аудио- и видеосистем), в присутствии которых они не будут чувствовать, что за ними «подглядывают».

Я видел и слышал в ДРУГИХ домах вещи, которые были – скажем так – печальными. Но не в доме Майкла.

Ничего.

Честно, ничего.

Когда я начал делать семинары о моей работе и дружбе с Майклом, несколько человек упомянуло обвинения – и «а что, если…»

Мой ответ был – и остается – таким: если бы у меня был хоть намёк на подозрение, что Майкл чем-то обидел ребёнка, я бы не делал свои семинары.

Майкл был уникальным человеком. Я не знал его в детском возрасте, но я имел возможность хорошенько присмотреться к его взрослой жизни. У нас бывали очень приятные беседы с ним. Я слышал, как он отпускает забавные комментарии – но никогда ни оскорбительных, ни пошлых. Никогда.

Не моя работа защищать его или беситься из-за безвкусного фильма. Но я могу быть одним голосом, который скажет, что на протяжении 18 лет взаимодействия и дружбы с Майклом – будучи допущенным в самые укромные уголки, спальни, лаунджи, отельные номера, машины и т.д. – я не слышал и не видел ничего, что могло бы породить у меня даже тень сомнения. Ничего.

Был ли он идеальным? Нет.
Принимал ли он каждый день безупречные решения? Нет.
Был ли хоть малейший намёк на то, что он мог обидеть ребёнка? Совершенно точно нет.

Фильм пройдёт и сгинет, и попутно несколько человек сделают ехидные замечания в соцсетях. Что касается меня, я утверждаю, что горжусь – очень горжусь – тем, что работал в стольких местах на протяжении столь долгого срока с тем, кого я так уважаю. Я люблю делиться историями о работе в студии, о турах и о Неверленде. Мне нравится встречаться с его фанатами и вновь объединяться со старыми друзьями. Это благословение, что я был маленькой частью его команды – это подарило мне столько возможностей. Но больше всего я горжусь тем, что мы дружили».

Актриса Келли Паркер, сыгравшая девочку в фильме «Moonwalker», заявила: «Люди, которые верят Уэйду и Джеймсу — глупцы. Им нужно узнать правду. Майкл Джексон невиновен и всегда будет невиновен. Эти люди обанкротились и нуждаются в деньгах, поэтому они возвращаются к своим прежним словам — просто для того, чтобы нажиться».

Бывший менеджер Sony Music Дэн Бек свидетельствует: «В наших деловых отношениях с Майклом, которые много раз включали общение с детьми, мы никогда не видели ничего, что могло бы как-то обосновать эти утверждения. Мы все семейные мужчины, и дети — главное в нашей жизни. Я снялся в полнометражном фильме «Загадай желание», с участием тринадцати детей и около 100 членов их семей. Все происходило в Неверленде. Мне очень жаль, что люди не могли видеть в тот день, как Майкл обласкал эти семьи. Он был эксцентричным и рос в гостиничных номерах, с братьями и командой. Все жили не как у нас принято, жили как люди музыки и шоу-бизнеса. Это не нормальная жизнь. Но, как главный специалист по его маркетингу в компании Epic с 90-х по 96-й, я тогда был сверхчувствителен к этим обвинениям и следил за любыми косвенными признаками, которые могли бы их подтвердить. И я никогда не видел ни одного. Я остаюсь открытым для реальности, но я нахожу этот фильм ужасным: это просто попытка плохих актеров покуситься на его имущество».

Ряд знаменитостей также выступили не на стороне обвинителей. Так, журналист таблоида TMZ «поймал» в аэропорту звезду R-n-B Ne-Yo, который высказался о фильме и его создателях весьма критично. Наоми Кэмпбелл, знаменитая модель, на фоне скандала опубликовала романтичное видео о своей работе в клипе Джексона «In the closet». Аарон Картер, американский певец и актер, категорически заявил в Твиттере, что не намерен поддерживать фильм. Латиноамериканский режиссер Маркос Кабота, посетивший фестивальную премьеру, заявил в Твиттере: «Только что видел «LeavingNeverland». Как профессиональный режиссер, замечу, что это скорее издевательство, чем надлежащим образом снятый, беспристрастный документальный фильм. Не мог поверить словам обеих «жертв». Плохая игра. Временами стыдно. Режиссура и сценарий были еще хуже. 1/10″.


Но, пожалуй, самым трогательным и безыскусным свидетелем, вставшим на защиту Джексона в последние дни, стал Тэлан Зейтун, сын парикмахера и стилиста Майкла — Джанет Зейтун. Мальчик провел в окружении артиста первые 13 лет своей жизни. «Я был мальчиком в жизни Майкла Джексона, — так начинает он свой рассказ. — И ничего из того, в чем его обвиняют в этом документальном фильме, никогда не происходило».

«Я хотел написать и опубликовать это до премьеры фильма «Leaving Neverland» в воскресенье на фестивале Sundance. У меня были близкие отношения с Майклом Джексоном, когда я рос, но ничего из того, в чем его продолжают обвинять, никогда не случалось со мной. Я решил подождать, потому что мне было любопытно посмотреть, обретет ли фильм какую-либо популярность, учитывая прежние неудачные претензии Уэйда Робсона против Майкла Джексона. Конечно, пусть он расскажет свою историю снова. Истина и справедливость восторжествуют все равно.

Вскоре после его премьеры я быстро погуглил «Leaving Neverland», и нашел новости о том, что четырехчасовой документальный фильм сорвал долгие аплодисменты. В недоумении я искал хэштег в Instagram, чтобы увидеть кадры о том, как это все было, и вот они — Уэйд Робсон, Джеймс Сейфчак и режиссер фильма Дэн Рид — на сцене перед аплодирующей публикой. Я не знаю, хлопали ли зрители потому, что восприняли их как «выживших жертв», делающих публичное заявление, или потому, что фильм оказался действительно хорош, или по обеим причинам; но я мог думать только о том, что их стратегия, к сожалению, сработала.

Внимание к жестокому обращению с детьми и обеспечение их безопасности, чтобы они могли говорить, жизненно важно. Но использовать Майкла Джексона как средство для этого — неправильно. <…> Давайте проясним: Майкл Джексон сталкивался с публичными интервью, он отвечал на трудные вопросы, он соглашался на объяснения в документальных фильмах, он выдержал 10-летнее расследование ФБР, и он появился в восемнадцатимесячном уголовном процессе, пока его не оправдали, признав невиновным по всем четырнадцати обвинениям в злоупотреблениях. И вот двенадцать лет уголовных расследований и государственных судебных разбирательств могут быть полностью отменены СМИ <…>

Я был частью жизни Майкла со дня моего рождения в 1987 году и до 2001 года. Последний раз, когда я был буквально рядом с ним, случился за кулисами в Стейплс-центре в Лос-Анджелесе, когда мимо меня катили его гроб. Я хорошо знал его, потому что моя мама, Джанет Зейтун, его единственный парикмахер в то время, знала его еще лучше. Можно сказать, что они были как брат и сестра. Моя мать была одной из немногих не членов семьи, приглашенных на частную поминальную службу на кладбище за несколько часов до публичной панихиды в центре Лос-Анджелеса. Майкл чувствовал себя очень комфортно с моей матерью, потому что она заставляла его смеяться, в отличие от всех остальных, не говоря уже о том, что она была невероятна в своем ремесле. Когда-то Майкл даже написал ей, что она «Микеланджело причесок».

С 80-х, 90-х и до начала 2000-х моя мама путешествовала по миру с Майклом. Она была рядом с ним, укладывая ему волосы на съемочной площадке, в раздевалках, за кулисами на его концертах, в его доме, в самолетах, в гостиничных номерах, в автомобилях и даже в Неверленде. Когда моя мама была беременна мной в 1986 году, Майкл сказал ей, что у нее будет мальчик; и в день моего рождения он отправил лимузин в наш дом, наполненный подарками. С тех пор моя одинокая, трудолюбивая мать, которая хотела проводить со мной как можно больше времени, часто брала меня с собой на работу. Поэтому я вырос на съемках музыкальных клипов Майкла, я играл со своими игрушками на полу в его гардеробных, и он иногда приходил к нам домой, чтобы сделать прическу. Когда я стал немного старше и научился ходить, то меня посылали за конфетами для Майкла между его концертными репетициями. Майкл заставлял всех остановиться и терпеливо ждать, пока я не покажу ему дорогу на сцену. Я даже помню, как пел ему «Я просто не могу дождаться, чтобы стать королем» (так стыдно!) Но он уделил мне все свое внимание и улыбнулся. Я ездил в Неверленд, несколько раз и Майкл тоже был там, и он провел для нас полный тур по своему дому.

Помню, что на моем любимом гольф-каре была эмблема Питера Пэна. Помню его конфеты в кинотеатре, чтобы вы могли пойти за прилавок и посмотреть фильм, какой захотите. И как я ехал на большом поезде с паровозом, который доставлял тебя с одного конца ранчо на другой. И большую пузатую свинью по имени Петуния тоже помню, и что мне разрешили дать имена олененку и кролику… Я выбрал Кадди и Тампер; оригинально, я знаю, но Майклу нравились эти имена.

В отличие от Робсона или Сейфчака, я не был у всех на виду. Единственной публичной вещью было то, что Майкл обнародовал нашу совместную фотографию в 1995 году на развороте фотобука. Четырнадцать лет спустя опекун его детей узнал меня за кулисами в «Стэйплс-Центре» во время поминальной службы и сказал, что эта фотография была одной из любимых Майклом <…>

Я помню, как покинул Неверленд счастливым ребенком, которому не терпелось вернуться. Я помню, как говорил маме, что хочу устроить там еще одну вечеринку по случаю дня рождения, или что снова хочу потусоваться с Майклом. Большая часть моего опыта с Майклом пришлась на 90-е годы, когда началось расследование ФБР по обвинениям в растлении малолетних. Зная теперь про эти обвинения, которые были выдвинуты против него, я не думаю, что моя заботливая и хорошо осведомленная мать позволила бы мне продолжать слоняться вокруг Майкла или отправиться в Неверлэнд, если бы она не доверяла ему.

Я твердо верю, что Майкл не сделал такой ошибки. <…> Потому что я тоже помню, как покинул Неверленд, как и моя мать, как и многие люди в его жизни, которые были бы рады высказаться в фильме с таким общим названием — «Leaving Neverland» <…> Любой заслуживающий доверия режиссер, который ищет правду, проявит должную осмотрительность и представит полную историю из тщательно отобранных и содержательных источников. Если бы у меня имелось четыре часа экранного времени, то, уверен, всем бы в нем нашлось место. Вот почему я глубоко разочарован в HBO и Channel 4 UK за то, что они взяли фильм в эфир. Медиасети купились на ложь и будут нести ответственность за распространение сомнительной ленты, основанной на сильно искаженном мнении избранных, которых, тем не менее, многие зрители сочтут правдивыми. Хорошо сыгранные истории Робсона и Сейфчака схожи с историями настоящих жертв растления, которые посмотрят фильм. Это умный, но нечестный способ извлечь выгоду из уязвимостей нашего общества. <…> И все это движется на волне важных движений #MeToo и #TimesUp, и провоцирует в умах недальновидное уравнение, на которое многие люди думают, что у них уже есть ответ: «Майкл Джексон» плюс «всегда быть рядом с детьми» равно «быть растлителем». Результат? Побочный продукт лжи, измазанный тонким слоем правдоподобности, призванный разозлить средства массовой информации и поддержать самопровозглашенных жертв <…>

Я призываю вас взять на себя ответственность за поиск истины <…> Использование обстоятельств, противоречивое использование контента и манипулирование средствами массовой информации — все это может быстро аннулировать судебный вердикт и навсегда оспорить правду. Это лазейка в нашей цифровой экосистеме, которая фактически определяет судьбу человека, и именно этот механизм использует «Leaving Neverland», особенно когда на карту поставлены деньги. Это в конечном счете разрушит его семью, опорочит его наследие и уничтожит его артистизм. Если вы думаете, что эта маленькая уловка не зайдет так далеко, ну, для начала: она уже убила Майкла Джексона.

Однажды Майкл подписал мне письмо на бланке Неверленда. Там было написано: «от вашего покровителя и старшего брата Майкла Джексона». Теперь я, в свою очередь, хочу защитить его, рассказав свою историю, потому что я торжественно клянусь, что этот добросердечный гений был невиновен. Если бы было иначе, я бы наверное знал это».

(русские субтитры можно включить в настройках видео)

11 мысли о “«I was a boy in Michael Jackson’s life»

  • 07.02.2019 в 20:27
    Permalink

    Огромное спасибо за подборку и качественный перевод! Проделали очень нужную работу, потому что читать оригиналы в автопереводе с разных источников мало кто хочет, а правда и разные мнения должны быть на всех языках и доходить до сознания без языковых проблем. СПАСИБО!

    Ответить
  • 08.02.2019 в 08:14
    Permalink

    Лена, спасибо, что нашла время все это перевести и собрать в такой информативный пост. Очень жаль, что Омер молчит.(((

    Ответить
  • 09.02.2019 в 23:44
    Permalink

    Очень хорошо все собрано воедино. Спасибо большое за ваш труд!

    Ответить
  • 07.03.2019 в 13:52
    Permalink

    Только что посмотрел фильм. Как я и думал — никакой фактики, а выдумка(причём местами совместная)

    Ответить
  • 13.04.2019 в 17:42
    Permalink

    30 мин. 52 сек. (титры RUS ) не МД, а, MJ ! Исправить!

    Ответить

Оставьте комментарий