Все, что нужно знать о новом документальном фильме Leaving Neverland

Все, что нужно знать о новом документальном фильме Leaving Neverland

Автор: Джо Вогель

После смерти Майкла Джексона в 2009 году Уэйд Робсон – бывший хореограф и обвинитель по делу о домогательствах, которое стало главной темой нового скандального документального фильма Leaving Neverland – написал в память о своем друге такие слова:

«Майкл Джексон навсегда изменил мир и в частности мою жизнь. Он подвигнул меня на занятия танцами, написание музыки и зажег во мне веру в искреннюю доброту человечества. Он был моим близким другом 20 лет. Его музыка, его движения, его личные слова вдохновения и поддержки, а также его безусловная любовь будут жить во мне вечно. Я буду безмерно скучать по нему, но я знаю, что он обрел покой и очаровывает небеса своими мелодиями и лунной походкой».

Читать далее
«I was a boy in Michael Jackson’s life»

«I was a boy in Michael Jackson’s life»

Скандал, связанный с показом на американском независимом кинофестивале Sundance (штат Юта) нового документального фильма о Майкле Джексоне, продолжает развиваться. Среди новых отзывов все чаще звучат голоса возмущения и гнева. И это не только протесты от имени семьи певца (напомним, один из его племянников, Тадж Джексон, объявил сбор средств на съемки фильма, в котором намерен рассказать всю правду о гонениях и клевете на артиста). И не только петиции против показа фильма, которые призывают подписать фанаты. Все больше высказываются люди, с которыми артист жил, работал, близко общался. Дети, взрослые, друзья, сотрудники и партнеры. Премьера фильма на телеканале НВО (и ряде других), которая должна состояться в марте, обещает новую волну непримиримых дискуссий. Редакция сайта michaeljackson.ru собрала подборку мнений, появившихся в прессе и в соцсетях в последние две недели.

Читать далее

Он любил сильнее

Он любил сильнее

Эта история рассказана поклонницами из Германии, которые приехали поддержать Майкла Джексона в 2004 году, когда ему были предъявлены обвинения в совращении ребенка. История очень личная, и можно понять, почему ее участницы долгие годы хранили эти воспоминания при себе.

Когда Майкла обвинили в преступном поведении, многие задавались вопросами, что стоит за этими обвинениями и как они скажутся на жизни и психике предполагаемых жертв. Но почти никто не задумывался о том, как переживает их сам Майкл. И лишь после его смерти очевидцы стали рассказывать о том, чем для него стали те два года.

Он любил сильнее

Бригитта Блемен, Марина Доблер, Стефани Гросе, Соня Винтерхоллер, Германия

Стефани, Соня, Марина и Гитти у ворот Неверленда
Стефани, Соня, Марина и Гитти у ворот Неверленда
Поначалу мы были шокированы событиями, которые разворачивались перед нашими взорами, и просто не могли поверить в то, что Майклу придется вынести подобные обвинения, клевету и боль во второй раз в жизни. Хотя обвинения были нелепыми и очевидно сфабрикованными, обвинить его в столь ужасной вещи, как насилие над ребенком, и убедить в этом весь мир через некомпетентных журналистов – это самое ужасное, что можно было с ним сделать. Мы знали, что это разбило Майклу сердце, особенно когда так называемые «друзья» отвернулись от него в час нужды и даже многие поклонники не знали, чему верить, и предпочли уйти в тень, пока ситуация не прояснится.

Но мы понимали, что нужно было действовать – нужно было как-то показать ему, что есть еще люди, которые не верят в то, что говорится. Поэтому, как только назначили дату первой явки в суд в январе 2004 года, ничто не могло удержать нас от поездки в Калифорнию.

В Санта-Марии мы с ужасом увидели целую армию людей: вертолеты, летавшие над зданием суда в поддержку медийной вакханалии с сотней журналистов со всех концов мира, и несколько сотен зевак, осадивших территорию. Обстановка была, мягко говоря, беспорядочной. Мы с облегчением нашли в толпе знакомые лица поклонников, стоявших у барьеров с призывами к вере и любви, написанными для моральной поддержки Майкла в этот страшный день.

Когда Майкл прибыл и прошел в здание, нам показалось, что он выглядел уверенным, решительным и сильным, и он укрепил наше впечатление, когда на обратном пути поприветствовал поклонников у ограды и даже запрыгнул на крышу машины, чтобы его было лучше видно. Откровенно говоря, его вид нас приободрил и немного усыпил наши тревоги. Но сердцем мы знали правду – глаза не могли нас обмануть.

Читать далее